aif.ru counter
110

Михаил Барщевский: Власть поглядывает «на улицу»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Где отдохнуть летом в России 19/05/2010

«От тюрьмы не зарекайся» - в России до сих пор эта поговорка очень актуальна. О проблемах нашего правосудия мы поговорили с Михаилом Барщевским, заслуженным юристом России и полномочным представителем Правительства РФ в высших судебных инстанциях.

«Смертная казнь - не метод!»

«AиФ»: - Михаил Юрьевич, будем откровенны: в правосудие в нашей стране никто не верит, а милиции и вовсе боятся как огня. Поэтому когда премьер задаётся вопросом: «Где посадки?» - не напоминает ли всё это 30-е годы?

Михаил Барщевский: - Принципиально нет. В 30-е годы XX века в СССР никто не стал бы говорить о кризисе власти. В 90-е же результатом смены общественно-экономической формации и фактически бескровной революции стало появление свобод, рынка. Но цена была заплачена высокая - страна стала неуправляемой. Когда в 1999 году пришёл Путин, первое, что он сделал, - начал строить вертикаль власти, то есть добиваться управляемости страны, что естественным образом привело к уменьшению свобод и рыночности экономики. Сейчас страна, конечно, намного более управляема, чем в 90-е годы, но достигнуто это за счёт отсутствия развитых институтов гражданского общества. Неслучайно Путин часто использует фразу «управление в ручном режиме». Поэтому такая большая власть сосредоточена в руках чиновников - а это естественная питательная среда для роста коррупции.

Но просвет виден. Общество стало достаточно активным. Вспомнить хотя бы попытку введения транспортного налога в конце прошлого года. Народное возмущение было абсолютно очевидным, и Кремль моментально откликнулся - налог не был принят. Общество отреагировало и на события в посёлке «Речник», и на аварию на Ленинском проспекте. Людей начали задевать не только события, касающиеся непосредственно их самих. И власть прислушивается к мнению улиц. А это не что иное, как зачатки народовластия.

«AиФ»: - Вы говорите о переменах к лучшему, о том, что мы приближаемся к гражданскому обществу. Однако россияне, чтобы защитить свои права, всё чаще и чаще обращаются в Европейский суд. О неподкупности и непредвзятости наших судов даже говорить смешно… Как власть скажет, так и будет. Какая уж тут демократия?

М. Б.: - Наше судопроизводство не исправит один указ президента или новый закон. Необходимо вырастить целый корпус судей с другим менталитетом, воспитать в людях понимание превосходства закона. Я считаю, что необходимо изменить порядок назначения судей, ввести элемент выборности, по крайней мере, председателей судов - чтобы они не назначались сверху, а выбирались населением. То есть чтобы вопрос о том, сохранит ли судья должность, зависел от реакции населения. И конечно, очень и очень важно вести борьбу с коррупцией в правоохранительной и судебной системах.

«AиФ»: - Сегодня только и слышишь: «Борьба с коррупцией, борьба с коррупцией…» Вот в Китае, например, она налицо: по центральному телевидению в вечерних новостях демонстрируют расстрел взяточников…

М. Б.: - Отвечу китайским же примером: в этой стране рост коррупции сегодня больше, чем где бы то ни было. (На самом деле, согласно рейтингу «Transparency International», в 2009 г. Китай по уровню коррупции занял 79-е место из 180 возможных, в то время как Россия - 146-е. Чем выше эта цифра, тем более коррумпировано государство. С 2006 г. ситуация в Китае ухудшилась на 7 пунктов, в России - на 25 пунктов. - Ред.) В Средние века вору отрубали правую руку. Так вот, самое большое количество краж совершалось на заполненных народом площадях во время отрубания вору руки. Так же и в Китае: пока одних казнят, другие воруют. Смертная казнь - не метод решения проблем. Тем более в нашей стране, где, как вы уже упомянули, никто не отважится доверить жизнь судебной системе. Убивая, государство посылает сигнал: есть случаи, когда можно убивать! А если дядя Вася, когда дядя Коля заберёт у него бутылку водки, решит, что это именно тот случай? Государство первым должно ввести самоограничение на убийство. К тому же мне кажется, что с точки зрения кары пожизненное лишение свободы страшнее, чем смерть. Педофилов, серийных убийц, наркоторговцев нужно приговаривать к пожизненному заключению без права помилования.

Человечество деградирует?

«AиФ»: - Масштабы педофилии в последнее время просто ужасают. Это наше общество так тяжело заболело или раньше подобные дела замалчивались?

М. Б.: - Раньше это действительно замалчивалось. Но главная причина в том, что общество стало очень жёстким, меркантильным и детство перестало быть чем-то святым. Россия сегодня переживает расцвет сексуальной революции. Однополая любовь - в порядке вещей, выйти замуж девственницей - патология, родить вне брака - уже не что-то экстраординарное. Сегодня в России треть детей рождается в неполных семьях, а в Европе - почти половина. Наблюдается общее падение морали и нравственности. А педофилов нужно лечить, изолировав от общества. Я сторонник химической кастрации, когда человеку делают уколы, от которых у него полностью исчезает либидо. 

«AиФ»: - Вы воспитываете малышей, двойняшек, которых взяли из детдома. Как они поживают?

М. Б.: - У них новая забава - купили щенка. Чёрного терьера, маленького, шёлкового. У нас есть три взрослые собаки, а вот со щенком они общаются впервые. Вообще принять в семью детей - большое счастье.

«AиФ»: - Но добиться этого счастья с нашей процедурой усыновления иногда слишком сложно.

М. Б.: - Любая медаль имеет две стороны. Да, действительно, у нас процедура усыновления очень и очень сложная, и подчас руки опускаются, когда идёшь по этому пути. Но, с другой стороны, эта сложная процедура в известной степени страхует детей от корыстной опеки, непродуманных действий. Тем не менее я думаю, что её надо упрощать и усиливать контроль за усыновлёнными, который сегодня осуществляется чисто формально. Недавно я разговаривал с одним из специалистов органов опеки. Он считает, что необходимо отменить тайну усыновления. Я сначала возмутился, а потом подумал: ведь, когда усыновление станет публичным, его уже будут воспринимать не как экзотику, а как обычное и массовое явление. Усыновлять в таком случае станет морально проще.

«AиФ»: - А что вы как отец, воспитывающий приёмных детей, можете сказать по поводу скандала с журналистом Никоновым, который недавно предложил слабых, недоразвитых детей истреблять в младенчестве?

М. Б.: - Аргументы Никонова мне понятны. Современная медицина может спасти жизнь практически любому ребёнку. Дети с большими генетическими отклонениями вырастают и рожают своих детей, тоже с отклонениями. Получается, что человечество начинает деградировать, потому что не происходит естественного отбора. Выживает не сильнейший, не лучший, а любой. Этими соображениями и руководствуется Никонов. Я не сторонник этой позиции. Человек от животных отличается понятием о морали, нравственности, гуманизме. А значит, убивая слабых детей, человечество физически будет совершенствоваться, но морально деградировать.

Досье

Михаил Барщевский родился в 1955 г. в Москве в семье юриста и актрисы. В 1990 г. основал первое в России адвокатское бюро «Барщевский и партнёры». С 2001 г. является полномочным представителем правительства в Конституционном суде РФ, Верховном суде РФ и Высшем арбитражном суде РФ. Доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ.  Автор нескольких художественных произведений.

Смотрите также:

Оставить комментарий (52)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество