aif.ru counter
4961

Марк и жажда жизни. История приёмной семьи, усыновившей больного ребёнка

Видеоанкету Марка супруги увидели на сайте фонда «Измени одну жизнь». Мария рассказала, что они с мужем ещё не накопили огромный опыт, но уже сейчас могут посоветовать серьёзно относиться к выбору школы приёмных родителей. Это поможет не только получить профессиональные советы, но также избавиться от страхов и быть готовыми к разным проблемам на пути к созданию большой и дружной семьи. О своём опыте Мария рассказала АиФ.ru.

О семье и желании стать родителями

Мой муж Костя — инженер в научно-исследовательском институте, а я — специалист по карточным операциям в банке. У меня уже давно была идея усыновить ребёнка, ещё до замужества. Минувшей зимой подружка записалась в школу приёмных родителей. И когда я узнала об этом, была поражена её смелостью и мужеством. Тоже решила записаться. Конечно, спросила Костю, что он об этом думает, как относится к тому, чтобы мы стали приёмными родителями? Костя сначала был категорически против. На изменение его решения повлияла именно школа.

Мы с мужем записались в негосударственную коммерческую школу. И сделали правильный выбор: нам очень понравились занятия. На этих уроках сразу становилось понятно: готов ты или нет взять в семью ребёнка? Ведь большинство будущих родителей сомневаются в своих желаниях, и это вполне оправданные страхи. Среди тех, кто ходил с нами в школу, некоторые люди передумали менять свою жизнь. И хорошо, что это случилось до того, как в их семьях появились малыши.

Фото: Из личного архива

О поисках ребёнка

Как я искала сына? Смотрела сайты, Марка увидела на сайте changeonelife.ru. Он был в Комсомольске-на-Амуре. И ещё понравился другой мальчик с таким же именем из Иркутска. Поначалу мы готовились взять двоих детей.

После того как мы увидели видеоанкеты ребят, обратились в федеральный банк данных. Туда надо было записываться за 10 дней вперёд на определённое время, очень неудобно. Данные о детях — минимальные, фотографии малышей — крошечные. Сориентироваться в таких условиях сложно. Причём отношение сотрудников к будущим приёмным родителям — хорошее, а вот сама система неудобная.

Когда все документы были собраны, выяснилось, что одного из Марков — из Иркутска — родная мама забрала обратно домой. А второй остался. У него были серьёзные проблемы со здоровьем. Врождённый порок сердца, операция. Факт непростого здоровья Маркуши меня очень сильно напугал. Даже не знаю, почему я поехала, наверное, сын просто нас очень сильно ждал! Я поехала за ним в Комсомольск, а сама была как в тумане. Чувствовала, что еду по наваждению.

Решили так: если не получится взять Марка из Комсомольска, то я поеду в Иркутск и возьму другого мальчика.

Фото: Из личного архива

О поездке в Комсомольск-на-Амуре

В Комсомольске мне очень понравилось. В доме ребёнка особого типа, где был Марк, сразу было понятно, что здесь работают душевные люди, которым небезразличны дети. Я видела, что всех ребятишек выводят на прогулку два – три раза в день. Малышей и в колясках вывозят, и на руках выносят. И общаются с детьми, и кормят их хорошо.

На встречу со мной пришли все воспитатели и врачи дома ребёнка, которые хоть каким-то образом имели отношение к Марку. Все были очень доброжелательны. Посоветовали мне пообщаться с малышом и подумать, прежде чем принять окончательное решение. Они говорили мне: «Вы думайте, смотрите, мы вас ни в коем случае не уговариваем». Я чувствовала, что все заинтригованы: возьму я мальчика или нет.

О первой встрече с сыном

О том, как прошла моя первая встреча с Марком, я написала в своём ЖЖ. Эту запись сохраню для сына. Пусть прочтёт, когда вырастет. «У меня болит всё, что может болеть: голова, живот, ноги, желудок, в холодный пот бросает, может, температура? Купила «ношпу» и «терафлю», ещё не ела, лежу, всё тело — как одна отсиженная нога. Так вот, доволокла, значит, себя. Меня встретили хорошо, говорят, посидите в коридоре, сейчас он чай допьёт. И пошла воспитатель в группу, слышу: «К нашей Марковке приехали!». Сижу, жду, не волнуюсь, только болит всё.

И тут — немая сцена. Видно, что здесь, в доме ребёнка, его все любят, потому что Маркуша — боец. Поступил к ним в 1,6 года, почти умирал. И вдруг после операции — такой скачок в развитии. Вот это — Жажда Жизни!

Выходит, не смотрит на меня, ведёт себя аккуратно со мной, не улыбается, но на коленках послушно сидит. Ножки худенькие, и сам мелковат, но красавец, характер стойкий нордический! Зауважала я его сразу. На ощупь тёпленький, но немножко Маугли. Потом пошла к главврачу, огромный талмуд мне читали-читали… Завтра остаюсь в Комсомольске».

Вот так я и познакомилась с сыном…

Фото: Из личного архива

По ребёнку было заметно, что он — не брошенный, что воспитатели с ним были в контакте. Но на встречах со мной он не выражал никаких эмоций. Возьму на руки — молчит, гуляю с ним — молчит. Не плачет, но и не радуется. А вот когда полетели с ним в Москву в самолёте, тут уж он повеселил и меня, и мою сестру, которая помогала мне.

После встречи с малышом я позвонила домой Косте, спросила его: ну что ты решил — берём? Муж сразу же согласился. Я пришла в местную опеку, а мне говорят, что меня здесь уже ждут. И когда узнали, что я приехала издалека — из Московской области, предложили оформить документы побыстрее. И правда, всё было готово за два дня. Вместе с сестрой и сыном мы вылетели в Москву.

Об изменениях

Марку два года и один месяц. Он перенёс сложнейшую операцию, был на грани жизни и смерти. Но сын — борец, он преодолел эти сложности. И за это я его очень уважаю, что он в таком маленьком возрасте уже показал свой характер. Да, у него есть отставание в развитии. Но он быстро навёрстывает упущенное. За несколько дней, что он с нами, быстро копирует нашу мимику, интонацию, жесты. Я верю в то, что, когда почувствует себя более защищённым, он освоится и поймёт, что он в семье, с родителями. И тогда будет развиваться семимильными шагами.

Фото: Из личного архива

Когда мы приехали домой, первые два дня Марк спал, почти ничего не ел и не пил. Мы уже и врачу звонили, спрашивали, что происходит, но нам сказали, что всё нормально, чтобы мы не беспокоились. Потом проснулся после такого богатырского сна. Сейчас общаемся с ним. Я — днём, а Костя — вечером, когда приходит с работы. И в выходные.

О друзьях и родных

Друзья восприняли наше желание взять приёмного ребёнка намного легче, чем родственники. Если родители Кости поддержали нас, то мои родители были настроены скептически. Но теперь уже всё хорошо. Скоро, думаю, бабушки будут с удовольствием водиться с внуком.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы