aif.ru counter
1375

«В одночасье распрямился!» Благодаря операции Максим снова сможет бегать

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Сто лет на службе Родине 21/02/2018
«До операции во взгляде была усталость. Теперь - надежда».
«До операции во взгляде была усталость. Теперь - надежда». © / Из семейного архива

В прошлом году на его глазах впала в кому мама, всю жизнь проработавшая дояркой. Максим остался сиротой, потрясённый мучительным уходом самого родного человека, с мало­грамотной бабушкой. Ей кроме внука достался ещё и букет его болячек, с которыми в деревне Красный Шар в Ом­ской области решительно нечего было делать.

Искривляющийся с каждым месяцем позвоночник (С-образный грудной сколиоз IV степени) давил на внутренние органы, сворачивал шею, грозил разорвать спинной мозг. Болело всё и всегда. Во взгляде - усталость. Максим с трудом дышал сдавленными лёгкими и тихонько плакал, глотая очередное обезоливающее, пока мальчишки гоняли во дворе в футбол.

И единственное о чём мечтал, штудируя учебники по немецкому: что случится чудо, и его прооперируют в Германии. И он выживет во что бы то ни стало. В 11 лет дети, хлебнувшие горя, уже многое оценивают трезво. Операция в России была сопряжена с высокой степенью риска. И других надежд, кроме как на клинику в германском Тюбингене, не было.

От Красного Шара до Тюбингена - как от Земли до Марса. Но чудо закатилось в их дом, ломая все представления о том, как всё устроено в мире: как будто если ты одинок и живёшь в деревне Красный Шар, то и ждать тебе нечего - погибай. 

Максим не погиб. В сентябре они с бабушкой благодаря помощи читателей полетели к тюбингенским профессорам, которые вживили титановые конструкции ему в позвоночник так, что мальчик в одночасье распрямился на целых 10 сантиметров! Боли прошли. Угроза жизни миновала. Сейчас единственное, что напоминает о беде, - привычный наклон головы набок. «Я его ругаю, говорю: «Стой перед зеркалом, тренируй! – говорит бабушка. - Не для меня стой, а для себя! Я сегодня есть, завтра нет…» 

Максим, который сейчас «выравнивается», нося корсет, Максим, которого в сентябре ждут обратно в школу и на футбол, ушастый Максим, который начал оттаивать от пережитой боли, ластится к бабушке, утыкаясь макушкой ей в фартук: «Баба, я и не думал, что люди такие хорошие…» А не п­росто - сегодня есть, завтра нет. Мы есть у Максима, вы есть у нас. Спасибо!

Руководитель редакционной программы и фонда «АиФ. Доброе сердце» Маргарита Широкова

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество