236

Каспийский саммит: во имя аллаха и мира во всём мире

На 2-м саммите прикаспийских государств лидеры России, Казахстана, Ирана, Азербайджана и Туркмении продолжили делить Каспий. Кроме того, президенту Путину пришлось выступить посредником между напряженно взирающим на иранскую ядерную программу миром и несговорчивыми тегеранскими богословами.

В понедельник, после встречи Владимира Путина и канцлера Ангелы Меркель самый «горячий» вопрос задал седовласый корреспондент немецкого новостного телеканала N24: с чем президент России едет в Тегеран? И едет ли вообще, учитывая блуждающую по информагентствам информацию о якобы готовящемся в Тегеране покушении?

Владимир Путин пояснил, что едет на второй саммит прикаспийских государств, место для которого выбрали ещё на первом саммите в туркменском Ашхабаде в апреле 2002 года.

Тогда странам так и не удалось договориться о проведении границ на Каспии. С тех пор межгосударственными соглашениями было разделено дно моря (то есть зоны добычи нефти и газа) в его северной части – между Азербайджаном, Казахстаном и Россией. Дно до сих пор не могут поделить Туркменистан и Азербайджан. Отсутствие договора о правовом статусе Каспия (которое должно придти на смену договору между СССР и Ираном от 1941 и даже российско-персидскому договору от 1921 года) порождает и множество других проблем. Впрочем, здесь и сейчас в Висбадене «каспийский междусобойчик» никого не интересовал.

- Конечно, будут затронуты и вопросы ядерной программы Ирана, - продолжил Владимир Путин.

Вопрос там, собственно, один: никто не доверяет иранцам, которые на протяжении многих лет скрывали ядерные исследования, а теперь утверждают, что они носят исключительно мирный характер. Формально Иран не нарушает международных договорённостей. Но уже в ближайшее время в ядерном центре в Натанзе может быть запущено 18 каскадов из 3000 тысяч центрифуг для обогащения урана. И этого будет уже достаточно для того, чтобы, вместо топлива для атомных станций (низкообогащенного урана), вырабатывать ежегодно «одно значимое количество» высокообогащенного урана. Это 25 килограммов, которых хватит на ядерный боезаряд.

Совет Безопасности ООН уже двумя резолюциями ввёл санкции на высокотехнологичное ядерное и ракетное сотрудничество с Ираном. Тегеран пошёл не некоторые уступки. Например, на проведение «неожиданных» инспекций специалистов МАГАТЭ. Но сворачивать работы пока, как видно, не собирается. В ответ США, Великобритания и Франция настаивают на введении более жестких санкций. Китай и Россия предпочитают не спешить.

- Пугать иранское руководство или народ, - продолжил тем временем на пресс-конференцию Владимир Путин, - бесполезно, потому что им не страшно.

- Нужно делать всё, чтобы вернуть Иран на тропу сотрудничества, - прокомментировала проблему Ангела Меркель.

То есть, выходило, в Германии, вслед за другими западными членами переговорщицкой «шестёрки» склоняются к тому, что Иран уже стоит на тропе войны.

Путин всё же предложил набраться терпения и продолжать переговоры, имея в виду, что именно так сейчас решается похожая проблема с ядерной программой Северной Кореи. И подтвердил: в Тегеран он полетит, несмотря ни на что.

- Если бы каждый раз слушал чьи-то угрозы или рекомендации службы безопасности, то из дома не должен был бы выходить…

Появилась уверенность, что первый (с тегеранской конференции 1943 года, в которой участвовал Иосиф Сталин) визит главы России всё же состоится.

Между тем, остальные участники саммита прикаспийских государств слетелись в Тегеран ещё накануне. Встретив Владимира Путина утром во вторник на пороге резиденции с положенным по этому случаю почётным караулом и гимнами, Махмуд Ахмадинежад открыл встречу. С привычных для истых мусульман слов: «Во имя аллаха милостивого и милосердного».

Выступая по очереди, президенты обязательно упоминали о том, что Каспию, взамен устаревших договоров, нужна новая Конвенция о правовом статусе. Но, судя по тому, что каждая из прикаспийских стран хочет для себя от Каспийского моря, Конвенция не будет принята ещё очень долго.

Так, Азербайджан хотел бы полной демилитаризации моря. За это выступал и Казахстан, который согласен только на пограничные силы. Россия же предлагает создать «Касфор» - совместные силы по поддержанию порядка. С этим согласен Иран.

Иран, впрочем, настаивает, что эти силы должны не только обеспечить борьбу с разнообразной преступностью, предотвратить военное соперничество прикаспийских стран, но и «противодействовать чужеземцам».

Кроме того, Иран поддерживал предложение Азербайджана разделить весь Каспий (и дно, и воду) на пять равных частей. Хотя дно между Азербайджаном, Казахстаном и Россией уже разделено, обсуждение границы между Азербайджаном и Туркменией проходит на повышенных тонах. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, глядя на президента Азербайджана Ильхама Алиева, заявил, что разработка нефтяных месторождений недопустима в зонах Каспия, статус которых ещё не определен.

Тем временем, Россия и Казахстан, когда речь заходит о воде, выступают за минимальные зоны «национальной юрисдикции». «Большая каспийская вода» должна остаться общей для рыболовства и судоходства. Однако бывшие советские республики не устраивают старые квоты на вылов осетровых: у Ирана – 45%, у России из «советской» доли – 27%, у остальных – только 28% на троих.

Россия выступает против того, чтобы выход в мировой океан через российские каналы и Чёрное море был свободным (как предлагает, например, Азербайджан). Но готова расширять каналы и заключать с остальными государствами отдельные договоры на транзит. Ирану, у которого на юге есть собственный выход океан, всё равно.

Зато и Ирану, и России не всё равно, на каких условиях по дну Каспия могут быть проложены трубопроводы. Страны настаивают, чтобы нефтяные или газовые трубы появлялись только после экологической и сейсмологической экспертизы, одобренной всеми 5 государствами. Но такое положение вещей не очень устраивает Казахстан, Азербайджан и, видимо, Туркменистан, которые, похоже, держат в уме проект транскаспийских нефте- и газопроводов в обход России.

По итогам саммита президенты подписали декларацию - о намерении когда-нибудь всё же закончить переговоры по Каспию. Впрочем, в 24 пунктах декларации была и конкретика. Владимир Путин, например, обратил внимание на то, что над Каспием и его ресурсами установлен суверенитет 5 прикаспийских государств, судоходство по-прежнему будет осуществляться только под их национальными флагами. Кроме того, для решения проблем «отказались даже от упоминания возможного применения силы».

Следующий саммит прикаспийских государств, кстати, пройдёт в Баку.

О ещё одном военном пункте договорённостей высказался не только кровно заинтересованный Махмуд Ахмадинежад но и Владимир Путин: прикаспийские страны не будут предоставлять свою территорию кому-то ещё для агрессии на одну из них. Осталось не очень понятным, как это заявление согласуется, например, с российско-американскими переговорами насчёт совместного использования арендуемой у Азерабайджана радиолокационной станции в Габале.

Видимо, это, вместе с ядерной программой Ирана, предстояло обсудить уже на приватной встрече Владимира Путина с Махмудом Ахмадинежадом. Кроме того, у президента России было запланировано интервью иранским журналистам и ещё одна встреча – с духовным лидером Исламской республики Иран аятоллой Хоменеи. Как известно, истина в последней инстанции в этой необычной стране, руководство которой претендует на лидерство в исламском мире и периодически грозит стереть Израиль с лица земли, принадлежит именно богословам.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы