aif.ru counter
133

Наши права — как нефть: надо качать!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. Как не пострадать от дикого роста цен? 06/02/2008

Прокуратура и суды то открывали, то закрывали дело, но так и не наказали виновных.

Таких — не сломавшихся — в России уже немало. Вспомните «бутовское дело», «матерей Беслана». Но и произвола меньше не становится. Почему надо проходить все круги ада, чтобы вернуть имущество, компенсацию за утраченное здоровье, уважение к себе? С чего начать борьбу за свои права? Об этом расскажут герои и эксперты «АиФ».

«Я своё отбоялся!»

Беспрецедентный случай в судебной практике: новосибирец Сергей Бурков отсудил у МВД России 107 млн. руб.

«Кто-то должен был дать им отпор, — говорит предприниматель, — и этим «кем-то» стал я. Не ради выгоды: из-за этих судов я уже продал квартиру и машину, а тех денег, что мне присудили, не хватит на полное восстановление потерянного бизнеса».

Крадут даже у милиционеров

Эта история началась с банальной кражи: в 2002 г. с лесопилки бизнесмена Сергея Буркова угнали четыре трактора. Он тут же обратился в милицию. Стражи порядка завели уголовное дело и описали всё его имущество. В итоге вот уже пять лет (именно столько длится следствие!) Сергей Бурков не может возобновить работу.

Корреспондентов «АиФ» Сергей Васильевич встречает дома. На просьбу показать лесопилку отнекивается, говорит: смотреть там нечего — от некогда прибыльного предприятия остались лишь покосившиеся стены. За это время лесопилку, которую никто не охранял, полностью разграбили.

Сергей Бурков считает, что это не халатность нашей милиции, а хорошо спланированная акция.

— После тракторов с опечатанного (!) предприятия неизвестные злоумышленники вывезли вообще всю технику. То есть украли её уже не у меня, а у милиционеров, которые по закону должны были это имущество охранять. Впрочем, кое-что быстро нашли в ближайшей лесополосе. А остальное, видимо, даже не искали. Возбудили новое уголовное дело, снова всё опечатали и куда-то отправили. С тех пор этой техники я больше не видел.

Сергей Васильевич обратился в суд.

— Судья была в шоке, просматривая материалы дела: в здании были выбиты окна, часть оборудования в цехах и мастерских разрушена, отопительная система разморожена. Ей просто ничего другого не оставалось, как вынести частное определение в адрес ГУВД по поводу того, как там обращались с вещдоками. Исходя из этого определения суда, в феврале 2006 года я подал иск о возмещении ущерба к Минфину, МВД, областному ГУВД, прокуратуре и управлению Федерального казначейства.

Проигравший победитель?

Материальные претензии бизнесмен оценил почти в 160 млн. руб. Но суд счёл, что эта сумма завышена, оценив убытки в 107 млн. руб. Впрочем, решение было всё-таки в его пользу — государство обязали компенсировать ущерб. Вот только когда именно новосибирец получит свои деньги, неизвестно.

— Ответчики подали апелляцию, но, думаю, им всё-таки придётся мне заплатить. И произойдёт это в самое ближайшее время. Останавливаться на достигнутом я не намерен: буду подавать новый иск к МВД России о возмещении теперь уже морального вреда -на 250 млн. руб.

Победителем Сергей Бурков не выглядит: седой человек с усталым взглядом. А потому не могу удержаться от вопроса: не страшно ли ему, простому человеку, уже и так многое потерявшему в этой борьбе, продолжать судиться с правоохранительными органами?

— Я у же своё отбоялся. И мне непонятно, почему сотрудники правоохранительных органов присвоили себе право решать, работать или нет нормальному человеку. Да и терять мне уже нечего. От меня даже жена с ребёнком ушла, пока я судился.

На 14 февраля назначено очередное рассмотрение по делу Буркова. На этот раз инициаторами слушаний выступают сотрудники МВД, оспаривающие принятое о возмещении ущерба решение. Сергей Бурков уверен, что дело тут не в бюджетной экономии. — В МВД кому-то выгодно тянуть процесс, чтобы вывести из-под ответственности милиционеров, которые не уследили за моим имуществом. Я знаю, что одного из них уже отправили на пенсию, — говорит бизнесмен.

Кстати, на днях из Москвы, из Следственного комитета при Генпрокуратуре, в Новосибирск приезжали трое сотрудников — проконтролировать, как выполняется решение суда о возмещении ущерба. Вот только их поездка оказалась короткой — времени на встречу с предпринимателем у них не нашлось.

Алевтина Агальцеваа, «АиФ на Оби», Новосибирск

Бойся судебных приставов

На вполне законных основаниях, по решению суда, проникнуть в жильё любого россиянина без его согласия теперь могут судебные приставы. Даже если хозяина не будет дома, его имущество опишут, оценят и арестуют. «Это может произойти лишь с санкции руководителя подразделений приставов в присутствии понятых», — пытался успокоить население директор Федеральной службы судебных приставов Н. Винниченко. Но аргументы большого начальника не успокаивают. Если приставы пришли к тебе в дом, ты с точки зрения закона преступник, поэтому права голоса не имеешь и от беспредела государевых людей не защищён. А на порядочность представителей власти, исходя из горького опыта тысяч россиян, рассчитывать, увы, не приходится.

 

Наши дела в Страсбурге

Когда россияне, пройдя все суды на родине, так и не получают то, на что покусилась власть, они отправляются искать правду в Европейский суд по правам человека.

Всего на сегодняшний момент в суде находится 80 тысяч нерассмотренных дел. Из этого числа 26% (около 20 тысяч дел) приходится на Россию. Следом за ней идёт Турция (12%), далее — Румыния (10%). В основном это невыплаченные или неправильно начисленные пенсии, компенсации чернобыльцам, насилие над личностью, произвол правоохранительных органов.

Не все иски россиян принимаются, если дело всё же взяли, это может занять 2–4 года, и решение суд в Страсбурге выносит в виде рекомендации органам власти в России. Но требование Европейского суда выплатить россиянам компенсацию морального и материального ущерба за те или иные страдания почти всегда выполняется.

«Крутилки-вертелки» вместо денег

Пожалуй, каждый белгородский чернобылец имеет за своими плечами опыт одного-двух судов.

Владимиру Семыкину 56 лет. В Чернобыль он попал как химик-обработчик. Сейчас у него II группа инвалидности, что означает 80% потери трудоспособности. Деньги он получал, но странно. «После долгих «крутилок-вертелок», — рассказывает Владимир, — мне делали расчёты выплат вопреки существующим правилам». В 2003 году Владимир обратился к юристу, товарищу по несчастью, чернобыльцу. И добился своего — стал получать сумму в два с небольшим раза больше, чем до этого. «В законах в поддержку чернобыльцев написано много, а выполняется мало», — считает он. А председатель Белгородской региональной организации «Союз Чернобыль России» Александр Горошко в подтверждение говорит, что в области счёт судов с государством перевалил уже за три тысячи. Успехи есть: в декабре 2007 года, после полутора лет протестных акций, ликвидаторы аварии наконец получили 38 миллионов рублей из федерального бюджета.

Вероника МАЛОВА, «АиФ Белгород»

Эхо столичного скандала

Когда 13 м2 равны 100 м

Что в Москве есть не только Красная площадь, но и Южное Бутово, остальная Россия узнала летом 2006 г. Ничем не примечательная столичная окраина тогда превратилась в эпицентр борьбы жителей, не желающих выезжать из своих деревянных домов, с московскими властями, намеревавшимися построить именно там современные многоэтажки.

ЧАЩЕ всех звучало имя Юлии Прокофьевой. Её история благодаря вмешательству сильных мира сего была самой публичной и острой. Теперь имя этой женщины можно встретить даже в сетевой энциклопедии. В Интернете она — «выселяемая владелица частного дома в московском районе Южное Бутово». Хотя на самом деле её «владения» по Богучарской ул., 19 (а именно -часть дома площадью 13 м2 и огород размером 2,8 сотки), принадлежали сыну Михаилу.

История началась в тот момент, когда семья Прокофьевых (вместе с другими домовладельцами Южного Бутова) отказалась переехать в многоквартирные дома по соседству. В один июньский день Юлии и её 22-летнему сыну надлежало освободить прежнее жилище и переселиться в однокомнатную квартиру на ул. Ахмата Кадырова. Так предписывало решение суда, имеющееся на руках у столичных властей. Для переезда были привлечены судебные приставы и… бойцы ОМОНа.

Наверное, эта семья и сейчас бы жила на ул. Ахмата Кадырова, если бы не придание этому конфликту огласки. Прокофьевы последовательно отказывались сначала от одной однокомнатной квартиры, потом от двух однокомнатных. Ведь их предлагали не в собственность, а по договору соцнайма. «Почему я должна была соглашаться на социальный наём вместо собственности?» — спрашивала Юлия Прокофьева.

Конфликт тлел почти год, когда Мосгорсуд признал законными выселение семьи Прокофьевых без предоставления нового жилья и передачу земельного участка в собственность города, подтвердив тем самым решение районного суда. Похоже было на то, что власти «наказывали» строптивую москвичку и её сына. «Мне не нужна политика, — говорила не раз Юлия Прокофьева. — Мне бы семью защитить». И Прокофьевым снова предложили две однокомнатные квартиры (по 50 м2 каждая) в Западном округе столицы и компенсацию за сад и огород с учётом упущенной выгоды в размере 1,201 млн. руб. Оплачивались также и все расходы на регистрацию прав собственности на жильё, а также переезд. Отказаться было невозможно. Прокофьевы, а кроме них новые квартиры получили ещё 287 бывших бутовских домовладельцев, переехали, а на прежнем месте уже растут 115 тыс. муниципальных квадратных метров жилья.

Кому-то эта история покажется сказкой. В нашей стране много людей, незаслуженно обиженных властью, борящихся с ней долгие годы, но так и не победивших и не отвоевавших своё. Кто-то скажет, что, если бы не вмешательство политиков, у женщины ничего не получилось бы. А хотя бы и так. Она сумела доказать, что с людьми надо уметь договариваться, а не бросать против них бойцов ОМОНа.

Екатерина БЫЧКОВА

P. S. Правда, не всем «скандалистам» так повезло. С теми, кто под шумок купил по квадратному метру или даже по половине квадратного метра южно-бутовской земли и требует за это по квартире в столице, теперь разбирается прокуратура.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Анатолий Кучерена, адвокат, член Общественной палаты:

— На мой взгляд, самая большая беда заключается в том, что люди далеко не всегда понимают, что те или иные органы власти приняли решение, нарушающее их права. И здесь уже надо решать вопрос правовой грамотности населения. Что касается обращения с иском в суд, надо знать, что он подаётся в течение 3 месяцев со дня, когда человеку стало известно о нарушении его прав и свобод. Если он просрочен, не страшно, это не является поводом для отказа в приёме иска. У любого гражданина есть законом установленная возможность обращения в судебные органы с оспариванием решений, принятых органами госвласти. И в последнее время очень многие, кто стал по другую сторону баррикад, эти иски выигрывают. Я называю это большими победами маленьких людей. Хочу заметить, что власть в роли ответчика ведёт себя в суде по-разному. Но если гражданин вооружён всеми документами или у него есть хороший юрист, и чиновники, и судьи ведут себя соответственно. Конечно, не все могут себе это позволить, и возникает необходимость развития социальной адвокатуры. Но против власти можно бороться и успешно отстаивать свои права.

Как звезды отстаивают свои права

На даче Аллы Пугачёвой в Подмосковье стояла хозяйственная постройка. Чиновники выяснили, что расстояние от неё до берега Истринского водохранилища меньше положенного, и постановили — снести. За судьбой «баньки» примадонны следила вся страна. В конце концов Алла Борисовна обещала передвинуть постройку дальше от береговой зоны. Злые языки утверждают, что банька и ныне там.

НЕСКОЛЬКО лет назад губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев предложил барду Александру Розен-бауму здание для его театра-студии. Однако в здании, памятнике культуры, в это время продолжал работать Камерный зал капеллы им. Глинки. Её директор с удивлением узнал о том, что в особняке теперь будет располагаться театр-студия. После разбирательств капелла отказалась от аренды особняка. Может, певец использовал свой немалый административный ресурс?

ПИТЕРСКИЕ же власти в прошлом году постановили забрать здание театра «Бенефис» на Мойке у Михаила Боярского. Однако сторонам удалось договориться. Людей перевели работать из театра в культурно-просветительский фонд, которому обещали выделить другое помещение.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы