Примерное время чтения: 5 минут
4060

«Самый сложный» саммит. Сможет ли G20 отвести мир от пропасти?

Павел Бедняков / РИА Новости

До открытия саммита «Большой двадцатки» на индонезийском острове Бали осталось меньше суток. В том, что мир увидит дипломатический спектакль высшей пробы, ни у кого нет сомнений. Даже актер второго плана Зеленский не стал скрывать, что активно готовится к своему выходу на сцену G20. Осталось лишь узнать, каким будет финал двухдневного представления.

«Очень активно готовимся к важной неделе для Украины, дипломатической неделе. Состоится саммит “Группы двадцати” в Индонезии, и наша позиция будет представлена... Уже во вторник мое обращение», — сообщил Зеленский в своем Telegram-канале.

Видимо, неслучайно президент Украины особо подчеркнул, что неделя будет дипломатической. По итогам этого саммита каждая из сторон, скорее всего, останется при своем. Но все же есть небольшая надежда, что 15 и 16 ноября будет использована G20 не только, чтобы высказать друг другу свои претензии (их уже все знают буквально наизусть). Впрочем, для этого ведь не стоило съезжаться на Бали.

Предчувствие армагеддона

От мировых лидеров (а члены G20 представляют две трети населения нашей планеты) ждут если не дипломатических прорывов, то хотя бы ощущения, что мир отодвинут от ядерного армагеддона, о приближении которого недавно азартно рассказывал президент США Джо Байден.

Официально на Бали участники саммита будут обсуждать продовольственную и энергетическую безопасность, а также проблемы мирового здравоохранения. Но всем понятно, что в центре всеобщего внимания будет украинский кризис.

Мяч на стороне Запада

Россия, готовясь к предстоящему саммиту, по сути, дала понять, что мяч сейчас на стороне Запада. От переговоров по поиску путей выхода из украинского кризиса Москва не отказывается, но и стучаться в закрытые двери не собирается. Глава российской делегации Сергей Лавров прибыл на Бали накануне и явно готов к дипломатической битве.

Пекин на G20, очевидно, не станет поддерживать антироссийские заявления. Единого российско-китайского фронта, конечно же, не стоит ожидать. У каждой из сторон свои национальные интересы и свои пути решения проблем, но по многим вопросам позиции России и Китая совпадают. На Бали российская и китайская делегации даже заселились в одном отеле. Штрих маленький, но вполне хорош для иллюстрации расстановки сил накануне саммита G20.

Первая очная

Отдельно стоит также внимательно понаблюдать за первой очной встречей президента США с председателем КНР на полях саммита G20. Си Цзиньпин и Джо Байден ранее встречались несколько раз, но на Бали политики впервые встретятся в качестве глав государств.

По данным агентства Блумберг, президент США на встрече с китайским лидером попробует предотвратить дальнейшее ухудшение отношений между Вашингтоном и Пекином. «Байден стремится свести к минимуму риск ошибок и неправильных толкований во взаимодействии между двумя странами. Он понимает, что американо-китайские отношения во многих аспектах являются наиболее важными для США», — приводит агентство слова чиновников.

Обсуждать они будут, как ожидается, и Украину, а значит, либо Байдену придется резко смягчить риторику в адрес Москвы, либо предотвратить ухудшение отношений у хозяина Белого дома явно не получится.

Почти половина G20

Вполне можно рассчитывать, что на Бали против России также не будут выступать Бразилия, Индия, ЮАР, Турция и Саудовская Аравия. А это почти половина G20. А если учесть население этих стран, то тут уже речь идет о 60-70% «Большой двадцатки».

Впрочем, и среди остальных членов G20 по поводу украинского конфликта нет единства. Не все готовы рубить с плеча и безоговорочно поддерживать предложения США и Великобритании по полному блокированию России на индонезийском саммите.

Самый сложный G20

К примеру, президент Индонезии Джоко Видодо призывал западных лидеров смягчить риторику в отношении России в рамках саммита G20. «На американских, европейских, австралийских и японских должностных лиц... оказывают давление индонезийские коллеги, в частности президент Джоко Видодо, чтобы они продемонстрировали гибкость и рассмотрели возможность использования менее жесткой риторики, чтобы Москва согласилась на коммюнике по завершении встречи», — пишет издание Politico.

По словам собеседников газеты, президент Видодо считает себя председателем «самого сложного» саммита G20. И с этим трудно не согласиться. А если заявление по итогам встречи все же будет принято, то это, без сомнения, станет большим достижением хозяев саммита.

Реакция коллективного Запада

Предложение Видодо во многом готов поддержать и канцлер Германии Олаф Шольц. Накануне он отметил, что реакция коллективного Запада на участие России в мероприятиях G20 не должно торпедировать работу «Большой двадцатки». Даже председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, которую ну никак не назовешь сторонником мягких заявлений и дипломатических решений, на этот раз призвала не бойкотировать встречу. Она вполне резонно полагает, что институт G20 слишком важен, чтобы позволить конфликтам влиять на его деятельность.

Какую в итоге эстафетную палочку Индонезия передаст Индии (которая возглавит G20 с 1 декабря этого года), станет известно 16 ноября вечером. А пока во многих деревнях на Бали прошли службы с участием представителей всех конфессий. В своих молитвах верующие просили, чтобы саммит прошел достойно во всех отношениях.

2500 пенджоров

Чтобы наверняка боги помогли членам G20 свернуть с тропы войны, вдоль дорог следования правительственных кортежей установили две с половиной тысячи пенджоров. Это большие бамбуковые шесты, декорированные листьями кокосовой пальмы. Испокон веков так на Бали приветствовали высоких и дорогих гостей с пожеланиями мира и благополучия.

А вдруг пенджоры действительно помогут «двадцатке». Хотя, очевидно, если бы это работало, пенджоры давно бы расставили вдоль всех дорог мира.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах