4876

Афера климатического масштаба. Кто зарабатывает на глобальном потеплении?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Керчь, Казань... Как больше не наступать на те же грабли? 19/05/2021
Идеальный экологичный транспорт будущего – бензин не потребляет, выхлопов нет, ну почти.
Идеальный экологичный транспорт будущего – бензин не потребляет, выхлопов нет, ну почти. / shmill / Shutterstock.com

Международные организации и западные политики стремительно повышают градус климатической угрозы.

«Мы стоим на краю пропасти», — предупреждает человечество генсек ООН Антониу Гутерриш. «Климатический кризис — это сила, существенно дестабилизирующая мир», — оценивает масштабы опасности министр обороны США Ллойд Остин. А Евросоюз готовится ввести специальный налог, которым с 2022 г. будет облагаться импорт товаров, произведённых с большим количеством углеродных выбросов в атмосферу. Зачем США и их союзникам нужен враг в лице глобального потепления? Кто заработает триллионы долларов под разговоры о его отражении? О скрытых мотивах политических и финансовых элит — руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

Деньги всё сильнее концентрируются в финансовом секторе и интернете, а доходы промышленности и сферы услуг растут всё медленнее. Люди, работающие в реальной экономике Запада, живут хуже, чем их деды и отцы в 1950–1960-е гг.

Раньше думай о климате, а потом о себе

Алексей Макурин, «АиФ»: Василий Георгиевич, по словам Гутерриша, концентрация углекислого газа в атмосфере Земли поднялась до самого высокого уровня за 3 млн лет, а температура планеты в 2020 г. была уже на 1,2 градуса выше, чем в доиндустриальную эпоху. Мир действительно в шаге от катастрофы?

Василий Колташов: Проблема есть. Но, во-первых, среди климатологов нет единодушия. Все согласны, что климат становится в среднем теплее. Но лучше он или хуже для жизни — эти оценки делаются на основе истории Евразии за последние 2000 лет. И малопонятно, что происходило в прошлом в Африке и Америке. Во-вторых, климатические колебания, охватывавшие несколько столетий, случались и раньше, когда на Земле не было мощной экономики. Трудно понять, только ли человек повинен сегодня в изменении климата. В-третьих, на разные регионы планеты потепление влияет по-разному. На севере Евразии расширяется зона, пригодная для ведения сельского хозяйства, а это уже благоприятные перемены.

— Почему тогда климатическая тема преподносится так эмоционально?

— С 2008 г. мир переживает третью волну экономического кризиса. Для западных стран он создал трудности, которые они не могут преодолеть, несмотря на все свои ресурсы и денежные вливания в экономику. Деньги всё сильнее концентрируются в финансовом секторе и интернете, а доходы промышленности и сферы услуг растут всё медленнее. Люди, работающие в реальной экономике Запада, живут хуже, чем их деды и отцы в 1950–1960-е гг. Правящим элитам важно сдержать недовольство. И переключение внимания общества на экологические проблемы отлично решает эту задачу.

Людей убеждают: ваш враг не корпорации, ваш враг — парниковые газы. Людям объясняют: вся проблема не в том, что продукция наших заводов стала слишком дорогой и её невыгодно покупать, а в том, что страны типа России и Китая выпускают более дешёвые товары, используя грязные карбоновые технологии. Доходит до абсурда: всерьёз обсуждается сокращение поголовья коров, выбрасывающих в атмосферу кишечные газы.

Но всё это перекладывание проблемы с больной головы на здоровую. Вся эта борьба — мобилизация под ложными лозунгами. Её цель — морально подавить средний класс — основу общества потребления. Под разговоры о климатической угрозе западного обывателя призывают покупать меньше еды, одежды, бытовой техники, автомобилей, в производстве которой используются вредные технологии. А вопрос, почему всё труднее зарабатывать деньги, на которые приобретаются материальные блага, отодвигается в сторону.

Банки «экологичны», промышленность — нет

— Если бы глобального потепления не было, его нужно было бы выдумать?

— Конечно. Ведь западные элиты не хотят сами отказываться от своих привычек и терять собственные богатства. В последнее время трудности, с которыми столкнулись их страны, списываются на страшную пандемию коронавируса. Для вашингтонских чиновников и еврократии она стала подарком судьбы, выводящим их из-под удара за бездарное управление экономикой. Но когда локдауны закончатся, то выяснится, что кафе пусты по другим причинам, что локдауны прикрывали провал сферы услуг на Западе. Ведь эта отрасль сильна, когда опирается на сильную промышленность. А когда промышленность потеряна — сфера услуг стагнирует и тяжело восстанавливается. Всё это откроется, когда коронавирус уйдёт. И новый жупел климатической катастрофы будет как нельзя кстати. С помощью этой темы можно будет долго отвлекать внимание общества. Но новые рабочие места она не поможет создать и решения социальных проблем не подскажет.

Другой мотив нагнетания экологической опасности — борьба с местным промышленным капиталом и примыкающим к нему рабочим классом. Их тоже нужно морально поставить в положение виноватых во всём. Производите автомобили — вы виноваты в ухудшении климата. Не банки же! У банков самый экологичный бизнес! И если промышленники скажут, что хотят вернуть золотой век реальной экономики, их поставят в оборонительную позицию, так как заводы разрушают природу.

Непосредственно командовать битвой будут международные организации, которые контролирует Вашингтон. И заведомо ясно, что климатическое сотрудничество, к которому он призывает сегодня мир, равноправным не будет.

Фронт против конкурентов

— Война за «правильный» климат обещает стать мировой. Зачем это США и ЕС?

— Их цель — удержать или даже усилить контроль над странами, которые лежат на периферии мировой экономики и стремятся к самостоятельной политике. Эти страны, в число которых входит Россия, с 2008 г. пережили несколько волн девальвации национальных валют, что позволило им удешевить производство. Они всё активнее торгуют между собой в рамках таких соглашений, как БРИКС или ЕАЭС, и всё меньше покупают слишком дорогие западные товары.

Как сдержать эту тенденцию? Один из способов — создать и возглавить климатический фронт, задающий мировые экологические стандарты и диктующий правила игры всему миру. США и Евросоюз объявили себя его моральными лидерами. Непосредственно командовать битвой будут международные организации, которые контролирует Вашингтон. И заведомо ясно, что климатическое сотрудничество, к которому он призывает сегодня мир, равноправным не будет.
Возможны попытки обвинить крупные нации — такие, как русская — в эксплуатации малых наций. Я однажды уже беседовал в Москве с людьми, которые получили грант на разжигание этой надуманной темы.

— Что потеряет Россия, если нам навяжут борьбу с потеплением?

— Экономический рост. Мы близки к его началу. Мы можем получить много преимуществ как минимум за счёт роста мировых цен на нефть и зерно. Но если мы втянемся в эту игру по полной, нам скажут: «А зачем вам осваивать новые месторождения нефти и газа? Зачем вам увеличивать свои стада? Ведь они загрязняют окружающую среду. Зачем вам создавать новые мощности в промышленности? Ведь они дублируют те, что уже есть в Европе и США. Если будете создавать — заплатите штрафы за загрязнение воздуха. А решать, что у вас грязное, а что нет, будем мы».

Да, придёт время, когда Россия откажется от бензинового топлива. Но произойдёт это не под напором извне, а в силу развития технологий. И другие страны Евразии, стоящие на пути к новому лидерству, экологические идеи в духе Греты Тунберг не поддержат.

— Какие угрозы ещё может придумать Запад?

— Возможны попытки обвинить крупные нации — такие, как русская — в эксплуатации малых наций. Я однажды уже беседовал в Москве с людьми, которые получили грант на разжигание этой надуманной темы. А истинная цель — вбить клин в евразийскую экономическую интеграцию. И наверняка мы услышим о новых санкциях, объявленных против стран-конкурентов под предлогом соблюдения прав человека.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество