Примерное время чтения: 6 минут
12854

Людей закидывали гранатами. Беженцы из Изюма и Купянска о зверствах ВСУ

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Фото пресс-службы администрации Краснодарского края.

В одном из санаториев Ейска потихоньку привыкают к мирной жизни семьи, которым чудом удалось выбраться из Харьковской области в Россию после того, как ВСУ решил их «освободить». О том, что происходило у них дома, как Киев не давал наладить мирную жизнь и что творили всушники в последнее время, главы двух семей рассказали aif.ru.

 185 человек прибыли в Ейск 17 сентября.
185 человек прибыли в Ейск 17 сентября. Фото пресс-службы администрации Краснодарского края.

До границы на попутках

Евгений Басалыга из Купянска приехал в Ейск с тремя детьми 10, 12 и 13 лет.

«Приняли хорошо. Домой пока не планируем, думаю, минимум года два-три нужно ждать, пока там все отстроится. Тем более самого дома как такового уже нет, мы остались без жилья. Еще буквально месяц назад у нас все было хорошо, и пособия начали оформлять, и дети в школу пошли. А потом три дня, и все «накрылось», - вспоминает Евгений о том, как их спустя полгода мирной жизни пришли «освобождать».

У семьи Басалыги действительно налаживалась жизнь, Купянск был практически тыловой город, люди готовились прийти на референдум и проголосовать за жизнь в России. Но Киев решил иначе, а силы ССО не стали по образцу ВСУ ровнять мирный город с землей и в рамках передислокации вышли из города.

«В день отъезда проснулись в пять утра, вещи у нас уже были собраны. Разбудил детей и решил, что пришло время уезжать, - говорит Евгений. - Абсолютно не знал, куда, но жизнь дороже, пусть бы ночевать пришлось и на улице. Ведь украинские военные, когда зашли к нам, начали издеваться над местными женщинами - кидали гранаты в подвалы, где они прятались. Над мужчинами тоже издевались - убивали тех, кто успел у нас получить российские паспорта. До границы добирались 70 километров попутками. Там нас оформили, а потом мы прибыли в Белгород, пожили пару дней. А после по распределению поехали в Ейск, выбрали его, потому что нам тут как-то спокойнее, да и для детей лучше, море рядом, теплее. А так еще нам предлагали Воронеж и Подмосковье».

Фото пресс-службы администрации Краснодарского края.

Смотрели, как горел наш дом

Роману Исиченко в Изюме повезло меньше — условия жизни в городе были тяжелые с марта. Киев, не стесняясь, регулярно «утюжил» своих бывших граждан, цинично говоря, что это россияне сами себя обстреливают, а заодно и мирных жителей.  

«Когда президент Украины недавно приехал в Изюм, где общался, с военными, у него спросили: «А где мирные люди?» Он ответил: «На фильтрации». О чем еще можно говорить после этого? Нам возвращаться однозначно нельзя», - вздыхает Роман.

Сейчас он доволен условиями жизни в санатории Ейска, потому что о нормальной жизни в Изюме просто стали забывать. И не потому, что такие-сякие россияне над ними измывались, как вещает на весь мир украинская пропаганда, а потому, что разрушенные коммуникации ВСУ просто не давало ремонтировать. Наоборот, ежедневные обстрелы оборачивались в городе новыми разрушениями и жертвами.

«Даже вода горячая для нас, так скажем, пока «дикость». С марта мы мылись в тазиках, я грел для этого воду. Каждое утро начиналось по принципу: вода, дрова, печка. Это хорошо, если у кого-то печка, а некоторые и на кострах воду грели. Мы в селе находились, нам было немножко полегче. А те, кто в городе, у них возле каждого подъезда были кирпичи, костер и бочки с водой, - рассказывает Исиченко. - Люди там и есть готовили, и воду грели, и в целом выживали, можно сказать. Когда мой младший ребенок уже тут на Кубани увидел телевизор, то удивился: «Папа, он без дисков работает!» Потому что у нас из-за отключений света нельзя было посмотреть телевизор. Я организовал DVD, на котором включал мультики, когда налаживали электричество, потому что обычные каналы не работали».

Фото пресс-службы администрации Краснодарского края.

В Харьковской области у мужчины осталась теща. Его личный дом 9 марта был разрушен полностью в результате попадания снаряда. На момент отъезда семьи в Россию в доме не было стекол, на крышу приземлилась «кассета». «Дыру от снаряда я залатал, конечно, но кровлю нужно полностью перекрывать, иначе снег она не выдержит. Правда, после того, что там случилось, мне кажется, уже и от отчего дома ничего не осталось, - говорит Роман.

«Для меня самое страшное было попадание снаряда в дом, - рассказывает сын мужчины Иван, который только перешел в седьмой класс. - Мы сидели все вместе в одной комнате и услышали два больших взрыва. Побежали к маме в зал, а дедушка сказал - выходите на улицу. Мы вышли, родители посадили нас в машину. Потом уехали к бабушке и все еще видели, как горел наш дом».

Фото пресс-службы администрации Краснодарского края.

Сейчас переселенцы привыкают к спокойной обстановке в кубанском санатории. Хотя дети по-прежнему боятся громких звуков проезжающих мимо машин. И по бетонным дорожкам обходят газоны. По привычке, чтобы не наткнуться на «бабочки» - взрывные устройства, которые раскидывали украинские военные рядом с их домами. Да, сегодня все эти страхи далеко позади. Но как много нужно времени, чтобы восстановиться после всего, что им пришлось пережить?

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах