Примерное время чтения: 10 минут
620

Боровое-Бурабай. Как журналист «АиФ» отдохнул в «казахстанской Швейцарии»

Сюжет Казахстан сегодня
Тот самый «Объевшийся ёжик»
Тот самый «Объевшийся ёжик» / Андрей Белобородов / АиФ

В разгар туристического сезона корреспондент aif.ru побывал в казахстанском курорте Боровое, оценив потенциал туротрасли крупнейшей центральноазиатской республики.

Волшебный край 

Боровое поражает в первую очередь своим необъяснимым расположением, или, как сейчас модно говорить, локацией. Вот представьте, кругом — на сотни километров — Великая Степь, и вдруг посреди неё подковой выгнулись горы, внутри которых серебрится озеро. У учёных, конечно же, есть объяснение такому природному феномену, но нам, туристам, было достаточно из уст экскурсоводов услышать красивейшие легенды о происхождении «казахстанской Швейцарии», где переплелись коварство и любовь Востока.

У курорта Боровое есть второе название — Бурабай. Многие отдыхающие полагают, что это калька с казахского языка, но это не так. «Бурабай» происходит от двух тюркских слов: «бура» (верблюд) и «бай» (в данном контексте — изобильный). По легенде, в этих краях жил верблюд, который всякий раз, когда подступали враги, поднимался на самую высокую гору Кокшетау и издавал громкий крик, предупреждая местных кочевников об опасности. В XIX же веке русские казаки основали здесь посёлок, назвав не менее поэтично — Боровская (от елового царства, обступившего горы). Так у казахстанского курорта прижилось два имени, которые сегодня взаимно дополняют друг друга, прежде всего в сувенирной продукции. 

Писать в блокнотик впечатлениям вдогонку — дело неблагодарное, поскольку лучше один раз увидеть, чем семь прочитать, но всё же отмечу самое-самое, что запало в душу в Бурабае-Боровом.

Прежде всего, это горный массив, который местный люд в шутку прозвал «Объевшийся ёжик». Зрелище действительно впечатляет: перед вами на спине будто лежит гигантский ёж с пузом и заострённым носом кверху. Этот «ёжик» хорошо виден со многих точек и вполне себе служит ориентиром для заблудившихся путников. Вообще, в горах Борового, если включить фантазию, можно встретить массу каменного зверья. Тут вам и слоник на вершине горы Окжетпес, и крокодил, и несколько верблюдов (счастье выпадет тому, кто вычислит аж семь «кораблей пустыни»). А скала Жумбактас (с каз. — камень-загадка) вообще несколько раз меняет свой облик по мере её кругового объезда. Сначала в изваянии угадываешь профиль молодой девушки, но затем её черты превращаются в старуху с длинным носом наподобие Шапокляк. 

Жамбактас с загадочным женским обликом.
Жамбактас с загадочным женским обликом. Фото: АиФ/ Андрей Белобородов

Второе — это знакомство уже с живыми обитателями национального парка «Бурабай». Вначале мы перезнакомились с белками, которые поразили нас двумя моментами: во-первых, они выглядели ухоженными, будто регулярно посещают салон красоты, — расчёсанные, отчаянно ярко-рыжие, а во-вторых, вели себя настолько безбоязненно, смотря тебе прямо в глаза с расстояния вытянутой руки, что ты ощущал себя попавшим в сказку мальчиком Митей из детского фильма «Там, на неведомых дорожках». А в последний день отпуска к нам из-за гигантских камней неожиданно вышел высоченный олень. Он позировал в метрах пятнадцати, поедая неведомо кем оставленный... арбуз. Местный таксист по имени Баяхмет, узнав об этой встрече, сказал, что такие выходы происходят крайне редко. Повезло, не то слово.

Наконец, третье — это Иманаевский родник (от имени шамана Иманая, который, ещё по одной легенде, лечил водицей от самых разных недугов). Автор этих строк — пуленепробиваемый скептик, но когда мы под сорокаградусной жарой отшагали с десяток километров и пришли-таки к ключу, сунув распухшие ступни под ледяной родниковый каскад, то через четверть часа ноги были как новенькие. Я отказывался верить, но, перефразируя известную поговорку, пятки не обманешь. Потом нам объяснили, что в этой воде очень много полезнейших микроэлементов, включая ионы серебра, а набранная с собой живительная влага может простоять очень долго и не зацветёт. Короче, волшебный край без фигуры речи.

Российских туристов — полный аншлаг

В этом году туристов из России в Боровом — полный аншлаг, свидетельствуют гиды. Экскурсовод Дмитрий, просивший отдыхающих называть себя скромно — Димаш, рассказывает: «Процентов семьдесят — это россияне из приграничных Казахстану областей: Омская, Курганская, Челябинская. Это стабильный контингент, который приезжает на несколько дней — от пяти до семи — с культурно-познавательными целями. Но в последние годы россияне стали приезжать издалека — Москва, Петербург, что не может не радовать. А теперь посмотрите направо вверх, видите два горба? Это третий каменный верблюд...»

Бурабайская белка из «салона красоты».
Бурабайская белка из «салона красоты». Фото: АиФ/ Андрей Белобородов

Вообще, бурабайцы сделали всё, чтобы турист из России чувствовал себя в гостях как дома. Чего стоит одна многокилометровая пешеходная дорожка, ограждение которой выкрашено под цвет берёзы (и это в нескончаемом сосновом бору!). На пляже тут и там звучит эстрада советских лет (наша водная прогулка на катере шла под песню Олега Газманова «Ты морячка, я моряк»), а в паре сотен метров от берега горит огнями кафе «Арбат», у входа которого прямо в казане готовят плов для посетителей.

Безусловно, курорт изобилует казахским национальным колоритом. На поляне Абылай хана развернулся целый этнографический городок, где туристы могут пострелять из тюркского лука (оказалась очень сложная штука, попасть в мишень с расстояния десяти метров не так-то просто), примерить роскошный ишик (верхняя одежда кочевников, сшитая из шкурок пушных зверей) и, конечно же, покататься на настоящем верблюде — символе Бурабая.

«Мы все — дети Советского Союза, поэтому бережём дружбу между нашими народами, ведь нам делить нечего, — рассказала мне одна из отдыхающих по имени Мира, приехавшая в Бурабай из Алматы. — Недаром самый распространённый здесь тост среди казахов и русских: “За дружбу между народами и за мирное небо над головой!”».

«Мы — соседи, мы — рядышком»

Среди отдыхающих автор этих строк встретил и директора омского турагентства «Гранд вояж» Ирину Артёменко, которая приехала специально оценить как инфраструктуру, так и потенциал казахстанского курорта. Она подтвердила в интервью «АиФ»: «В этом году спрос туристов на Боровое значительно вырос по сравнению с предыдущими годами». По словам руководителя агентства, прежде всего жителей Омской области в Боровом устраивает формула «Цена — качество».

«От российской границы до курорта всего сто километров, — продолжила Артёменко. — Очень удобно. Далее: здесь есть главное, что нужно среднему туристу, — вода и горы. Очень часто к нам приходят клиенты — муж и жена — с вечной дилеммой: супруг хочет пойти в горы, а супруга — купаться. Здесь, в Боровом, — настоящий курортный компромисс. Плюс лечебный воздух, благодаря фитонцидам, выделяемых соснами. Таким образом, люди, приезжая сюда, не только отдыхают, но ещё и оздоравливаются».

На вершине Бурабая.
На вершине Бурабая. Фото: АиФ/ Андрей Белобородов

Говоря в целом о туристической привлекательности Казахстана, Ирина Артёменко подчеркнула, что крупнейшая центральноазиатская республика, несмотря на соседство с Россией, остаётся для россиян «терра инкогнито». «В Казахстане очень много интересных природных объектов. Если будет сделан уклон на сервис, то, соответственно, люди поедут. Повторюсь, в Казахстане оптимальная цена по сравнению с отдыхом в европейских странах, которые для нас ещё и закрылись. Взять чешские Карловы Вары и казахстанский Щучинск. И там, и там есть санатории, идентичные по медицинским услугам. Но в Щучинске не хватает, скажем, ремонта корпусов и доступного, качественного сервиса для туристов. Естественно, если сервис станет на должном уровне, клиенты потянутся. На самом деле российский турист готов платить за нормальный продукт. Это проверено годами», — констатирует эксперт.

По мнению Ирины Артёменко, в настоящее время пришла пора развивать более тесные партнёрские отношения между туристическими агентствами России и Казахстана. «Да, хорошо работает “Казкурорт” в российских регионах, приграничных с Казахстаном, но считаю, что этого недостаточно, — полагает турагент. — На мой взгляд, казахстанские туристы ещё мало знают о российских курортных зонах, заповедниках и так далее. Как, впрочем, и российские о казахстанских. Очень мало информации. Например, только в одной Омской области есть более десяти природных и рукотворных локаций, от которых казахстанцы, убеждена, придут в восторг».

Эксперт привела конкретный пример: «Скажем, приходит к нам житель Омска и говорит, что хочет отдохнуть в Алматы, покорить горные вершины. Но в Омске у нас нет представителей казахстанских турагентств, которые бы представили полный турпакет. Нет семинаров, специализированных взаимных встреч. Например, что делают турецкие коллеги. Они дважды в год приезжают в Омск и привозят целые презентации с турами на любой вкус». При этом Артёменко подчёркивает, что на сегодня это взаимная недоработка российской и казахстанской туротраслей, которые должны работать намного плотнее — именно на горизонтальном уровне, в межрегиональном ключе.

«Мы — соседи, мы — рядышком, и отдыхать друг у друга, знакомясь с культурой и обычаями, взаимообогащаясь, — это единственное верное решение на сегодня», — подытожила директор турагентства из Омской области.

«Казахстанская Швейцария».
«Казахстанская Швейцария». Фото: АиФ/ Андрей Белобородов

...Президент Касым-Жомарт Токаев, выступая в марте этого года на открытии первой сессии парламента Казахстана VIII созыва, подчеркнул, что сегодня, к сожалению, потенциал туристической отрасли до конца не раскрыт. «В стране есть привлекательные туристические объекты, но они всё ещё малодоступны. Для серьёзного прорыва в данной отрасли в первую очередь необходимо комплексное решение инфраструктурных вопросов и кардинальное повышение качества сервиса», — отметил глава государства. 

На мой взгляд, курорт Боровое-Бурабай представляется одним из знаковых мест для такого серьёзного прорыва.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах