251

Юрий Белановский: Итоги 2012 года. Ничего не осталось, как проповедовать о Христе

Сюжет Российский ответ на «закон Магнитского»
Евангелие 1606 года. Печатник Анисим Михайлов Радишевский. Музей книг Государственной библиотеки им. В. И. Ленина. Фото - Юрий Простяков, РИА Новости

  Православные стали ссориться и разделяться между собой. В публичном пространстве Православие и духовность оказались противопоставлены простым человеческим нравственным чувствам и добрым делам – милосердию, состраданию, прощению, заботе о беззащитных. Но именно это, вселило в меня надежду. Сегодня православным христианам не остается ничего, как проповедовать о Христе и Евангелии.

Я много раз убеждался, что для людей внешних Православие до недавнего времени представлялось, как нечто отстраненное от жизни, архаично-заоблачное, но с ореолом мученичества, доброты, честности и милосердия. Оно воспринималось достаточно цельным, если не монолитным. Внутренние споры, даже жесткие, были всегда, но редко выходили наружу, а если и выходили, были непонятны. Кто бы не спорил внутри Церкви об отношении к инославным (католикам, протестантам), о тонкостях понимания теории спасения, о тайне пресуществления Святых Даров, об эволюционизме, о богослужебном языке или календаре – российскому обществу было все равно, это не касалось жизни людей.

Безусловно, 2012 год сделали две темы: следствие, суд и отправка в тюрьму двух девушек из Pussy Riot и только что принятый людоедский закон о запрете американцам усыновлять российских детей. Пусть каждый сам формирует свое отношение к произошедшим событиям. Я со своей стороны не могу рационально понять происходящее. Для меня это вопросы прежде всего нравственные и имеют однозначную оценку. Ну, очевидно же, что два года колонии для девушек на фоне скандалов о безнаказанности бандитов-госслужащих, ментов-убийц, садистов, насильников и воров – это абсурд. Ну, очевидно же, что без ответа так и останутся вопросы прозвучавшие в Сети об адекватном ответе американцам: почему бы не закрыть авиабазу в Ульяновске (она важна для транзита американских самолетов), почему не разорвать контракт по утилизации радиоактивных отходов, почему не перестать выводить их спутники на орбиту? Причем тут несчастные дети?

Буквально на глазах Церковь из цельной, воспринимаемой обществом по-доброму организации стала одной из общественных сил с размытыми и прозрачными границами. Во многом это произошло благодаря реакции православной общественности на скандальные события и политику. О мире и взаимопонимании внутри Церкви часто речи не шло. К православным стали относиться, - обосновано или нет – это другой вопрос, - как к политической партии или какой-то корпорации. Естественно, что светское общество стало вытягивать и обсуждать те темы и истории, что близки обыденной жизни: у кого какие политические взгляды, кто прославился скандалом, у кого сколько денег, кто с кем спит и т.д. и т.п. Слишком многие поддались на этот общественный интерес и стали играть по правилам «мира сего», что усугубило внутренние противоречия. Дошло до серьезных разногласий. Известные православные активисты, прямо и публично обвиняли братьев по вере, что они «белоленточники», что «продались американцам», что «против великого союза Путина и Патриарха». Именно в 2012 году появилось выражение отражающее отношение одних христиан к другим - «лица именующие себя православными».

Известно, что многие верующие глубоко уверены, что они православные потому, что правильно постятся, или, что у них правильное церковно-славянское богослужение, или что они читают правильные церковные книги, или что они признают определенные догматы или правила. Азбучные церковные знания остаются в стороне, не говоря о Евангелии. Это, безусловно, не способствовало единству, но было внутренней церковной проблемой. Теперь же у многих появилась уверенность, что быть православным – это противостоять Pussy Riot или стать антиамериканистом или быть апологетом Путина или еще что-то в этом роде. Такое Православие не может ужиться с христианством, в котором часто видят «слабость», «либерализм», «непатриотизм» и т.д.

Сначала сложившееся положение дел меня расстраивало. Разделения внутренние, а теперь еще и внешние – это плохо. Ведь, христиане имеют призыв Своего Учителя быть едиными и иметь любовь между собой, имеют призыв проповедовать именно Евангелие. Но я вдруг подумал, что разделения и конфликты – это, пожалуй, единственный путь, когда христиане могут сегодня говорить о своей личной вере во Христа Спасителя и тем показать, что они – Церковь. Ведь Церковь – это собрание и встреча с живым Христом, это то место, где все призвано содействовать и помогать общению с Богом. И если что-то загораживает Бога, то оно должно уйти или распасться. А как может распасться что-то придуманное людьми? Только через их разделение и разногласия.

Судите сами. Чтобы кто не проповедовал, всегда найдется тот, кто скажет обратное, или не согласится. Это и в области некоторых вопросов вероучения и в области дисциплины и в области разных традиций и правил и уж тем более в области общественной и политической жизни. Может быть, я приведу слишком мрачную и не очень уместную аналогию, но мне 2012 год напомнил историю с Вавилонской башней, когда Бог отнял у людей взаимопонимание, чтобы напомнить им о Себе.

На самом деле именно сейчас появились уникальные условия, чтобы показать делом и жизнью, что споры внутрицерковные и тем более внешние – это все ерунда. Главное – это вера во Христа. По большому счету православным, как я и сказал выше, больше ничего и не остается, как проповедовать Благую весть - Евангелие. Вот только воспользуются они такой возможностью или нет? Это и есть самый главный вопрос наступающего 2013 года. 

 
Юрий Белановский, Руководитель

добровольческого движения «Даниловцы»

 

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (58)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы