aif.ru counter
1454

Уроки онлайн. Эксперт о плюсах и минусах «дистанционки»

«Дистанционка» для школьников — вынужденная мера в условиях пандемии. В родительских чатах обсуждения нового онлайн-формата учебы частенько переходят в настоящие в баталии. А что же дети? «А детям нравится», — уверен академик РАО, директор Центра образования № 109 Евгений Ямбург.

«Это цифровое поколение, они с планшетами почти родились. Сложно учителям, родителям, бабушкам и дедушкам — всем тем, кто из другой эпохи», — считает педагог.

В чем инновационный прорыв онлайн-учебы?

Дистанционное обучение давно уже стучится во все двери. Например, большинство ребят с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) посещают такие виртуальные уроки постоянно. 

Мария Егорова, АиФ.ru: ​Дистанционное обучение детей с ограниченными возможностями здоровья — сравнительно новый способ оказания образовательных услуг. Однако уже сейчас можно определить плюсы и минусы такой системы. Каковы, на ваш взгляд, достоинства дистанционной учебы для детей с ОВЗ и педагогов и, соответственно, недостатки?

Евгений Ямбург: Внедрение дистанта (дистанционного обучения) — это уже очень хорошая тема для обсуждения, именно здесь идут очень интересные инновационные прорывы, которые я наблюдаю. 

Я могу сказать, что детей без проблем почти нет. И в этой ситуации я доверяю Союзу педиатров, почетным членом которого являюсь. У нас реально сегодня абсолютно здоровых детей только 12,5%.

Начнем с того, что для того, чтобы реально работать с ребенком, недостаточно усилий логопеда, психолога, учителя, эти вещи надо продолжать дома. Потому что те упражнения, которые делаются для коррекции в школе или в группе продленного дня, должны иметь домашнее продолжение. Но до сих пор всего этого не было, потому что очень многие родители с утра до ночи заняты на работе. И в этом смысле это был, конечно, ущерб. А теперь — не было бы счастья, да несчастье помогло: родители сейчас находятся дома, и дети могут работать в команде с ними. И вот дистант это позволяет делать. 

Особенно подчеркиваю роль «дошколки», потому что там основные вещи происходят, там каждая неделя и каждый месяц стоят многих лет. Упустишь там — потом не наверстаешь. Это касается формирования психических функций ребенка, логопедических его достоинств и так далее. И вот этот дистант позволяет фактически налаживать индивидуальную работу, потому что в школе трудновато, все-таки там группа работает. 

Очень много детей сегодня с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью (СДВГ). Там свои методики и способы работы. А учитывая, что мы имеем реальную ситуацию инклюзии и это записано в законе об образовании, любой родитель имеет право ребенка с любыми ограничениями привести в обычную школу. И поэтому у учителя в одном классе может сидеть один ребенок с имплантом в ухе, другой ребенок — с СДВГ, а третий — на коляске с ДЦП, но с сохранным интеллектом. И вот попробуй в одном классе, где все они разные, учить: это и время, и усилия, внимание учителя распыляется. А дистант позволяет в индивидуальном режиме обучать онлайн, это очень эффективно. Я не хочу сказать, что так должно быть всегда, существует еще и личное общение. Нужно ребенку и руку на плечо положить, у нас сегодня этого нет по понятным причинам, но есть другой опыт. 

— Как происходит подготовка педагогических кадров для работы с детьми с ограниченными возможностями здоровья?

— Это проблема, причем проблема с историей. Я представитель группы разработчиков нового профессионального стандарта образования. И я этим занимаюсь профессионально. И фактически этот стандарт был уже принят в 2013 году, в него я и мои коллеги закладывали новые компетенции для педагогов. Например, сегодня мало быть только историком, физиком или математиком, это черный хлеб. Сегодня нужно владеть психолого-педагогическими компетенциями, которые позволят работать с таким пестрым и неоднородным, как говорят ученые, гетерогенным составом учащихся, потому что контингент учеников изменился. Мы эту работу проделали, но с чем мы столкнулись? Вузы оказались не готовы. Менять нужно стандарт высшей школы. И я глубоко убежден и настаиваю, что на любом факультете, где готовят педагогов, — физиков, математиков, историков — надо читать основы дефектологии. Это серьезная вещь. Это первое. 

Второе: уже в конце 1990-х годов заработали психологические службы, медико-психолого-педагогические службы, а потом началось сокращение педагогов-психологов, дефектологов. Сегодня спохватились, и уже принято решение вернуть дефектологов. Восстановили бюджетное финансирование этой специальности. Но во многих вузах только началось обучение студентов. Это значит, что эти специалисты войдут в школы только через 4-5 лет. Это большая беда. Поэтому мы распространяем свой опыт и ведем, не отходя от реального учебного процесса, обучение педагогов, которые должны быть просвещенными и заменить дефектологов, психологов там, где их нет в наличии. 

Должны ли родители делать уроки вместе с детьми?

— Среди минусов дистанционного обучения часто называют полную свободу действий ребенка. Действительно, если за ребенком не следить, то он, вполне вероятно, вообще забросит учебу. Какова роль родителей в процессе дистанционного обучения?

— Родителям ни в коем случае нельзя отводить роль «человека с ремнем». В дистанционном обучении мамы и папы являются нашими партнерами. Мы передаем им методики, передаем специальные тетради с печатной основой, делимся способами тренировки ребенка, которые он должен продолжать после того, как занятие закончил педагог. Это работа родительская, которая сводится не к контролю, а к оказанию действенной помощи под руководством специалиста. Вот роль родителей сегодня, которые действительно хотят помочь ребенку.

— Многие родители жалуются, что детям очень много задают. Как вы считаете, так ли это?

— Раз сложилась у нас такая ситуация сегодня, то у нас есть два способа обучения. Это электронный способ, когда можно снять урок, послать задание, есть, наконец, электронный дневник, где можно кроме заданий даже провести проверочные тесты. Но высшая форма, к которой мы все сейчас стремимся, — это онлайн-работа в прямом эфире, что называется, когда ребенок может задать вопрос, а не бедный родитель пытается сам ответить. Нельзя перекладывать все на плечи родителей, их не учили этому. Они зачастую не знают ни современного содержания, ни методик, у них в голове стереотип предыдущих лет, как их учили в школе, а там одна дрессура шла. 

Я читаю чаты родительские, и, безусловно, многие их требования справедливы. И задания нужно давать такие, чтобы ребенок по санитарным нормам не более 30 минут один предмет выполнял. Поэтому это вопрос к грамотной организации расписания. Кстати, в одной семье может быть несколько детей. Вот, смотрю, в моей школе урок для малышей идет с 8 утра, потому что дети маленькие — ранние пташки, а у детей старшего возраста занятия начинаются с 11 часов.

Как не посадить глаза?

— Дистанционное обучение — это работа за компьютером. Есть ли какие-то временные нормативы насчет того, сколько ребенок должен находиться перед монитором? 

— Конечно. Если мы берем ребенка дошкольного возраста, то не более 9 минут. Если ребенок старших классов, то не более 20-25 минут. Иначе мы посадим глаза. Поэтому здесь изощренная работа учителя, который готовит презентацию, видеоматериал так, чтобы выделить главное и существенное. В этом бешеный труд учителей. Я преклоняюсь перед трудом врачей, ведь моя работа идет и с врачами, и с педагогами, потому что у меня есть целое подразделение, которое работает с больными детьми. 

Мы работаем с Национальным медицинским исследовательским центром детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева, с Детской республиканской, Морозовской больницами. Это все московский проект, и мы его начали. Сейчас уже в 34 регионах по нашему примеру работают такие школы. И мы подготовили таких учителей. В этих больницах вообще нет книг, там дети работают с планшетами. Мы оказались готовы, поэтому работаем в рамках тех санитарных норм и не больше. 

— Как и когда будем завершать учебный год?

— Если говорить о сроках, то как будет, так и будет. Я не Ванга, но у меня ощущение, даже судя по тому, что отменено сейчас празднование Дня Победы, что мы будем продолжать работать в дистанционном режиме и так завершать учебный год. 

Мешает ли это подготовке? Думаю, нет, потому что и демонстрационные варианты ОГЭ/ЕГЭ вывешены на сайтах, а вот как раз занимаясь онлайн, ребенок может задать вопрос. Подготовка идет, и она индивидуализируется. А каким будет формат сдачи испытаний? Скажут — дистанционно, будем принимать дистанционно. Для меня вопрос не в сроках сдачи, а в наращивании компетенций учителей в этих условиях. А дети, кстати, лучше нас адаптируются. Посмотрите вокруг: везут малыша в коляске, ребенок — в памперсе, во рту — пустышка, а в руках — планшет.

Сегодняшняя ситуация — это очень серьезный вызов нам всем, в том числе системе образования, она требует определенных навыков. На обычном уроке проще, когда видишь детей, а дистанционно, например, создать презентацию, сложнее. Учителя валятся с ног, но понимают, что сейчас только так можно работать. Конечно, нужно потерпеть, но Москва точно готова к подобным вызовам и с технической точки зрения, и оснащенностью, и высокоскоростной интернет есть. Но шероховатости есть, их не может не быть, это как фронтовая обстановка.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы