aif.ru counter
2476

Игорь Парфёнов: «Быть лучшими – одна из наших главных традиций»

АиФ Здоровье №51. Пение укрепит детский иммунитет 17/12/2015
© / Петр Чернов / РИА Новости

Для столь солидного возраста больница выглядит на редкость современно. О богатой истории учреждения напоминают разве что старинные корпуса и архивные фотографии, ставшие частью экспозиции больничного музея. За долгий век существования Боткинской в ней сформировалась своя медицинская школа, имеющая славу не только в России, но и за рубежом.

Но времена меняются. Настолько важны для сотрудников этого легендарного лечебного учреждения вчерашние традиции сегодня, в век высоких технологий?

С этого вопроса мы и начали беседу с заместителем главного врача Боткинской больницы по лечебной части, доктором ­медицинских наук, профессором Игорем Парфёновым.

На передовых позициях

Василиса Андреева, «АиФ. Здоровье»: Игорь Павлович, имеют ли для вас значение традиции или сейчас, в век высоких технологий, они не важны?

Игорь Парфёнов:  Да, имеют, и очень большое. Наша больница изначально основывалась как самая передовая в Москве. Её будущий первый главный врач Фёдор Александрович Гетье ездил в Европу, чтобы изучить опыт лучших клиник и перенести его на базу своего учреждения. Идея концентрации всего самого передового была изначально заложена в проект Боткинской больницы, и она сразу стала одной из ведущих лечебниц Москвы и России. Это планка, которую нельзя опускать. Быть лучшими — одна из наших главных традиций. Мы хотим оставаться лучшей больницей Москвы, и, надеюсь, у нас это получается.

—  Какими из последних технологических достижений вы можете гордиться?

—  Боткинская больница многопрофильная. У нас оказывается медицинская помощь по самым разным направлениям: хирургия печени и поджелудочной железы, колопрок­тология, кардиохирургия, эндоваскулярная и сосудистая хирургия, хирургия аритмий. Если мы говорим о нейрохирургической клинике, то это и нейротравма, и нейрохирургия опухолей и врождённой сосудистой патологии. При этом используются все самые современные методики — нейронавигация, нейрофизиологический мониторинг, операционный микроскоп. Наша гордость — робот-ассистированные операции на современном хирургическом комплексе «Да Винчи».

—  У вас даже главный врач (один из лидеров хирургической гепатологии и панкреатологии, доктор медицин­ских наук, профессор Алексей Шабунин. — Ред.) оперирует, что бывает не так уж часто...

—  Я и сам хирург, и могу сказать так: если главный врач — хирург, то для больницы это хорошо. Потому что это люди очень ответственные, умеющие концентрироваться на каждой детали, но при этом способные видеть всю картину в целом. Как подготовлена операционная, всё ли готово к операции, в каком состоянии оборудование, какого качества расходный материал — ничто не ускользнёт от взгляда опытного хирурга. Это не только постоянная тренировка ума, интеллекта, быстроты реакции, хирургической памяти, это особая организация мозга, которая позволяет оценить механизм функционирования всей больницы и каждого её отдельного звена.

Школа врачебного «рукоделия»

—  Сегодня все говорят об открывшемся в вашей больнице симуляционном центре. Как вы думаете, почему он появился именно в Боткинской?

—  Наша профессия состоит из теоретических знаний, которые требуют постоянного обновления, пополнения и совершенствования, в том числе практических навыков врачебного «рукоделия», которые необходимо развивать и укреплять. Понятно, что делать это на живых людях — не лучший вариант.

Для этого и был создан многофункциональный симуляционный центр. Почему у нас? Потому что в многопрофильной больнице работают ведущие специалисты почти по всем направлениям. Кроме того, на базе Боткинской больницы находятся 6 специализированных городских центров. Это база 28 кафедр 4 ведущих учебных заведений страны.

—  Есть ли уже первые результаты работы вашего симуляционного центра?

—  Учебные занятия в симуляционном центре начались ещё в сентябре, и за это время у нас прошли обучение уже более 100 курсантов по различным направлениям — базовый и продвинутый курс лапароскопической хирургии, сердечно-лёгочной реанимации, эндоурологических операций, курс по развитию сестринских навыков. Ждём новых учеников.

—  Читала восторженный отзыв лор-врача, посетившей ваш центр. Она пишет, что, работая буром, физически ощущала кость пациента. «Они живые!» — пишет она о симуляторах (анатомические модели всех органов и частей тела человека. — Ред.)...

—  Абсолютно верно, компьютерной программой в тренажёре заложена обратная связь. Это симуляторы высшего уровня реалистичности. То же можно сказать и о роботах-манекенах, которые демонстрируют поведение живого человека: мы видим изменения давления, пульса, реакцию на введение тех или иных лекарственных средств, у них появляется кровь, они стонут, у них текут слёзы, они, наконец, могут умереть. Да, здесь всё по-настоящему, и всех это потрясает. Роботы реагируют на всё, почти как живые люди. Кроме того, все занятия записываются на видеокамеры, и потом происходит дебрифинг — подробный анализ ошибок, «разбор полётов».

В некоторых программах указание на ошибки заложено изначально. Есть также программы для продвинутых специалистов, которые стремятся усовершенствовать тот или иной навык. Скажем, врач владеет лапароскопической хирургией органов брюшной полости, но хотел бы освоить хирургию забрюшинного пространства или другие направления хирургии. Такие возможности у нас есть.

Боткинская больница.
Боткинская больница. Фото: АиФ/ Валерий Христофоров

Без крови и боли

—  Какие у Боткинской планы и перспективы?

—  Кроме улучшения количественных показателей мы активно работаем над качеством оказания медицинской помощи и её доступностью. Среди первостепенных задач — повышение качества диагностики и лечения за счёт внедрения новейших методик по нейрохирургии, офтальмологии, роботической и лапароскопической хирургии, оториноларингологии и другим профилям.

А вообще наша основная надежда связана с расширением возможностей малоинвазивной, минимально травматичной хирургии, когда сложные операции делаются без большого разреза, практически без крови и боли. Когда операции в её привычном понимании вообще нет.

—  Странно слышать такое от хирурга...

—  Вовсе нет. Благодаря распространению практики малотравматичных методов лечения сокращается средняя продолжительность лечения и уменьшается вероятность осложнений после операций.

Помню времена, когда только появилась лапароскопическая хирургия. Тогда далеко не все мои коллеги были готовы воспринять её всерьёз. Ещё несколько лет назад даже вообразить было сложно то, что сейчас возможно сделать с помощью эндоскопической техники и современных методик. Это сложнейшие манипуляции — резекция печени, поджелудочной железы, почек, предстательной железы, гастроэктомия, удаление сегментов желудочно-кишечного тракта...

Мало того, не только удаление, но и восстановление и реконструкция органов осуществляются лапароскопически, в том числе с использованием нашего «умного» робота «Да Винчи».

Раньше считалось: чем больше доступ, чем больше разрез, тем больше хирург. Сейчас ровно наоборот: чем меньше разрез — тем больше хирург.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы