81

Медведев и Буш строят козни сомалийским пиратам

Но в столице этой южноамериканской страны, омываемой холодными волнами Тихого океана, рождались и другие новости.

Прилетевший в Лиму по местному времени рано утром в субботу Дмитрий Медведев взял тайм-аут для отдыха. К часу дня лидеры начали подтягиваться к зданию Штаба перуанских сухопутных войск, где были оборудованы конференц-залы и пресс-центр. Сам Штаб и занимаемое им здание в Лиме называют «Пентагонито».

Вообще, всё, что касается борьбы с мировым кризисом, уже привычно описывается военными терминами. Взять хотя бы принятую в Вашингтоне на недавнем саммите «двадцатки» декларацию: «национальные регулирующие инстанции - это «первая линия обороны»... Следует предпринять все необходимые шаги для укрепления... и провести в соответствующих случаях имитационные учения». 

Поэтому ничего удивительного в том, что ежегодный саммит АТЭС, который и сами лидеры в сложившейся ситуации рассматривали как продолжение «антикризисного» вашингтонского, проходил в перуанском Пентагоне.

Кроме кризиса лидеры обсуждали и традиционные для подобных встреч темы: переговоры внутри ВТО, региональная интеграция, безопасность (энергетическая и продовольственная), борьба с терроризмом, готовность к чрезвычайным ситуациям, социальное развитие и гуманитарное сотрудничество.

К кризису вернулись на традиционной встрече с представителями Делового консультативного совета. В него от России входят Олег Дерипаска («Базовый элемент»), Андрей Костин («Внешторгбанк») и Александр Медведев («Газпром»). Бизнесмены и лидеры стран поделились на несколько групп и, рассевшись в кружки, повели разговоры.

Андрей Костин оказался в одном «кружке» с председателем КНР Ху Цзиньтао.

- Говорили о том, что кризис не должен привести к росту протекционизма, что нужно сохранять систему либеральной торговли, - делился Костин после этой встречи с прессой. - Много говорили относительно дальнейшего регулирования в регионе, о развитии регионального финансового рынка... Нью-Йорк и Лондон показали во время кризиса, что являются дестабилизирующим фактором. В целом меры, которые предпринимает наше правительство, в основном совпадают с мерами других правительств. И вопрос поддержки реального сектора мы решаем даже успешнее, чем некоторые другие страны.

- А почему бизнес жалуется, что деньги застревают в банках? - поинтересовался я у главы ВТБ.

- Это не так, - пошёл в стремительную контратаку банкир. - Я за весь банковский сектор не отвечаю, но у нас не застревают точно. Госбанки не «играют» против рубля. Но надо понимать, что инвестиционные программы российских компаний удовлетворялись за счёт банковских кредитов на 13%. Остальное - 87% - компании инвестировали либо за счёт собственных средств, прибыли, либо за счёт заимствований в виде IPO (размещения акций на биржах). Заместить их никакая банковская система не может. Денег всё равно не хватит, если исходить из потребностей экономики, которые были раньше...

Бескомпромиссными мыслями о том, что делать в этой ситуации, чуть позже делился Олег Дерипаска. Во время заседания Делового консультативного совета он попал в «кружок» с лидерами России, Малайзии, Чили и Гонконга.

- Гонконга, - повторил г-н Дерипаска, бесцеремонно заглядывая ко мне в тетрадку. - Записал?

Было видно, что глава исполнительной власти китайского Гонконга Дональд Цанг произвёл на российского бизнесмена неизгладимое впечатление.

- Самый грамотный руководитель - пояснил г-н Дерипаска, - это для него уже не первый кризис. Единственный из лидеров, кто через это уже проходил. Отвечал тогда за финансы в Гонконге, заработал 120 миллиардов долларов. Как? Встал в покупку, пока все «шортились».

Глаза г-на Дерипаски горели огоньком уважения к человеку, который, другими словами, обежал все распродажи, пока остальные стояли «руки в шорты». И заработал на этом для своей экономики 120 млрд.

- Сейчас у государства, - вернулся г-н Дерипаска к текущему кризису, - есть уникальная возможность программы строительства дорог, портов, школ сделать, ну, если не в три, то в два раза дешевле.

Этот тезис требовал пояснения. Оно не было коротким.

- Надо понимать, что кризис уже давно не финансовый. У нас уже кризис перепроизводства. Есть масса избыточных мощностей, продукция которых сегодня не находит спроса. Мы с 2003 года разогнали экономику... За счёт дешёвых потребительских кредитов, особенно в США, в Европе и у нас частично. Наше счастье, что у нас небогатая страна, и мы не увлеклись этим делом. Мы быстрее отскочим от дна, которое будет в марте-апреле. Нашему населению ещё есть куда покупать квартиры-машины. А западный потребитель вообще ничего такого не будет покупать, если государство не начнёт деньги разбрасывать с вертолётов для обеспечения спроса...

- Так вот, - продолжил Олег Дерипаска, - уже сегодня в разных секторах из-за падения заказов остановилось до 50% производства. Эти мощности должны быть закрыты. Тем более что есть ещё неиспользованные стоки (запасы – Прим. ред.) продукции. Гора материалов, - бизнесмен начертил рукой в воздухе небольшую горку, - которые ещё продолжают выпускаться. Потому что мощности по их выпуску нельзя закрыть сразу... Но до тех пор пока мир не разгребёт эту гору, новых заказов не будет. Цены падают... Для государства сейчас уникальная возможность купить то, что ему понадобится через три года, за треть цены, положить на склад и соответственно через несколько лет начинать вовлекать в производство, обеспечивая более качественное расходование бюджетных средств. Государство должно реагировать, потому что такие временные колебания разрушают долгосрочный потенциал производства. Если этого не сделать, - это значит зарубить сейчас, например, строительный сектор, всю инфраструктуру железобетонных изделий. А ведь если раньше себестоимость «панели» была, скажем, 35 тыс. рублей за метр, то сейчас с условием новых цен может быть в районе 25. Надо выкупать, иначе, если зарубить инфраструктуру, то государство в будущем не сможет выполнить программы...

- Это касается и зерна, - проявил несколько неожиданное знание сельскохозяйственного рынка г-н Дерипаска.

А на вопрос, нет ли у него в сельском хозяйстве интересов, пояснил:

- Это такой процесс - наиболее безобидный. Можно было то же самое сказать про чёрную металлургию, но там конкретные люди могут обидеться...

Он всё же решил их обидеть:

- До сих пор не хотят сбросить цены на сортовой прокат. Чего они ждут? От нас потребители в свою очередь ждут снижения цены на конечный продукт - те же грузовики, «Газели»... Всё же понятно: если потерь не избежать, их нужно минимизировать. Тогда в марте-апреле будет ясен баланс спроса и предложения по отраслям. Сейчас ещё многие живут напрасными надеждами. Вместо того чтобы сокращать неэффективные мощности...

Александра Медведева после этого спрашивать о заседаниях АТЭС уже никто и не стал. Поэтому он рассказал о деталях переговоров Дмитрия Медведева с новым премьер-министром Японии Таро Асо, в которых «газпромовец» Медведев участвовал, будучи одним из членов официальной делегации. По его словам, с 19 февраля следующего года начнётся закачка сжиженного газа проекта «Сахалин-1» в первый танкер, который отправится в Японию. Кстати, в декабре текущего года начнётся и отгрузка нефти по новой трубе.

А вот по политическим темам лидеры высказались ещё в начале переговоров.

- В своей речи перед парламентом, - заявил новый премьер-министр Японии, - я отметил важность отношений с Россией, где у нас остаются нерешённые проблемы. Я бы хотел обменяться мнениями, чтобы продвинуться в решении этих проблем...

Было понятно, что скажет японский лидер дальше - то же самое, что говорил предыдущий японский премьер-министр. И тот, который был до него. Как чуть позже подтвердил источник в российской делегации, ничего нового от японской стороны российская сторона не услышала. Как, видимо, и японская сторона от российской.

- Нет неразрешимых проблем, - говорил своему японскому коллеге в начале переговоров российский президент. - Видите, какие делегации сидят. Пусть сделают что-нибудь полезное, приложат свои силы...

Здесь ещё нельзя не сказать о состоявшейся до Таро Асо встрече Дмитрия Медведева с Джорджем Бушем. Буш уходит. Но как и договаривались, он даже ещё приедет в Россию, чтобы порыбачить. Но, видимо, уже в качестве частного визитёра после ухода с поста президента. После прошлогодней рыбалки в Кеннебанкпорте, которую он устроил Владимиру Путину, у него лежит ответное приглашение. И Дмитрий Медведев сказал, что он тоже будет рад видеть Джорджа Буша в России.

Но это была, всё же, не главная новость. Как выяснилось, лидеры обсуждали масштаб проблем, которые начали создавать для мира сомалийские пираты. Не замечать корсаров, правящих бал на одной из самых оживлённых морских трасс, больше нет никакой возможности.

- Наши страны могут совместно выступить и в правовом, и в практическом плане, - посвятил в итоги обсуждения этой темы министр иностранных дел России Сергей Лавров.

«Практический» план совместных действий требовал пояснений. Министра попросили уточнить, что имеется в виду: совместные действия военно-морских сил?

- Совместные действия в правовом поле... - добавил министр.

Слово «правовой» прозвучало, как показалось, чуть тише чем «поле». Неужели президенты России и США договорились действовать против сомалийских пиратов не только на море, но и в поле, на территории Сомали?

- Необходимы решительные действия стран, у которых на это есть силы, - пояснил в свою очередь помощник президента по внешней политике Сергей Приходько. - ООН считает, что силы есть у США, Евросоюза, России, что здесь нужны совместные решительные действия, в том числе и силовые. И президенты подчеркнули важность того, чтобы для этого создать необходимую правовую базу...

Слово «правовую» тут уже само меркнет по сравнению со словом «база». Тогда всё сходится: флот в море, база на суше и решительные действия, после которых от пиратских притонов в Сомали должно остаться чистое поле. Неужели будут бомбить? Вместе?

Читайте также материал «Что ищет Медведев в Латинской Америке и зачем России нужны такие друзья»

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы