aif.ru counter
26.03.2008 15:47
364

Новые подробности уникальной научной экспедиции в Антарктиде

Продолжение. О старте экспедиции читайте в статье «Антарктиде осталось 33 года жизни?» , подробную информацию об участниках эксперимента читайте в статье «Посланники Антарктиды», о первых днях эксперимента читайте материал «На краю Ойкумены», а также в Сюжете статьи.

…Пора уже наконец рассказать о Роберте Своне, из-за которого все мы здесь и оказались. Это хорошая история, которую стоит послушать. И мы слушаем ее под завывание ветра в его палатке на высоком холме острова Кинг-Джордж, первой остановке «Ушуайи» у берегов Антарктики. В палатке у Роберта Свона нет ничего, чем спасаются от холодов и ветра нормальные полярники на научных базах. Ни дизеля, ни примусочка, ни хотя бы плошки с китовым жиром и фитильком, как это бывало у антарктических первопроходцев. Только ветряк и солнечные батареи. Ветряк зовут «Чарли», и ветер с залива сломал его где-то посередине эксперимента. Солнца на Кинг-Джордже, по крайней мере, сегодня, не наблюдается. «Роб, что ты задумал? Ты труп!» - говорили Свону, когда он отправлялся с таким снаряжением в Антарктиду. «Но я две недели прожил в этой палатке на краю света и не умер! И без всякого газа, нефти или угля!» Посреди палатки лежит его спальник, и Роберт рассказывает, как смог однажды даже помыть голову нагретой «Чарли» водой, а первая чашка кофе, добытая в Антарктиде с помощью возобновляемых источников энергии, так вообще отмечалась как праздник. Обогреватель топит палатку, по потолку светят маленькие энергосберегающие лампочки... За окном, над заливом Максвелл, гудит забинтованный «Чарли». Жить, в общем, можно. А вот зачем?.. «Чтобы спасти Антарктиду,», - отвечает Роберт Свон

Здесь нужно начать с того, что ни одна компания мира не берется страховать жизнь Роберта Свона. Его официальная биография начинается примерно так: первый человек на свете, покоривший оба полюса планеты. Южный он покорял из-за мечты, Северный – уже для комплекта. «Больше полюсов не осталось, зато у меня появилась своя большая история». На ней он не успокоился. Роберт Свон обычно рассказывает свою историю на фоне карты мира, не мельче: на ней маршруты его полярных походов, парусных регат, всяческих плаваний и прочих экспедиций. Такой английский Конюхов. Только идейный. Лучше всего про него сказал его маленький сын Бонни, который живет в Австралии и редко видит папу. Когда его спрашивают, чем занимается его отец, он отвечает: «Мой папа -- мусорщик в Антарктиде». И это правда. Есть люди, которые борются, например, со СПИДом в африканских странах, за мир без наркотиков или за сохранение лесов. Удивительный Роберт Свон борется с таянием льдов в Антарктиде. С широким размахом.

В 2001, например, он вывез с нашей базы Беллинсгаузен полторы тысячи тонн железного мусора. Машины и оборудование, которые с 1968 прибывали сюда кораблями и здесь же и заканчивали свою жизнь – прямо на льду. После того, как русский мусор был увезен в Уругвай, где из него сделали новые машины, беллинсгаузенцы отдали Свону свою заброшенную метеостанцию. А на берег вернулись пингвины, которых не было здесь последние сорок лет. Потом Свон снова мотался по свету, рассказывал о своей большой истории и о тающей Антарктике африканским детям, американским студентам и собраниям премьер-министров, пока в 2008 не решил поставить эксперимент на себе. Чашка кофе, сваренная с помощью одного только «Чарли» на холме на острове Кинг-Джордж должна была доказать: если человек может выжить в условиях Антарктиды на экологически чистых видах энергии, он сможет сделать это где угодно. Не знаю, как объяснить логическую цепочку связей между «Чарли» и таянием айсбергов читателю из страны с большими запасами нефти и газа, но оказалось, что для собравшихся на «Ушуайе» представителей больших компаний со всего света то, к чему призывает Свон, уже давно очевидно. «Reuse, reduce, recycle». Вторсырье, энергосбережение, переработка. Маленькие шаги, которые можно начать делать уже сейчас, чтобы сократить выбросы углекислого газа, уменьшить глобальное потепление и в 2041 году не идти за запасами ископаемых в Антарктиду. Кто-то делает эти шаги уже сейчас.

Сам Свон, например, когда изредка бывает в Лондоне, дома, передвигается по городу только на велосипеде. На его яхте же, на которой он передвигается все-таки чаще, паруса сделаны из переработанных отходов. А в компании «Кока-Кола», которая спонсирует его экспедиции, например, в московском офисе недавно была внедрена энергосберегающая система освещения, реагирующая на движение. Маша Ландеховская из их экологического отдела, которая мне об этом рассказывала, так вообще в свое время приехала работать в Москву из Америки с несколькими коробками образцов западного экологического мышления: футболок, сделанных из переработанных пластиковых бутылок, линеек из старых долларовых купюр, ручек из джинсовой ткани. Ведь можно же! Если захотеть. Роберт Свон эти в общем уже не новые мысли преподносит очень наглядно. На примере Антарктики. Просто у него с ней свои счеты.

…У человека с большой историей, который борется с таянием льдов, голубые глаза. Очень голубые. Мне кажется даже, они запросто могли бы светиться в темноте, экономя электрическую энергию. Можно было бы написать, конечно, что от энтузиазма, и это не было бы преувеличением, но на самом деле они просто выцвели. Когда-то глаза Свона были темно синими. Он тогда как раз шел к Южному полюсу. «По следам Роберта Скотта», маршрутом самой трагической экспедиции через Антарктиду. Англичанин Скотт открыл Южный полюс спустя 33 дня после того, как это сделал норвежец Амундсен. Скотт обнаружил на полюсе норвежский флаг, и попрощавшись с мечтой стать первым покорителем полюса, двинулся назад. На обратном пути Антарктика его убила. Тело нашли только в следующем, 1913 году – в дневном переходе от базы, доползти до которой уже не хватило сил. Его жена все это время думала, что муж жив. «Позаботьтесь о моих родных», -- написал последние слова в дневнике Роберт Скотт. Роберт Свон прочитал о нем книгу, когда ему было11 лет. Ему не было 30, когда один англичанин уже шел по следам другого. 70 дней под небом Южного полюса. Свон дошел. Вернулся. Теперь он говорит, что тогда-то его глаза и поменяли свой цвет. Выцвели под озоновой дырой над полюсом.

- Думаете, она красива, моя Антарктика? Она страшна. Я видел ее настоящее лицо. Глаза в глаза. И это было лицо смерти. Я молился, как молятся дети, чтобы не умереть. Антарктика меня отпустила. В обмен я обещал ее защищать.

У них сделка, ей уже много лет. Из всех 150 тысяч человек, что за всю историю ступали на этот континент, он один с Антарктикой в таких отношениях. Я думаю, ему одиноко. И поэтому он притащил сюда нас, и вот сейчас еще 73 человека сидят в темноте перед картой и слушают Роберта Свона. Услышат, расскажут другим и станут что-то менять. «Я хочу, чтобы вы своими глазами увидели, как тают льды: я сам уже видел, как от ледникового шельфа откалывались айсберги по сотни километров шириной и вставали в проливе. Я хочу, чтобы вы увидели, как умирают пингвины, потому что им нечего есть: я сам видел, как отступает лед, а с ним и фитопланктон. Просто смотрите».

Этим вечером «Ушуайа» уходит от Шетландских островов и берет курс на юг, к континенту – в настоящую Антарктиду, как говорит Роберт Свон. Будем смотреть.

Редакция выражает благодарность за организацию поездки нашего корреспондента компании «Кока-Кола».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество