Примерное время чтения: 5 минут
4801

Дворец без пионеров. Как на окраине Еревана сортируют карабахских беженцев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. И куда с рублем податься? 11/11/2020 Сюжет Обострение ситуации в Нагорном Карабахе в 2020 году
Фото: Сергей Залесский / АиФ

До начала очередного обострения в Карабахе проживали 150 тыс. человек. С 27 сентября оттуда бежали более 90 тыс. Примерно 50 тыс. из них уехали в Армению. Здесь им придется зазимовать. Как им помогают в Ереване — в сегодняшнем репортаже корреспондента АиФ.ru.

Улица Нерсисяна, дом 14/1

С началом боев, когда солдаты идут на фронт, а мирные жители — в тыл, власти Армении по привычке организовали для беженцев круглосуточные «горячие линии» по телефонам 114 и 117. Эти номера как знак беды знает любой житель Нагорного Карабаха. Звонок по этим номерам приводит в действие сложную систему перемещений, оформлений, распределений гуманитарной помощи и определения на новое место жительства. Корреспондент АиФ.ru побывал в начале этого пути.

Окраина Еревана, улица Нерсисяна 14/1. В советские времена здесь построили огромный дворец пионеров с кучей кружков, бассейном, библиотекой и прочими прелестями развитого социализма. После распада СССР какие-то секции здесь еще работали, но окончательно их добила эпидемия COVID-19. С началом войны тут развернули Центр распределения беженцев, один из многих в стране. Часть тех, кого зарегистрировали операторы колл-центра, попадают именно сюда. На входе — обязательное измерение температуры, выдача масок, санитайзеры. Нижний этаж с пересохшим фонтаном напоминает вокзал крупного города. Беспорядочными кучами у стен свален скарб беженцев. Разумеется, вещи есть не у всех. Некоторые бежали из своих домов, не успев захватить даже документов. Всех регистрируют сотрудницы Министерства социальной защиты Армении с темными кругами под глазами. У всех явные следы недосыпания.

Фото: АиФ/ Сергей Залесский

Хуже всего — когда молчат дети

Основная часть беженцев — женщины с детьми, старики, старухи. Молодых мужчин нет вовсе — остались воевать. Компания из трех дедков в буфете разливает по картонным стаканчикам от кофе карабахскую тутовую водку. Дети, а их много (в средней карабахской семье их обыкновенно пятеро), угрюмо молчат. Это настолько нехарактерно для армянских детей, что становится страшновато.

Фото: АиФ/ Сергей Залесский

Вчера привезли пожилую пару селян, которая с конца сентября просидела в собственном подвале. У мужа четвертый инсульт, жена тоже еле ходит. Местные волонтеры рассказывают, что их пришлось долго уговаривать покинуть дом, где не помогли стены. 

Фото: АиФ/ Сергей Залесский

Основательного питания во дворце без пионеров не предусмотрено. Есть вода, соки, яблоки, вафли и печенья, консервированная фасоль. Собственно, больше и не надо — система устроена так, что здесь беженцы проводят день, максимум два. Можно полежать и даже вздремнуть в двух общих залах примерно на 70 коек. Один из них раньше явно был баскетбольной площадкой. Отдельная комната предназначена для матерей с детьми дошкольного возраста. На подоконнике игрушки, которые напоминают те, что несут к посольствам, если в какой-то стране произошел теракт и погибли дети.

Отсюда беженцев расселяют в более подходящие места — пустующие гостиницы, пансионаты, дома отдыха. Многих принимают на постой родственники или совершено незнакомые люди.

«Мой дом не сгорел»

С беженцами работают психологи и один врач-терапевт, Варужан Азванян.

— Своими глазами видел тут такую картину, — рассказывает он. — Мальчик 7 или 8 лет вышел на крыльцо Дворца пионеров. Рядом строительство, работает башенный кран. Вот он повернул стрелу, на высоте заработал электромотор. Мальчишка с ужасом уставился в небо, ища там беспилотник, а потом убежал внутрь здания. Вот так и живем тут...

Варужан Азванян.
Варужан Азванян. Фото: АиФ/ Сергей Залесский

Варужан, кстати, помнит лучшие времена этого Дворца пионеров. Он здесь в бассейн ходил, когда сам был пионером и не было войны.

Поведенческие расстройства здесь встречаются не только у детей, но и у взрослых. У стариков наблюдаются случаи регрессивного поведения — начинают вести себя как дети. Не признают очевидных фактов. «Нет, — говорят некоторые, — мой дом не сгорел. Просто он куда-то делся, но потом обязательно найдется».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах