6355

Донбасс уже не в огне? Как живёт республика, воюющая шестой год

Сюжет Силовая операция на востоке Украины
Ситуация после обстрелов в Донецке, 2007 г.
Ситуация после обстрелов в Донецке, 2007 г. © / Ирина Геращенко / РИА Новости

Война в Карабахе странным образом аукнулась в Донецкой республике: здесь, как сообщают местные интернет-ресурсы, военнослужащие ДНР начали возводить вторую линию обороны, опасаясь прорыва по примеру азербайджанского.

Но в целом жизнь в Донбассе потихоньку берёт своё. И если во всем мире ограничения, связанные с COVID-19, были восприняты большинством граждан как личная трагедия, то жители Донбасса на ужесточение мер особого внимания не обратили. Шесть лет жизни под обстрелами, в непризнанном статусе, в блокаде, с блокпостами и при комендантском часе научили их стоически терпеть лишения. Посыл все тот же: спасемся ценой коллективных усилий.

Главная проблема — паникёры

Согласно официальным сводкам Минздрава ДНР, сейчас от осложнений коронавирусной инфекции в республике ежесуточно погибает порядка двух десятков человек. Весенняя волна COVID-19 прошла практически незаметно. Единственное, что тогда беспокоило граждан, — возможное введение тотального карантина, который, без сомнения, радикально подкосил бы и без того шаткую экономику. Полгода назад удалось обойтись без драконовских мер, но нынешняя ситуация с заболеваемостью вынудила затянуть гайки. Так, штраф за нарушение масочного режима составляет от 100 до 500 российских рублей (и до 5000 при повторном нарушении), а у должностных лиц и предпринимателей эта «вилка», соответственно, от 1000 до 10000 рублей. Это существенно, если учитывать, что фактический уровень зарплат по республике — 6000 руб., а 15000 руб. считаются весьма приличным окладом.

Ужесточение противоковидных мер сразу же аукнулось беспрецедентным ажиотажем в аптеках. За пару дней люди скупили все запасы «сезонных» медикаментов, а новые партии просто не успевали пройти растаможку.

— Товар, заказанный две-три недели назад, когда не было предпосылок к такому взрывному спросу на медикаменты, заходит только сейчас, — поделился с нами источник в одной из крупных аптечных сетей республики. — Тогда не был сделан акцент на антибиотики, противовирусные и витамины. Началась вторая волна — и аптеки захлестнул дефицит. Но с прошлой недели ситуация начала выравниваться: все эти препараты зашли в больших объёмах. Главная проблема — паникёры, гребущие про запас всё подряд, в том числе сильнейшие антибиотики.

Ситуацией мгновенно воспользовались спекулянты: так, цефтриаксон, который им удалось прикупить по 20-22 рубля, в интернете «толкали» по 150 рублей за ампулу.

Компьютерную томографию легких в Донецке можно пройти только по направлению врача, и, как свидетельствуют граждане, без него «ни за какие деньги или по блату» вам это обследование не сделают. Зато в частной лаборатории доступен ПЦР-анализ на COVID-19, обойдётся он более чем в 3000 рублей.

Зато «коммуналка» — по карману

В преддверии зимы вирусная тема впервые за много лет потеснила «коммунальную». Но коронавирус — коронавирусом, а за тепло, воду и вывоз мусора всё равно нужно платить. Чем — это вопрос. Долги населения за услуги ЖКХ не уменьшаются, этому способствуют общая экономическая ситуация, хронические невыплаты зарплат в промышленной сфере и то, что многие граждане выехали за пределы страны на заработки или уже навсегда, просто закрыв жильё на ключ.

С октября тарифы немного подросли, однако повышение столь мизерное, что оказалось несущественным даже для разорённого затяжной войной региона. Так, например, коммунальные услуги в благоустроенной однушке в отопительный сезон потянут на 600-1000 рублей. При этом уже в 20 км от столицы, где начинается территория Донбасса, подконтрольная Украине, за ЖКХ придется выложить в разы больше.

Этой осенью отопительный сезон впервые начался на несколько дней позже по причине исключительно теплой погоды. Температурные аномалии пришлись кстати: из-за большой изношенности теплотрасс и внутренних сетей коммунальщикам приходится делать дополнительную ремонтную работу. Жители традиционно относятся к таким ситуациям с пониманием: работников ЖКХ, которые всю войну, погибая под обстрелами, обеспечивают жизнедеятельность городов, здесь считают героями.

Бросается в глаза то, что в Донецке весьма активно реконструируют водоводы и теплотрассы, восстанавливают уличное освещение и дорожное покрытие. В неофициальных разговорах достаточно часто упоминают, что в этом содействие обескровленной республике оказывает РФ. И речь не только о центре города.

Отдельная тема — прифронтовые районы Донецка, которые подвергаются обстрелам до сих пор. Последний месяц там наблюдается некоторое обманчивое затишье, которое время от времени прерывают редкие звуки далеких прилётов. Однако пока обходится без привычных массированных обстрелов, что позволяет частично «рихтовать» коммуникации и инфраструктуру.

Спасают себя сами

Частные подворья здесь тоже продолжают восстанавливать: частично материалами помогают администрация района и международные организации (например, Красный Крест). Но в основном жители спасают жильё собственными силами, не дожидаясь, пока осадки и морозы разрушат дома до основания.

Обстрелы, по признанию большинства местных, их уже не очень пугают, гораздо больше страшит отсутствие работы и перспектив.

— До войны сердцем Петровского района были шахты, известные на всю страну: Скочинского, Трудовская, Челюскинцев... А сейчас у людей, вернувшихся в свои дома, нет работы, — говорит жительница поселка Трудовские Светлана Осипова. — Последний автобус из города уходит сюда в 6 часов вечера... Пытаясь устроиться хоть на какую-то работу в центре, люди туда же и перебираются, а окраины постепенно пустеют.

У самой Светланы война за эти годы отняла многое. Сначала от обстрела дотла сгорели дома детей. Потом был уничтожен дом родителей в районе аэропорта, а затем снаряд попал в крышу жилища Светланы. «Град» настиг машину, в которой погибли муж и невестка женщины, а сын, выброшенный взрывной волной, ослеп. После трагедии он смог получить образование в Ростове и там же теперь устраивает свою жизнь, пока мама опекает внучку и стареньких родителей.

Чем ближе линии разграничения, тем закономерно хуже с торговлей.

— У нас здесь не было ни одной аптеки шесть лет, с самого начала войны, — делится Светлана. — Открылась она рядом только в этом году. Раньше, бывая ближе к центру, всегда брали лекарства с запасом: по несколько пластинок. У каждого в аптечке есть запас для себя и соседей.

От столицы до прифронтового района, вся мятежная республика, окруженная окопами, блокпостами и таможнями, пытается приспособиться к новой реальности. И самый большой страх людей сейчас — это то, что из-за коронавируса вновь будет временно перекрыта граница с Российской Федерацией. И оборвётся «доступ кислорода», благодаря которому вот уже шесть лет Донбасс может, расправив лёгкие, осторожно дышать

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы