aif.ru counter
06.11.2012 10:12
682

Юрий Белановский: Две правды о крещении

К первому немногочисленному принадлежат практикующие православные христиане. Это те самые люди, что не только так себя называют, но и лично и искренне верят во Христа, знают и стараются соблюдать Его заповеди. Они считают себя членами Церкви, участвуют в богослужениях. Другой мир - люди с доверием относящиеся к Церкви, именующие себя православными, но все же ясно отличающие себя от сообщества «глубоко верующих» и «воцерковленных». У каждого из этих миров свой взгляд на крещение и своя правда. Каждый понимает по-своему откуда берутся условия и требования к крещению, кто и почему несет ответственность за крещение.

С точки зрения практикующих христиан

В Православной Церкви без условий и требований готовы крестить только в одном случае, когда речь идет о детях, рожденных в христианской семье, ибо они по сути уже принадлежат Церкви. Дети не выбирают родителей, имя, страну и веру (религию). Церковная жизнь семьи считается необходимым и достаточным условием для крещения, а так же достаточным гарантом, что дети вырастут христианами. Условия и требования появляются в случае крещения малыша рожденного в семье далекой от православия или в случае крещения взрослого.

Нечто похожее есть и в обычной жизни. Если ребенок рождается в России, то по факту рождения от граждан - он россиянин. Нужно лишь это гражданство формально зафиксировать без каких-либо дополнительных условий. Если же ребенок - не гражданин по рождению, то необходимо, чтобы его родители соответствовали определенным требованиям, которые, так же предъявляются и взрослому, пожелавшему заиметь гражданство. Речь идет о продолжительном легальном проживании, о легальной работе, о знании русского языка, законодательства, культуры, обычаев и т.д.

Эта аналогия достаточно точная, ибо крещение для христиан - вступление в Церковь, которая, по сути, - царство Христа. Невозможно стать христианином без признания Иисуса Царем и Богом и без поклонения Ему, как Господину. В знак начала церковной жизни новокрещеным торжественно надевают на шею крестик, являющийся в данном случае аналогом паспорта и говорящий о своего рода прописке в Небесном царстве.

Если кто-то обрел веру во Христа Спасителя и хочет стать членом Церкви, а значит и членом царства Божия, то он должен знать основы вероучения, быть знаком с церковной культурой и обычаями, а так же иметь начальный опыт христианской жизни, главное в котором – молитва и стремление следовать евангельским заповедям. Эти требования, а также испытание человека в его свободном решении креститься, достаточно традиционны для православия и восходят к первым векам христианства.

С точки зрения простых людей

С точки зрения простых людей, доверяющих церкви и именующих себя православными, но не практикующих, ситуация выглядит совершенно иначе. Напомню, что таковых в нашей стране до семидесяти процентов, то есть большинство. Для них Церковь никогда не была «иным царством», она тождественна самой России. Думаю этому во многом способствовал «миссионерский» призыв постсоветских лет, когда россиянам предлагалось просто осознать, что они и так православные по факту принадлежности к русской нации и к русской культуре.

В данном случае аналогия вот какая. По закону, да и по справедливости не только русский, но и чеченец и коренной житель республики Коми могут как граждане России, свободно не только перемещаться, но и жить в любом городе и получить там прописку. Достаточно соблюдение формальностей. Обычные люди считают, что Церковь - это не другая «страна», а не более чем некий «регион» внутри государства. Гражданство России автоматически дает туда доступ, а формальная прописка (крещение) в этом «регионе» предоставляет все права. Рожденные дети мыслятся православными и должны быть крещены в любом случае. Вера родителей и христианская жизнь не являются не то, что определяющими, но и сколь-нибудь значимыми.

Вот и получается, что если граждане России по умолчанию мыслят себя наследниками «Святой Руси», которая является земным аналогом «Царства Христова», то у них есть все права для вступления в Церковь. Крещение – не более чем формальность, за которую следует уплатить определенный взнос. Об отказе в крещении не может быть и речи.

У каждого своя правда

Слишком долго после падения СССР жизнь Русской Церкви была построена, что называется, «для внутренних нужд». Не было готовности к изменениям ради глубокой и серьезной проповеди, ради принятия в церковную жизнь и перевоспитания многочисленных россиян. Основным миссионерским посылом была и остается идея о том, что «русский - значит православный», что причастность к русской (и даже советской!) культуре - не что иное, как причастность к православной традиции.

Обретя свободу, Русская Церковь продолжила крестить всех подряд, надеясь, что они сами наладят свою христианскую жизнь. Крещение и воцерковление новичков было – а во многом и остается - делом самих новичков. Немногие из них нашли возможность что-то изучить, прибиться к какому-нибудь приходу, регулярно ходить в храм. Кто-то, побарахтавшись и попробовав православие «на зубок», просто продолжает плыть по течению жизни, так и не став практикующим христианином. Внутри православного сообщества не было, да и нет чувства потери, порой даже есть обвинение, что пришедший-ушедший подошел к делу безответственно.

Обращаясь к предложенной аналогии, Церковь уже много лет выдает «гражданство» всем желающим без каких-либо условий. Я бы сравнил происходящее с гастарбайтерами в Столице. Москва строилась, рабочие ехали и ехали, никаких условий и требований им особо не ставили. Системно работать с приезжими в отношении их легализации, культурного просвещения и социального обеспечения никто не хотел и не умел. В итоге получилось, что гастарбайтеров в определенных районах стало больше чем граждан «по рождению», а где-то они даже вытеснили местных специалистов с рынка труда. Сегодня «приезжие» не только играют значительную роль в социальной и экономической жизни города, но и вполне успешно и оправданно претендуют на определенные права и условия жизни.

Так же и в Церкви. С одной стороны, крещеные, но не практикующие христиане не только превосходят числом практикующих, но и играют значительную роль в социальной и особенно экономической жизни Церкви. Именно их запрос определил во многом и православное информационное пространство. С другой стороны, у практикующих христиан, как неких граждан «по закону» сложилось ощущение глубокого поглощения не только количественного, но и культурного и идеологического. Достаточно вспомнить о языческих проявлениях в православии, о процветающем обрядоверии, о политизированности многих православных общественных деятелей, об агрессивности новообращенных и т.д. и т.п.

Как я и сказал в начале, у каждого в этой ситуации своя правда. Правда не формальная, а настоящая. Тут нет конкретных виновных, это не чей-то злой умысел. Так просто сложилось. А значит, в обозримом будущем так оно и останется. Изменить ситуацию сможет только системная долгосрочная программа по работе с «непрактикующими», учитывающая интересы, традиции и запросы всех сторон. Вопрос в том, надо ли это всерьез хоть кому-то?

 

 
Юрий Белановский, Руководитель

добровольческого движения «Даниловцы»

 

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (38)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество