aif.ru counter
5823

«С Обамой говорили не на бегу». Путин ответил на вопросы журналистов в КНР

Владимир Путин.
Владимир Путин. © / Сергей Гунеев / РИА Новости

Одной из главных тем в вопросах стала ситуация в Сирии, результаты переговоров на этот счёт с президентом США, реакция на операцию в Сирии турецких войск.

Не получится ли так, что турецкие военные, зайдя в Сирию, там навсегда и останутся, откусив кусок её территории? На этот вопрос корреспондента «АиФ» Владимир Путин ответил крайне дипломатично:

«Мы не можем быть уверены ни в чьих целях стопроцентно и окончательно. Но диалог у нас идёт по вопросам Сирии и с турецкими партнёрами, и с американскими. Мы не поддерживаем и поддержать не можем ничего из того, что противоречит международному праву».

Нужно сказать, что эксперты уже обращали внимание на то, что ввод турецких войск на сирийскую территорию без приглашения сирийских властей международному праву противоречит. В Дамаске вторжение турецких войск вызвало немедленный протест. Впрочем, не исключено, что Реджеп Эрдоган обсуждал с Владимиром Путиным подобное развитие событий ещё до обострения российско-турецких отношений после уничтожения турецкими ВВС российского бомбардировщика 24 ноября прошлого года. Так, во время ежегодной пресс-конференции в декабре 2015 года Путин сказал:

«…Что нас задело? Ведь мы же не отказывались от сотрудничества. Я в последний раз был в Анталье (на предыдущем саммите «Большой двадцатки» — прим. ред.), мы разговаривали со всем руководством Турции. И турецкие коллеги поставили перед нами очень чувствительные вопросы и попросили о поддержке. Несмотря на то, что у нас сейчас испортились отношения (я не буду говорить, о чём шла речь, это совсем не мой стиль), но поверьте мне, перед нами были поставлены очень чувствительные для Турции вопросы, не вписывающиеся в контекст международного права по тем решениям, которые турецкой стороной предлагались. Представляете, мы сказали: да, понимаем и готовы вам помочь».

В связи с этим нельзя не обратить и внимание на то, как Владимир Путин ответил на вопрос, насколько неожиданной для Кремля оказалась турецкая операция.

«Что касается неожиданностей, у нас для этого существует Министерство иностранных дел, специальные службы, чтобы у нас было поменьше неожиданностей, — сказал Владимир Путин. — В принципе, мы понимали, что происходит, куда дело идёт: видны же передвижения (войск — прим. ред.) и проблемы, которые возникают у Турции в связи с событиями в Сирии. А у неё возникают такие проблемы (обострение противоречий с курдами — прим. ред.). Мы всё это прекрасно видим и, по большому счёту, никаких неожиданностей для нас в этом нет. Хотя, повторяю ещё раз, мы не приветствуем никаких действий, которые противоречат нормам и принципам международного права. Что же касается восстановления наших двусторонних отношений, работа идёт…»

«Самое главное, у нас создана база для полноформатного восстановления сотрудничества, — добавил президент, описывая отношения с Турцией. — Этой базой является и то обращение, которое было сделано турецким руководством к нам с извинениями по поводу трагический событий, произошедших с нашим самолётом и гибелью нашего лётчика. Это связано с тем, что в Турции арестован пилот, который нанёс удар по нашему самолёту. Арестован человек, который, находясь на территории Сирии, стрелял по нашим лётчикам, которые катапультировались. Сейчас мы слышим, что этот инцидент произошёл вообще без всяких санкций турецкого руководства с целью осложнить наши отношения с Турцией, и сделали это люди, которые позднее пытались совершить государственный переворот. Мы этого не знаем, ждём (результатов — прим. ред.) расследования, которое проводится турецкими властями. Во всяком случае, мы видим желание и стремление турецкого руководства восстановить российско-турецкие связи».

Между тем, отвечая на вопрос «АиФ» о результатах переговоров с Бараком Обамой, Путин заявил:

«Несмотря ни на что, у нас есть определённое сближение позиций и понимание, что мы могли бы сделать для разрядки ситуации в Сирии и поиска взаимоприемлемых решений. Госдеп и наш МИД дорабатывают сейчас предварительные договорённости, но мне кажется, что мы на правильном пути и могли за какой-то период времени, чтобы предпринять взаимные энергичные попытки ситуацию в Сирии оздоровить. Разумеется, мы должны будем проконсультироваться с сирийским правительством, должны будем проинформировать наших партнёров, в том числе и Иран».

«Говорили подробно, не на ходу, не на бегу, — рассказал Владимир Путин о нюансах встречи с Бараком Обамой. — Всё, что хотели обсудить, пообсуждали основательно, причём дискутируя друг с другом и погружаясь в детали. Мне кажется, мы добрались до понимания друг друга и до понимания проблем, перед которыми стоим. Но некоторые технические вещи нужно доработать. Если Керри и Лаврову удастся это сделать, мы сделаем ещё один шаг вперёд по пути к сирийскому урегулированию…»

Что стало препятствием для достижения российско-американской договорённости по Сирии, «АиФ» накануне рассказал министр иностранных дел Сергей Лавров:

«Мы сейчас уже не первый день и не первую неделю совместно с американцами как два сопредседателя международной «Группы поддержки Сирии», как две страны, которые реально работают по террористическим целям в САР, ведём интенсивные консультации, с тем чтобы выработать алгоритм действий, который будет основываться на координации усилий антитеррористического характера. Этому была посвящена моя встреча с Джоном Керри 26 августа в Женеве. Этому же были посвящены наши многочисленные телефонные разговоры. Эта тема стала предметно обсуждаться после того, как Джон Керри 15 июля посетил Москву и был принят президентом РФ.

По линии военных, по линии спецслужб России и США продолжаются, по сути дела, еженедельные и ежедневные контакты, чтобы выработать такой алгоритм. Мы рассчитываем, что эта работа завершится в самое ближайшее время. Практически все компоненты этой задачи уже понятны, по большинству вопросов достигнуто понимание. Но самое главное, что любые наши договорённости с американцами о практических действиях, о координации действий против террористов, координации работы наших ВКС и ВВС США и ведомой ими коалиции не будут поддаваться практическому осуществлению, если наши американские партнёры не выполнят давно данное ими обещание отмежеваться от оппозиционеров, которые, сотрудничая с США, взаимодействуют с «Джебхат-ан-Нусрой» (организация запрещена в РФ — прим. ред.). Многие группы, которые американцы считают приемлемыми для ведения переговоров, по сути дела, прислонились к «Джебхат-ан-Нусре», или как она там теперь называется. А «Джебхат-ан-Нусра» их использует, чтобы уйти из-под ударов. И это ситуация, которая не может продолжаться бесконечно. Ещё раз подчеркну, что от решения этой главнейшей проблемы зависит возможность реализации во многом уже согласованных между нами и американцами планов по координации антитеррористических действий».

Тем временем президент Путин выразил надежду, что договорённости могут быть достигнуты уже в ближайшие дни:

«Мне представляется преждевременным говорить о каких-то параметрах наших договорённостей. Но я очень рассчитываю, что если договорённости будут достигнуты, а у меня есть основания рассчитывать, что это произойдёт в ближайшие дни, то мы можем говорить о том, что наша совместная работа с США в борьбе с террористическими организациями, в том числе и на сирийском направлении, будет значительно улучшена и интенсифицирована».

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы