aif.ru counter
28.11.2016 00:05
535

Что на свете всего важнее? На лекобеспечении не стоит экономить

Лекарственное обозрение № 22. Фармрынок: закон и практика 26/11/2016

Однако похвастаться крепким от природы здоровьем могут немногие. Поэтому тема лекарств и их доступности волнует практически всех.

Наш эксперт – доктор фармацевтических наук, профессор, заведующий кафедрой организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики, заведующая лабораторией фармако­экономических исследований НИИ фармации Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Роза Ягудина.

Большие траты бывают выгодными

Елена Нечаенко, «ЛекОбоз»: Роза Исмаиловна, несмотря на то что качество лекарств растёт, почему-то люди не становятся здоровее. Как можно объяснить это явление?

Роза Ягудина: Между двумя этими понятиями, на мой взгляд, нет связи. Ведь лекарства нужны не здоровым, а больным людям. Просто сегодня выросли возможности диагностики, тогда как раньше многие болезни просто своевременно не выявлялись. Международная классификация болезней (МКБ) становится год от года всё объёмнее – за счёт не только самих болезней, но и её подвидов (например, появившихся в последнее время разновидностей рака молочной железы, колоректального рака и других заболеваний).

Но если говорить об эффективности современных препаратов, то она очень высока. Например, если раньше срок жизни при некоторых видах рака составлял несколько месяцев, то теперь это  годы. Больные сахарным диабетом, по статистике, сегодня живут даже дольше, чем в целом в популяции, как благодаря лекарствам, так и тому, что они лучше контролируют своё здоровье. Или взять гепатит С. Ещё 10 лет назад от этой болезни люди погибали. Но сегодня есть препараты, позволяющие полностью вылечить эту болезнь.

– Раз инновационные препараты стоят крайне дорого, посильно ли такое бремя для нашей экономики? Тем более что дорогих препаратов на всех всё равно не хватит.

– А на всех и не нужно. Инновационные лекарства нужны не всем, а строго определённой группе больных. Вот, например, взять новое направление, такое как иммуноонкология. Иммунные препараты не нужны всем больным, а только тем, у кого повышена активность определённого гена. Для остальных они будут бесполезны. Но зато для тех, кому они показаны, будут очень эффективны.

Расходы государства на лекарства растут и будут расти, и это хорошо. Здоровое, неболеющее население – залог эффективно работающей экономики. А экономить надо не на инновационных лекарствах, а на дженериках. Также очень важно, чтобы система контроля качества работала так, чтобы некачественный препарат просто не мог появиться на рынке.

Было бы очень печально, если бы тот прогресс, который сегодня достигнут в фармакологии, обошёл нашу страну стороной. Конечно, ни одна страна в мире не может обеспечить своих граждан всеми существующими лекарствами. Каждое государство рассчитывает свои возможности и потребности своих граждан и, исходя из этого, делает свой выбор. Конечно, расходы на лечение с каждым годом растут, но и продолжительность жизни людей растёт. Однажды исследователи подсчитали, что в XX веке человечество старело каждую минуту на 45 секунд. Поэтому экономить на дорогих инновационных лекарствах нельзя. Как говорится, «лучше человек без денег, чем деньги без человека». Кроме того, говоря о дорогих лекарствах, надо учитывать не только их фактическую стоимость, но и те дополнительные траты, которых их применение помогает избежать: затрат на больничные и госпитализацию, в частности. И вообще, я хочу подчерк­нуть, что лекарственное обеспечение – не та область, где нужно экономить. И расходы там обязательно будут расти. Но зато люди станут жить дольше.

Надо ли контролировать фармкомпании?

– А действительно ли оправданны заоблачно высокие цены инновационных препаратов?

– Этого, увы, никто не может посчитать, ведь в цену препарата закладывается стоимость тысяч исследований, приведших к созданию той самой целебной молекулы. Причём далеко не каждое исследование бывает продуктивным – иногда годы работы учёных проходят впустую. Кто-то же должен эту работу финансировать. Поэтому год от года стоимость инновационных препаратов сильно растёт.

Однако, безусловно, фармкомпаниям нельзя давать полную свободу. Нужно достичь баланса между обществом, желающим приобрести лекарства, и компаниями, желающими продать свой товар. Так, в позапрошлом году в «Нью-Йорк таймс» вышла большая статья с призывом к необходимости сдержать рост цен на инновационные лекарства. Комитет по финансам США запросил у фармкомпаний обоснования такой высокой стоимости препаратов. То же произошло и во Франции. Надо надеяться, что этот процесс даст свои результаты.

– Кого должно поддерживать государство – фармкомпании или потребителя?

– Здесь не может быть двух точек зрения – государство должно поддерживать своё население. Но, делая это, оно тем самым оказывает поддержку и компаниям. Ведь без их продукции невозможна забота о населении. По­этому здесь важен баланс. Вот, например, сейчас идёт разговор о необходимости проиндексировать цену препаратов, стоящих дешевле 50 рублей. Конечно, это надо сделать! Либо мы отпустим цены на них, подняв их стоимость на 15–20%, либо вовсе останемся без этих препаратов.

Заботясь о населении, государство создало систему поддержки тех больных, которые сами не в состоянии купить дорогие лекарства. Для этого был создан льготный перечень препаратов, входящих в список ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарст­венные препараты). У включённого в этот перечень препарата цена замораживается и весь год, несмотря ни на какие скачки курса валют, остаётся неизменной.

– Что ещё конкретно делает государство для людей, нуждающихся в дорогом лечении?

– Есть государственная программа «7 высокозатратных нозологий» – самая лучшая из когда-либо реализованных в России программ по здравоохранению. Люди, чьи заболевания входят в неё, обеспечиваются лекарствами бесплатно. 

Например, в одну из этих болезней входит гемофилия – больные ею раньше погибали, а сейчас живут активной жизнью (даже поднимаются на Эльбрус). Есть программа ОНЛС (Обеспечение необходимыми лекарственными средствами), по которой 3,5 млн человек получают льготные лекарства. 

К сожалению, остальные из 15 млн человек предпочли участию в этой программе денежную компенсацию, что, увы, не лучшим образом отразилось на эффективности работы программы в целом.

– Как объяснить эффективность препаратов, которых с научной точки зрения никто не проверял? Речь идёт о лекарствах типа корвалола или цитрамона.

– Действительно, эти лекарства используются практически только в России, и сложно сказать, что есть научно обоснованные данные об их эффективности. Но, несмотря на это, многие люди (особенно пожилые) их применяют и они им, по их словам, отлично помогают. От одного вида привычного лекарства человеку уже становится легче. Объяснить это можно по-разному, в том числе и иначе, чем эффектом плацебо. Как сказал один уважаемый специалист, что бы мы ни говорили о неэффективности и небезопасности ряда лекарственных препаратов, они уйдут с рынка только вместе с той частью населения, которая привыкла их применять.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество