209

Юрий Белановский: Памяти протоиерея Павла Адельгейма

Сюжет В Пскове убит православный священник
Павел Адельгейм у храма Святых Жен-Мироносиц в Пскове в 2011 году. Фото: РИА Новости

Имя протоиерея Павла Адельгейма сегодня у всех на слуху. Кто же не слышал о чудовищном убийстве в Пскове, о том, что это священник-диссидент, что он еще в советские годы пострадал за веру, а в наши дни критиковал деятельность епархиальных властей? Мне бы не хотелось, чтобы только по кратким сводкам судили о жизни этого удивительного священника и настоящего христианина. Сегодня мне важно сказать слова благодарности отцу Павлу. Я попробую сказать о моем опыте, о том, что я знаю и чувствую.

Одна из особенностей церковной жизни в постсоветской России — уверенность христиан в самодостаточности теории церковной жизни. Знать теорию — часто означает жить христианской жизнью. В нашей обыденности трудно найти аналогию со сказанным. От того, что кто-то изучил юриспруденцию или прочел учебник по стоматологии, коррупция в стране или зубная боль не пройдут. Надо что-то сделать. Но почему-то в церковной жизни часто отсутствует логический, психологический и действенный переходы от теории ко взрослой ответственной жизни.

В семинариях будущие священники изучают в разных ракурсах догматику (вероучительные богословские определения), канонику (церковное законодательство об устройстве и управлении церковью) и историю православия. Все это так или иначе применяется к прошлому и к «врагам» православия, которые, собственно, и определяются по неприятию тех или иных догматов или канонов. Но почти отсутствует понимание, что Евангелие, каноны и догматы — это не для внешних, это для внутренних — ради того, чтобы церковь оставалась церковью Христовой, церковью христиан.

Да, во все времена в православии бывали нестроения и раздоры, ошибки священноначалия, своеволие и деспотизм. Среди христиан попадались воры, блудники и обманщики. Поэтому церковная традиция сохранила и донесла до нас те зафиксированные авторитетные правила и предписания, благодаря которым у христиан есть и остается возможность жить в церкви по Евангелию ради Христа, подчиняясь только Его воле и заповедям.

Сегодняшняя жизнь в Русской Церкви не хуже и не лучше былых периодов православия. Дело не столько в чьих-то огрехах или ошибках, дело в том, что не только епископы, но и священники и миряне несут перед Богом деятельную ответственность за церковь. И каждый христианин должен не только уметь отличать добро от зла, знать теорию, но и делами влиять на жизнь церкви и менять ее к лучшему. Ведь церковь — это не что-то стороннее, она и есть — собрание христиан.

Отец Павел Адельгейм и словом и делом показал, что на церковную жизнь надо смотреть прежде всего правдиво, и уметь признаваться самим себе и вопрошающим в том, что зло есть зло, а добро — добро. На церковь необходимо смотреть критически, так же как и на свою жизнь, стараясь не просто разглядеть грех и наслаждаться его созерцанием, но трудиться над исправлением.

Церковная жизнь не тождественна личной духовной жизни (пост, молитва, внимание к своим грехам, покаяние и т.д.). Это еще и система отношений: горизонтальных — с братьями и сестрами во Христе и вертикальных — иерархических. Ответственность христиан простирается далеко за пределы самих себя. Все эти отношения призваны содействовать жизни с Богом. И если они мешают этой жизни, то изменить следует не столько свой взгляд на происходящее, сколько церковную жизнь. Основанием и подспорьем к переменам являются, конечно, евангелие, догматы и каноны.

Перед Богом все равны. Глава Церкви — Христос! И мирянин, и священник, и епископ — все вместе и есть Церковь. Церковная власть проистекает из жертвенной любви Бога к человеку. Это власть служения, заботы и помощи. Она — воплощение данного Богом поручения епископам и священникам заботиться о христовой пастве и привести ее к истинному Пастырю. Именно поэтому слово мирянина, провозглашающего правду Божию, защищающего слабых и обиженных, может быть сильнее слов любого епископа. Слово и дело священника, защищающего свою, а точнее, вверенную ему Богом общину, вполне могут перевесить любые приказы и циркуляры священноначалия.

Я благодарен отцу Павлу, что вот уже лет десять все сказанное перестало быть для меня хрестоматийным знанием и ничего не весящим морализаторством. Пусть краешком глаза, но я все же видел его жизнь, и жил с определенной уверенностью, что в его словах и делах и у него лично я всегда найду живую поддержку и настоящий пример жизни в церкви ради Христа и церкви.

Подробнее о жизни и трудах протоиерея Павла Адельгейма можно посмотреть в его краткой автобиографии и в Живом журнале.

И последнее. Отец Павел как никто другой, по-моему, очень точно и глубоко смотрел на различие природ церкви и государства. Он много писал об этом. В контексте последнего года одно из самых значимых для меня высказываний священника — это фраза: «Защищать необходимо права, а чувства надо воспитывать». Отец Павел умел как-то ясно и обоснованно требовать от государства «кесарево», а от церкви «Божье» — и все это ради того, чтобы христиане могли быть христианами в полноте и разделять друг с другом ответственность за свою церковь.

Упокой, Господи, душу раба твоего протоиерея Павла и даруй ему Твое Царство!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

 
Юрий Белановский, Руководитель

добровольческого движения «Даниловцы»

 

 

Подробности читайте в сюжете >>>

Оставить комментарий (50)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы