67259

«Русские, забирайте Красное море!». Нужна ли России военная база в Африке?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Что скрывают глубины морские? 28/04/2021
В Судане с восторгом ждут базу ВМФ РФ.
В Судане с восторгом ждут базу ВМФ РФ. / Георгий Зотов / АиФ

Темнокожая девушка в ярком одеянии, смущаясь, читает мне вслух стихи Лермонтова. «Глубокая ещё дымилась рана. По капле кровь точилася моя. Лежал один я на песке долины. Уступы скал теснилися кругом, и солнце жгло их жёлтые вершины». От волнения она забывает текст, но однокурсники поддерживают, аплодируя. Студенты на кафедре русского языка в столице Судана Хартум жалуются, насколько труден в изучении «великий и могучий». Им сложно отличить друг от друга «забил» и «забыл», «называется» и «наживается».

Я спрашиваю, как они относятся к базе ВМФ РФ в Судане, и все в восторге: «России давно пора вернуться в Африку!» В разное время советские военно-морские базы располагались в Сомали (до 1978 года) и Эфиопии (до 1991 года). Из одной страны нас выгнали, поскольку её президент переметнулся на сторону США, из другой пришлось уйти самим по причине свержения там просоветской власти. В декабре 2020 году между Россией и Суданом было подписано соглашение о строительстве близ города Порт-Судан на Красном море пункта для базирования ВМФ. Обозреватель «АиФ» решил разобраться, нужна ли нам военная база в Африке и какую пользу она принесёт.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Платить деньги не будем»

 Прошу вас иметь в виду, что на деле речь идёт о более скромном нашем присутствии  пункте материально-технического обеспечения (ПМТО),  заявил в интервью «АиФ» посол России в Судане Владимир Желтов.  Важно, чтобы читатели вашего уважаемого издания понимали: это не база в прямом смысле. Россия  великая держава, у которой есть свой военно-морской флот, выполняющий задачи в различных частях мирового океана. Любой же корабль, находящийся надолго вдали от родных берегов, требует снабжения топливом, водой, продовольствием  именно для таких целей и создается ПМТО. И в этом нет ничего нового. Ранее, в советский период, аналогичное присутствие на cеверо-востоке Африки и в красноморском регионе было на острове Нокра на архипелаге Дахлак (тогда он принадлежал Эфиопии, сейчас  Эритрее), а еще раньше  в сомалийском порту Бербера. Было присутствие и на йеменском острове Сокотра. Современный российский океанский флот решает немало задач, и где-то наши корабли заправляться должны. Отсюда и появилась идея создать подобный пункт материально-технического обеспечения в Судане.

 Есть одно мнение, и оно на чём-то оно основано. Мы при СССР вкладывали большие средства в Африку, потом режимы поменялись, наши кредиты нам не вернули. Поэтому есть опасение: не получим ли мы в итоге схожие проблемы?

 Успокою дорогих читателей. Вопрос о плате за ПМТО в Порт-Судане не стоит. Вносить за него деньги российская сторона не будет  по взаимному соглашению подразумевается, что мы окажем Судану военно-техническую помощь. При этом не могу не сказать, и это вовсе не секрет: суданская армия уже много десятилетий  с шестидесятых годов  ориентируется на советское/российское вооружение. Здесь летают наши самолёты и вертолёты, ходят наши танки и бронетранспортеры. Суданские военные рассматривают Россию как своего проверенного временем партнёра. Здесь привыкли к тому, что наше оружие надежное и эффективное. В суровых здешних условиях это не просто слова. 

«Американцы  беда для страны»            

Сами суданцы постоянно подтверждают: им элементарно необходимо присутствие России в стране. Угощая меня чаем в изрядно обветшавшем здании Внешнего информационного совета в Хартуме, его директор Сумайя Альхади объясняет: «Мы приветствуем приход России в Судан, поскольку желаем сотрудничать со всеми сторонами, способными принести пользу нашей республике. А от России мы ожидаем очень большую пользу, в том числе — безопасность побережья Красного моря». Об этом мне намекают в частной беседе и суданские офицеры: мол, «морская линия» совсем не защищена, а в случае присутствия в Порт-Судане российских кораблей никакой враг не сунется.

староста деревни Илафон Халед Абделькадыр.
Староста деревни Илафон Халед Абделькадыр. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Пригласив меня в свой дом, староста деревни Илафон близ хартумского пригорода Омдурман Халед Абделькадыр сразу поясняет, что является горячим сторонником появления моряков России в Судане. «Да пусть русские хоть всё Красное море забирают!  предлагает он. – Это лучше, иначе сюда вломятся Америка или Китай. Мы уже дружили с США при прежнем президенте в Джафаре Нимейри, ничего хорошего не вышло. Где американская политика  везде сплошные неудачи и беда для народа. Российская армия — очень хорошая армия, и её появление улучшит нашу экономику».

Валютчики и спекулянты

Судан откровенно небогатая страна. Тут сыграли роль и 27-летние американские экономические санкции, и многолетняя война с сепаратистами на юге (закончившаяся в 2011 году распадом республики на два государства), и частые засухи. Средняя зарплата в суданской столице  около 6000 рублей на наши деньги, за полчаса поездки на такси попросят 100 рублей, обед в приличном ресторане  500 рублей. Литр бензина обойдётся в 30 рублей, но на бензоколонках дикие очереди, и спекулянты «толкают» дефицитное топливо в три, а то и в четыре раза дороже.

Судан откровенно небогатая страна.
Судан откровенно небогатая страна. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Полиция на въезде в Хартум выборочно обыскивает машины водителей, конфисковывая нелегальный бензин, но чёрному рынку это процветать абсолютно не мешает. Суданский фунт недавно резко обесценился — я менял деньги у уличных «валютчиков» уже по курсу 380 фунтов за доллар, и цены на еду растут как на дрожжах. Поэтому естественно, что в Судане рады любому заработку, появившемуся со стороны, и очень опасаются его потерять  отношения с Россией для суданцев весьма значимы, особенно в вопросе срочных закупок современного оружия. Тут всё ясно, а вот как реально поможет нашему флоту «точка поддержки» на Красном море?

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Портрет дедушки Ленина

В последнее время российским военным кораблям всё чаще приходится выполнять задачи у берегов Сомали  с тех пор как эта страна в 1991 году развалилась на части, контролируемые отрядами боевиков. У её берегов появились пираты, десятками грабившие иностранные торговые суда, захватывавшие экипажи в заложники и требовавшие выкуп. Сейчас пиратство в водах у Сомали сократилось, но кораблям ВМФ РФ требуется патрулировать побережье восточной Африки, чтобы нападения не возобновились.

«Ситуация во многих африканских странах по-прежнему нестабильна,  считает источник «АиФ» в российском МИД.  И для моментальной реакции — вывоз персонала посольств, переброска гуманитарной помощи и прочих полезных вещей — нам не помешает базирование в Судане. Это вовсе не гигантская база в понимании СССР  с массой эсминцев, бомбардировщиков и десятками тысяч солдат. А небольшой участок с максимальным количеством в 300 человек персонала и четырьмя боевыми кораблями».

Поздно ночью в Хартуме не горят уличные фонари, не работают светофоры  опять «накрылось» электричество. «А как скоро Россия построит у нас базу?  на хорошем английском спрашивает меня пожилой суданский журналист. «Не знаю,  честно отвечаю я.  Пока трудно сказать». Само собой, уже не следует раздаривать столько денег, как при СССР, дабы расставить войска по всему миру: лучше потратить их внутри России на улучшение жизни людей.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Но пункт ВМФ в Судане принесёт нам скорее прибыль, чем убыток, ведь мы больше не выбрасываем средства не глядя, стоит кому-то в Африке повесить на стену портрет дедушки Ленина. Если пункт ВМФ РФ на Красном море сократит расходы на содержание кораблей, это уже отлично. Судан называют «воротами в Африку», а России следует смелее возвращаться со своим влиянием на этот континент, где Китай попросту скупает оптом целые государства, получая их ресурсы и извлекая из этого небывалую прибыль. Как раз об этом я расскажу вам в своём следующем репортаже. 

   

Оставить комментарий (7)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество