aif.ru counter
14606

«Все хотят сохранить лицо». Будут ли Россия и Турция воевать друг с другом?

Сюжет Антитеррористическая операция России в Сирии

Ситуация вокруг Идлиба продолжает оставаться неспокойной. Несколько раз в течение последних трех дней в разных СМИ появлялась информация о начале турецкой операции в этой сирийской провинции. Все эти сообщения оказывались ложными. Однако турецкие власти продолжают настаивать, что такая операция по-прежнему возможна, в случае если сирийские войска не остановят наступление.

На данный момент правительственные войска контролируют уже более трети территории последнего анклава боевиков в Сирии. Сирийцы вплотную подошли к центру провинции, городу Идлиб. В окружении оказались несколько блокпостов турецкой армии. С начала февраля из-за боестолкновений и случайных обстрелов турки потеряли как минимум 14 солдат. Между тем они начали стягивать в район Идлиба дополнительные силы. По неподтвержденным данным, там скопилось около 9 тысяч турецких солдат вместе с бронетехникой. 

Президент Турции Реджеп Эрдоган пригрозил: «Мы завершили все приготовления и начнем наступать внезапно, как делали это в предыдущих операциях. Скажу более открыто: операция в Идлибе — это вопрос времени. Мы не оставим Идлиб Асаду». А учитывая, что поддержку наступлению сирийской правительственной армии оказывают наши ВКС, операция Анкары может привести к прямому столкновению между российскими и турецкими военными. 

Турция даже попросила США развернуть две батареи зенитно-ракетных комплексов Patriot на южной границе страны «в качестве мер поддержки турецких действий в сирийской провинции Идлиб». По некоторым данным, американцы, которые и ранее всячески поддерживали турецкое руководство в конфликте с Россией, уже дали согласие на размещение комплексов. Однако затем от Пентагона последовал официальный ответ, что решение пока не принято. 

Опасаются эскалации ситуации и в Европе. Президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель предложили Владимиру Путину провести четырёхстороннюю встречу с Эрдоганом. 

Однако в Москве и Анкаре в последние дни дали понять, что ситуация не столь ужасна. В Кремле заверили, что будут продолжать диалог с турецкими властями. И хотя переговоры 8 и 10 февраля спецпредставителей двух стран по Сирии закончились безрезультатно, стороны продолжают договариваться. «О противостоянии с Россией не может быть и речи», — заявил и глава Минобороны Турции Хулуси Акар, который также подтвердил, что переговоры идут. 

Акар также заявил, что размещение ЗРК Patriot на южной границе не означает, что там появятся американские военные. Более того, по его словам, турки не собираются отказываться от российских С-400. «Мы привержены букве соглашений по С-400 и купили их, несмотря ни на что. Продолжается обучение, и работы по их установке проводятся согласно плану. Где-то после апреля они будут введены в действие», — подчеркнул министр.

Насколько вероятно начало турецкой операции и сумеют ли все-таки в Москве и Анкаре договориться друг с другом, АиФ.ru выяснял у ведущего научного сотрудника Института востоковедения РАН Бориса Долгова

Глеб Иванов, АиФ.ru: Борис Васильевич, какова сейчас обстановка в Сирии?

Борис Долгов: Обстановка остается напряженной. Боевики предприняли попытку остановить продвижение правительственной армии контрударом. Однако им не удалось прорвать сирийский фронт, в том числе и благодаря авиаударам российских ВКС. Наступление боевиков остановлено. 

— Переговоры между Россией и Турцией идут уже почти две недели, однако результатов нет. Почему не удаётся договориться?

— На данный момент стороны придерживаются диаметрально противоположных позиций. Турки говорят, что согласно достигнутым договорённостям сирийская армия не имела права вторгаться в Идлиб. Россия справедливо указывает на то, что Анкара не выполнила взятые обязательства отделить оппозиционные группировки от радикалов и не допустить обстрелы пригородов Алеппо и стратегически важных трасс М5 и М4, которые связывают этот город с побережьем и столицей. Как отметил в недавнем интервью Сергей Лавров, ни в одном соглашении не было прописано, что радикальным исламистам дадут спокойно обустроиться в Идлибе и делать там всё, что им захочется. Кроме того, нужно помнить, что в отличие от России, которая находится на территории Сирии по приглашению сирийских властей, Турция действует там незаконно, без соответствующего мандата. 

Сирийская тема близка турецким гражданам, поэтому воинственные заявления Эрдогана последних дней — это своего рода игра на публику. Он не может просто бросить протурецкие отряды в Идлибе, когда в них было вложено столько сил и средств. Однако и воевать с Сирией ему тоже не хочется. Война повлечет за собой новые толпы беженцев, которые направятся в Турцию. Война ляжет тяжелым бременем на турецкий бюджет, который уже сейчас с трудом пытается обеспечить две операции — в Ливии и на севере Сирии. Наконец, это повлечет за собой разрыв многих проектов с Россией — например, «Турецкого потока», в который тоже вложено много денег. Это невыгодно ни туркам, ни нам.

В Москве тоже очень хотели бы избежать эскалации, потому что нам невыгодно сближение Анкары и Вашингтона, который сейчас всеми силами пытается натравить турок на нас. Поэтому стороны постараются найти компромисс, который позволит сохранить лицо всем сторонам. 

— Каким может быть этот компромисс?

— Сложный вопрос. Если бы ответ на него был очевиден, он давно был бы найден. Думаю, можно было бы сохранить турецкие блокпосты в Идлибе на какой-то срок, чтобы они контролировали мирный переход территории под контроль правительственной армии.

Оставить комментарий (7)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы