aif.ru counter
9095

Не умеют даже ловить мяч! Учитель о разнице между школьниками разных времён

Каждое поколение взрослых сетует на то, что в их время дети были умнее, здоровее, культурнее, а современная молодёжь только и делает, что деградирует у всех на глазах. Конечно, это не так. Иначе при таких темпах деградации что бы с нами уже было? Наши дети не хуже и не лучше. Они — другие. Какие — об этом рассуждает Марина Думина, учитель начальных классов лицея № 1502.

Не спортсмены

Юлия Борта, АиФ.ru: Марина Сергеевна, врачи говорят о том, что в 1 класс многие дети приходят уже часто не совсем здоровые, а в школе остатки здоровья теряют. В чём разница — ведь и раньше в школе сидели за партой, и сейчас сидят…

Марина Думина: Да, разница в здоровье между современными детьми и их сверстниками лет 20–30 назад колоссальная и видна сразу. В первую очередь, это связано с нарушениями в работе опорно-двигательного аппарата. Дети мало двигаются, мало гуляют, проводят много времени за ТВ и компьютером, телефоном. Не у всех родителей есть возможность водить детей на спортивные секции. Хорошо, если ходят в детский сад, где есть занятия физкультурой и прогулки, но многие сидят дома до школы. При этом родители не обращают внимания на то, как ребёнок сидит, некоторые часами лежат с гаджетами в руках в мягких бесформенных креслах типа мешков… Всё это отрицательно влияет на осанку — ведь мышцы спины слабеют. И когда такие дети приходят в школу, то появляется первая проблема — они не могут высидеть урок с прямой спиной, низко склоняются над партой, чтобы писать.

Вслед за испорченной осанкой развиваются нарушения в работе внутренних органов, дети чаще болеют.

С неумеренным доступом к ТВ, компьютерам и недостатком прогулок связано и слабое зрение. И в школе проблемы со зрением только нарастают. Если раньше 1–2 ребёнка в классе имели близорукость, то сейчас практически каждый родитель подходит и говорит, что его ребёнка нужно посадить на первую парту. Например, у меня в классе сейчас 7 детей, которым рекомендовано сидеть на уроке не далее 1–2 парты. А у меня даже возможностей нет таких, чтобы всех рассадить в первых рядах.

И общий иммунитет у ребят теперь слабее. Раньше таких массовых эпидемий гриппа и респираторных заболеваний осенью мы не замечали. Сейчас кто-то чихнул — и полкласса заболели.

Наконец, заметна такая общая изнеженность детей, которая особенно сказывается во время уроков физкультуры. Очень многие не могут сдать нормативы, положенные для их возраста. В начальной школе редко кто из детей умеет прыгать через скакалку. Редко кто умеет поймать мяч правильно. Практически никто не умеет отжиматься, если ребёнок отдельно не посещает спортивную школу. А родители вместо того, чтобы заняться физической подготовкой ребёнка, начинают добывать у врачей справки для освобождения от физкультуры, дабы несчастное дитё не мучилось. И тем только усугубляют проблему.

Фото: www.globallookpress.com

Читают все?

— Сейчас к логопедам водят огромное количество детей — это теперь очень востребованная профессия. Раньше к ним ходили единицы. Дети разучились говорить?

— Да, 20–30 лет назад не было такого количества детей с логопедическими проблемами (не слышат звуки, неправильно их произносят, путают слоги и т. д.), требующими помощи специалиста. Почему? А родители с детьми теперь почти не разговаривают. Все сидят, уткнувшись в свои экраны, и молчат. Ребёнок не общается с миром посредством устной речи, а потому и не получает представления, как правильно говорить. И чем дальше, тем сложнее поставить правильное произношение. Ребёнок допускает ошибки в письме, и по этой же причине ему тяжелее даются и все остальные предметы.

— Не так давно подавляющее большинство детей приходили в школу, не умея читать. Теперь наоборот — единицы не читают и, тем более, не знают букв.

— Я не считаю это таким однозначным плюсом. Иногда даже наоборот. У любого ребёнка, если с ним правильно занимаются, наступают такие пиковые периоды любознательности и желания научиться чему-то новому. В том числе чтению. Помимо потребности, должна созреть психика, мозг. Большинство детей готовы и могут научиться читать в 5–6 лет, но кто-то и позже. Что делают многие современные родители? Опережая физиологические возможности организма ребёнка, отводят его в 3–4 года во всевозможные мини-школы, на развивающие курсы. И тем самым отнимают у него шанс почувствовать потребность в знаниях, захотеть учиться — всё навязывается сверху и заранее. В моей практике есть яркий пример. Мама привела записывать в 1 класс девочку (её старшая сестра учится у меня в 4 классе), я с ней поговорила, а та ни в какую — не буду буквы учить, не хочу учиться читать. Договорились с мамой — не будем заставлять, подождём до сентября. И вот недавно мама мне звонит и кричит в трубку: «Марина Сергеевна, она сама зачитала!» Это значит — пришло время. Конечно, с ребёнком всё равно нужно заниматься. Но не так: садись, будем учиться читать. А рассматривать книжки, буквы, представлять, на что они похожи… Так что раньше дети хоть и приходили в школу менее читающими, но они хотели научиться. А когда есть желание, процесс обучения идёт быстрее. Приведу другой пример. В том же 4 классе у меня есть ученик, который, придя в 1 класс, уже изумительно читал, как взрослый. Но в процессе обучения стал терять навык. И через 4 года при проверке техники чтения его обошли дети, которые поначалу с трудом слоги складывали. Он растерял умения потому, что ему было неинтересно, его заставили учиться.

Родители против учителя

— Раньше школьников воспитывали в духе, что учитель — это вторая мама. А теперь?

— Во многих семьях уже давно нет такого настроя. Авторитет и доверие к учителю — это вообще больной вопрос. Свой первый класс я взяла в 1988 г. 42 ученика, все в тёмно-синей (мальчики) и коричневой (девочки) форме. Я в журнале линейки пририсовывала, чтобы все фамилии вписать. Но при этом у детей было такое желание учиться! Конечно, были и двоечники, и лентяи. Но обстановка в классе была другая — желание учиться и слушать учителя. А сейчас в классе 25 человек, и не знаешь, в какую стойку встать и каким тоном говорить, чтобы ребёнок потом не пришёл домой и не пожаловался родителям, что учительница на него голос повысила. Негативные сюжеты и истории по ТВ об учителях, где их выставляют чуть ли не мучителями бедных детей, только ухудшают ситуацию. Дети и родители любые требования или замечания учителя начинают воспринимать как обиду. Как начало конфликта. Более того, родители зачастую при ребёнке обсуждают, какая плохая у него учительница, что она неправильно сделала и сказала и т. д. Потом переносят обсуждение в чаты с другими родителями… Как потом ребёнку учиться? Он будет воспринимать учителя как пустое место. А между тем, если родители с чем-то не согласны, нужно просто подойти к учителю без ребёнка и разобраться. Все проблемы решаемы.

Самое страшное, с чем мы недавно столкнулись, — некоторые родители очень так тихо, методично пытаются фиксировать всё, что происходит на уроке, подкладывая детям в портфели включённые диктофоны. Я считаю, что это вообще за гранью нормальных отношений. И чему учат детей такие взрослые? Это ребята с нарушенным мировоззрением, нарушенной человеческой адекватной линией поведения.

— Многие учителя жалуются: дети не могут работать с большими текстами, они воспринимают только картинки. У них клиповое мышление.

— Это так. В этом есть и плюсы, и минусы. Современные дети более восприимчивы, быстрее схватывают всё, что касается новых технологий, они могут перерабатывать гораздо больший объём информации по сравнению даже с их родителями, когда те были детьми. И если учитель начинает просто рассказывать о чём-то без роликов и картинок, многие быстро теряют интерес и «отключаются». Но применять только новые технологии для изложения материала, бесконечные презентации неправильно. Нужно разговаривать с детьми, работать над речью. И уж точно нет оснований говорить, что современные дети глупее предыдущих поколений. Они просто другие.

Перемена как урок

— А во что играют на переменах?

— Когда-то мы могли заставить детей на переменах играть в салки, в «третий лишний»… Сейчас сложнее. Мы, кстати, в нашей школе не запрещаем детям бегать на переменах. А вот мобильные телефоны в начальных классах у нас категорически запрещены. Когда прихожу в другие школы, там зачастую перемены ничем не отличаются от урока. Стоит тишина. Дети сидят на полу или на скамейке, склонившись над телефонами, и смотрят в экраны.

— Общаться, дружить умеют?

— Здесь многое зависит от учителя. Я считаю, что учитель в начальной школе не может быть равнодушным и учить только предметам. Нужно обязательно обращать внимание детей на те или иные поступки, человеческие черты (скажем, главное не то, в какой одежде вы пришли на праздник, а как себя вели). У меня в 1 классе был мальчик из очень обеспеченной семьи, который пытался первое время смеяться над другими детьми: у твоей мамы машина старая, а твой папа работает на заводе… Я поговорила с родителями, и проблема ушла. Хотя дети из обеспеченных семей поначалу и пытаются дружить «отдельно ото всех» и считать себя выше остальных, но потом жизнь всё расставляет на свои места. Многие дети же в первом классе ещё не такие испорченные. Как показывает практика, нередко большим авторитетом начинаются пользоваться милые, добрые ребята из совсем не богатых семей. Даже если плохо учатся. И дети сами бегут мне рассказывать: «Посмотрите, наш Алёшка вот этому мальчику помог, а той девочке помог портфель донести…»

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы