aif.ru counter
12041

Чтобы сын служил рядом с домом, нужно приложить гигантские усилия — правозащитник

Подготовка к отправе призывников из военкомата. Фото: www.russianlook.com

Что важно знать будущим солдатам, где находятся самые безопасные воинские части и как добиться того, чтобы сын служил рядом с домом — об этом и многом другом мы поговорили с ответственным секретарём Союза комитетов солдатских матерей Валентиной Мельниковой.

Служба в рассрочку

«АиФ.ru»: — Есть какие-то особенности этого весеннего призыва?

В.М.: — К счастью, в законодательстве ничего не поменяли. Весенний призыв отличается от осеннего тем, что он удлиненный и заканчивается 15 июля. С прошлого года появилось право для школьников-выпускников, у которых хорошие показатели по ЕГЭ, подать документы и подождать, пока их зачислят. Но до сих пор непонятно, какие показатели хорошие, а какие не очень, поэтому там есть волюнтаризм, и есть попытки (прошлой весной мы с этим сталкивались) военкоматов после выпускного бала школьников отправить в войска. Аттестат с результатами ЕГЭ говорит о том, что у ребенка есть право подать документы, дождаться, когда тебя в августе зачислят или не зачислят, а потом уже разбираться с военкоматом. Это люди должны сами знать, не надо рассчитывать на то, что добрый дядя все устроит.

«АиФ.ru»: — Валентина Дмитриевна, как вы относитесь к «службе в рассрочку»? Сейчас очень активно обсуждается эта тема в прессе.

В.М.: — Это очень вредная игрушка. Она, безусловно, вредна для самих студентов. Я училась на вечернем отделении, и что такое совмещение учебы и работы я знаю на собственном опыте. Также это вредно для воинских частей. Кому нужна эта головная боль? Чему их будут учить? Ради чего это нужно? Все время, пока идет это обсуждение, мы пытались объяснить, что у студентов есть право на отсрочку для получения образования. Я всех предупредила: при слове «эксперимент над людьми» я сразу говорю: никогда! Потому что это эксперимент не только над студентами, но и над теми офицерами, в подчинение которых они попадут. Сейчас в армии достаточно много приличных молодых ребят-офицеров, я совершенно не хочу, чтобы они отвечали своей головой за неизвестно кого и неизвестно зачем к ним поступившего. Ректор говорит, что это призывники. Хорошо. У них боевые учения. Он кидает гранату, она взрывается у него в руках. Кому это надо? Он — студент, он имеет право учиться.

«АиФ.ru»: — Лучше бы было больше инициатив направленных на то, чтобы солдат служил рядом с домом, как с этим обстоят дела сейчас?

В.М.: — Это сложная история. Руководство Главного управления регулярно дезинформирует призывников и их семьи. Есть приказ № 30 министра обороны, есть постановление правительства Российской Федерации, по которому военнослужащий по призыву, имеющий жену, жену с ребенком или родителей-инвалидов, по возможности направляется на службу вблизи места жительства семьи. Для этого военные комиссариаты должны заранее в Генштаб сообщать сведения пофамильные, что на такого-то нужна разнарядка туда-то по таким-то основаниям. Что этому мешает? Первое. Люди сами не приносят заранее документы и заявление, которые подтверждают, что они имеют право служить вблизи места жительства. Второе. В военных комиссариатах отказываются брать эти документы и заявления и приобщать их к личному делу. Третье. Когда мальчик с документами, пометками, личным делом приходит на сборный пункт для отправки в войска, сотрудники областного или краевого военкомата не обращают на это внимания и дают его личное дело любому офицеру, откуда бы он ни приехал. Причем сами ребята, как правило, не могут отстоять себя при отправке в войска. Обстановка там достаточно жесткая и грубая, разговаривают с ними по-хамски, и конечно, они теряются. Очень редко, когда все получается разумно.

Валентина Мельникова Валентина Мельникова. Фото «AиФ.ru»

После снятия Сердюкова народ расслабился

«АиФ.ru»: — Что делать в ситуации, когда солдат по закону может служить рядом с домом, а его все же отправляют за тридевять земель?

В.М.: — По этому поводу мы много ругаемся, Сердюкову не раз говорили, что учет при призыве должен быть пофамильным. Если человек призывается, на него должно быть пофамильное распределение в воинскую часть по штатному расписанию, чтобы заранее Управление Генштаба формировало персональные списки. Я недавно опять это говорила на встрече с товарищами генералами. Они в штыки воспринимают это предложение, хотя ему уже 24 года. Поэтому если семья уже знает, что человек будет призываться, то для того, чтобы он мог служить близко, нужно приложить гигантские усилия и следить за этой ситуацией до самого выезда его из ворот сборного пункта.

«АиФ.ru»: — Валентина Дмитриевна, вы можете назвать самые безопасные воинские части? Я понимаю, что никакого рейтинга нет...

В.М.: — Никакого рейтинга нет. Хотя, никто мне не верит, кроме военных прокуроров — в войсках министерства обороны за последние 6 лет насильственная преступность снизилась в 10 раз. Общий фон сейчас более благоприятный. Человеческие отношения стали более здоровыми. Но это не исключает случаев вымогательства денег. Сейчас мальчишки получают по 2 тысячи в месяц на карточку, и карточки забирают, и деньги. К сожалению, последние несколько месяцев, в период между снятием одного министра и назначением другого, опять появились жалобы на побои и издевательства. Как-то после снятия Сердюкова народ расслабился. Думаю, что мы с этим разберемся. Фон преступности стал лучше. Но все равно, как кому повезет: сегодня у нас один командир полка, завтра его послали учиться на повышение или он уволился по возрасту, пришел другой — и все. Потому что все в части зависит только от ее командира.

«АиФ.ru»: — Вот вы говорите, что у солдат отнимают деньги, сейчас запретят сигареты в пайках — и будут отбирать сигареты...

В.М.: — Я эту инициативу не понимаю. Я сама не курю, но вижу, как плохо себя чувствуют люди, которые не могут покурить вовремя. Любое лишение человека каких-то привычных вещей ставит его в зависимость от окружающих. Если он не получает сигареты или кончились у него свои, ему нужно кого-то просить, кому-то давать деньги. Если денег нет, залезать в долги. А у нас в воинских частях уже много лет существует ростовщичество. Солдат не может выйти за пределы части, значит это будет или человек по контракту, или офицер. Значит, это ставит в зависимость. Любая зависимость в воинской части всегда кончается плохо. Это всегда рано или поздно конфликты, поэтому я категорически против. Либо вы имеете у себя ларечек с сигаретами, даже если у вас 6 человек служит, на какой-нибудь точке, либо, ребята, извините. У нас даже в тюрьме можно всегда купить сигареты, а в воинской части нет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы