20783

«Россия не злобная». На Западе всё громче говорят, что санкции были ошибкой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Завести корову? 29/07/2015
Если к нам не с мечом, а по-доброму - можем и табачком угостить.
Если к нам не с мечом, а по-доброму - можем и табачком угостить. © / Вадим Брайдов / РИА Новости

Теперь к нам в гости собираются 15 депутатов Европарламента из группы «За новый диалог с Россией» — французы, итальянцы, британцы, португальцы... А на прошлой неделе в Москве собрались видные политики, эксперты и журналисты из Германии.

Этих людей обуревали разные чувства. И одно из них — чувство вины перед страной, которой их бесноватый соотечественник принёс столько горя. «После самой разрушительной войны в истории русские смогли простить нас, немцев, — напомнил Маттиас Платцек, председатель правления Германо-российского форума. — Они помогли нам объединить нацию (ФРГ и ГДР в конце 80-х. — Ред.). Я до конца своих дней буду вашей стране за это благодарен». Платцек недоумевает: кому в Европе взбрело в голову принять решение о продлении санкций против РФ аккурат 22 июня — в день нападения Германии на СССР?! «Санкции — это ошибка. Надо строить мирное будущее Европы вместе с Россией, а не против России».

Нехватка чуткости

Ещё в декабре 2014 г. более 60 представителей немецкой политики, экономики, культуры и СМИ подписались под призывом к властям: «Мы не имеем права вытеснять Россию из Европы». С тех пор противников чёрно-белой картины мира, в которой есть «плохая» Россия и «хорошие» Украина и Запад, стало ещё больше. Вильфрид Шарнагль, немецкий журналист и писатель, готов объяснить «господам хорошим», что их взгляд однобокий и Запад сам наломал много дров: «Да, нет письменных договорённостей, которые бы подтверждали обещание Запада не расширять НАТО на восток. Но это предполагалось духом соглашений (об объединении Германии. — Ред.). Наступил момент, когда терпение России лопнуло. Для неё немыслимо представить, что Украина может стать членом НАТО, что в Крыму, близком сердцу каждого русского, будет командовать американский адмирал! Украина для России всегда была чем-то большим, нежели просто одним из соседей».

«Было ощущение, что с Россией обращаются как с полным неудачником, хотя именно Советский Союз внёс основной вклад в победу над нацистской Германией, — отмечает Шарнагль. — Российское руководство надеялось на равноправие с Западом, но было разочаровано... Запад объявил себя победителем в холодной войне, западные политики захлебнулись в триумфальной эйфории». 

Нельзя пытаться разорвать Украину, перетянуть её на одну из сторон, предупреждает немецкий эксперт. Особый вопрос — Крым: «Давайте вспомним, как Хрущёв росчерком пера передал Крым из России в состав Украины, не спросив русских людей, хотят ли они этого. В тот момент на Западе хоть кто-то говорил о нарушении международного права? А говорил ли кто-нибудь о грубом нарушении в ситуации с Косово? Крым всегда имел особую историческую важность для России, Запад должен это учитывать». Что же касается санкций, то Россия слишком большая и экономически мощная, чтобы её можно было загнать в угол, считает Шарнагль: «Не оправдались ожидания, что гнев российского народа заставит Путина выполнить требования из Киева, Брюсселя и Вашингтона. Скорее наоборот».

Недавно писатель выпустил книгу под названием «Смена курса. Полемика в пользу перемен в подходе к России». Тезис автора — «Россия далека от идеала, но это и не злобная держава, какой её выставляют на Западе» — разделяет, например, Генри Киссинджер, бывший американский госсекретарь: «Запад до сих пор не понял, что даже кризис на Украине нужно было использовать для того, чтобы удержать Россию в сообществе, а не изолировать её». Он упрекает западных лидеров в том, что они «не пожелали показаться на Играх (в Сочи в феврале 2014 г. — Ред.), в России это восприняли как оскорбление. Если бы они приехали, то, может, им бы удалось улучить момент для переговоров».

«Нехватку чуткости в обращении с соседями и с президентом Путиным особенно» отмечает у нынешних лидеров Европы и бывший канцлер Германии Гельмут Коль. «Политика Брюсселя преисполнена мании величия» — это уже диагноз от другого экс-канцлера, Гельмута Шмидта. «После 1989 г. нужно было либо распустить НАТО, либо принять Россию в реформированную организацию. Вместо этого мы выбрали наихудший вариант — расширение НАТО», — сетует Ричард Саква, профессор американского Университета Кента. А Роджер Кёппель, главный редактор швейцарского еженедельника «Вельтвохе», развивает эту мысль: «Опьянённый расширением ЕС и НАТО на Восток, Запад стал неосторожно обхаживать Украину... Её соблазняли альянсами и финансовой помощью. Когда законного президента Януковича в феврале 2014 г. путчисты лишили должности, то немецкие политики на майдане выстроились караулом... Представим себе, что бы сделали в Вашингтоне, если бы русские почтили своим присутствием народное восстание в Мексике!»

Мир? Натюрлих!

Впрочем, хотя градус враждебности сегодня крайне высок, он не выше, чем был в 70‑80-е гг., когда Запад и СССР смогли остановиться у края ядерной пропасти и начали договариваться. «Вот и сегодня нам необходимо разговаривать друг с другом, а не подливать масла в огонь, — уверен Шарнагль. — Нельзя допустить возвращения холодной войны. Нельзя изолировать Путина, нельзя сжигать мосты для России. У Европы сейчас полно проблем (одна Греция чего стоит), не нужно их число увеличивать».

Слушая эти слова, согласно кивал и Эгон Бар, легендарный политик, один из идеологов ещё германо-советского сотрудничества. Спрашиваю 93-летнего немецкого экс-министра: сумеют ли Россия и Запад вновь примириться? «Думаю, Путин и Обама едины в том, что войны между нами быть не должно, — отвечает Бар. — Ибо не стоит нам воевать из-за Украины и тем более из-за Крыма. Только путём сотрудничества мы можем решать большие проблемы — с Сирией, Ираком, Ираном, Афганистаном... США зависят от Путина даже в таком вопросе, как доступ к Международной космической станции. Вспомните: после катастрофы американской ракеты, которая должна была поставить грузы на МКС, Россия смогла предоставить замену в течение 5 дней!» 

«То есть того, что нас сближает, всё-таки больше, чем того, что разделяет?» — задаю уточняющий вопрос аксакалу немецкой политики. «Я, натюрлих!» — без раздумий произносит он слова, понятные в России и без перевода.

Оставить комментарий (7)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы