aif.ru counter
1403

Китай в Си мажоре: почему Россия не догонит Поднебесную

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. Кого потопит тонущий Кипр? 27/03/2013
Первая пара КНР улетела. Теперь ждём простых китайских туристов?

Свой первый зарубежный визит новый председатель КНР Си Цзиньпин совершил на прошлой неделе в Россию.

В Москве он встретился с президентом В. Путиным и премьером Д. Медведевым, прочёл лекцию студентам МГИМО и даже побывал в «святая святых» нашего Минобороны - Центре оперативного управления ВС РФ. Договорились развивать и экономическое сотрудничество: в Китае, например, рассчитывают на увеличение поставок нефти. А ещё В. Путин и Си Цзиньпин открыли Год китайского туризма в России.

Китай для нас становится парт­нёром № 1, и неслучайно в Москве следят за каждым шагом нового руководства Поднебесной. Тем более что планов у товарища Си - громадьё. Вступая в должность, он призвал к «великому возрождению китайской нации», воплощению «китайской мечты», борьбе с расточительством и коррупцией. К 100-летию Компартии (2021 г.) в КНР планируют построить средне­обеспеченное общество, удвоив ВВП на душу населения, а к 100-летию образования республики (2049 г.) - превратить страну в «богатое, демо­кратическое и могущественное социалистическое государство».

В последние годы наши страны часто сравнивают, благо у нас, на первый взгляд, много общего: и специфическая «суверенная» демократия, и вертикаль власти, и с коррупцией мы тоже бьёмся. Так почему же Китай, отнюдь не богатый сырьём, столько лет демонстрирует рост под 10%, догоняет Америку по ВВП, а Россия о таких темпах может только мечтать? Чем различаются наши механизмы власти? «АиФ» по­пробовал разобраться в этом при помощи экспертов.

О чём они мечтают?

«Новое руководство КНР нашло красивый яркий образ для своей программы, - говорит Виталий Воробьёв, Чрезвычайный и Полномочный Посол России, специалист по Китаю, спецпредставитель Президента РФ по делам Шанхай­ской организации сотрудничества в 1998-2006 гг. Он был одним из 12 россий­ских экс­пертов, с которыми Си Цзиньпин провёл в Москве отдельную встречу. - «Китайская мечта» вызывает ассоциации с американской мечтой (с этим понятием в США уже более 80 лет связывают представления о лучшей жизни простого американца - свободной и обеспеченной. - Ред.). На мой взгляд, за этим стоит их давняя идея о том, что Китай должен окончательно избавиться от положения отстающей и зависимой страны, стать не просто равноправной, а одной из выдающихся мировых держав. А для этого у рядовых китайцев должен быть соответствующий настрой. Впрочем, идеология КНР во многом остаётся преж­ней. Главное - строить великое государство; индивидуальные права и свободы важны, но на первом месте всё-таки общее благо. Ставится задача повысить уровень жизни: у бедного народа не может быть богатой и мощной страны. В чём-то заявления Си Цзиньпина о «борьбе с гедонизмом и бюрократизмом» перекликаются и с первыми шагами нового Папы Римского. А в чём-то он напоминает раннего Горбачёва с его лозунгами перестройки и ускорения».

«Не стоит ждать от Китая радикальных перемен. Китайцы - люди осторожные, взвешенные, неторопливые, - говорит Владимир Рыжков, сопредседатель партии РПР-ПАРНАС, экс-депутат Госдумы и знаток китай­ской политики. - Это традиция: каждый новый руководитель предлагает какой-то новый образ, лозунг, с которым потом люди связывают его правление. Примерно как Медведев у нас ассоциировался с модернизацией, так и Си Цзиньпин будет ассоциироваться с китайской мечтой. На самом деле Китай продолжит спокойное, эволюционное развитие - в том же русле, которое обозначил в своё время Дэн Сяопин. С прио­ритетом экономики, решения социальных проблем и осторожной внешней политики».

Равнение на Восток?

«Это наивная постановка вопроса, почему Россия - не Китай, - говорит Юлия Латынина, писатель, публицист. - И Сингапур при Ли Куан Ю, и Гаити при Дювалье были авторитарными государствами.

Но почему у них такие разные результаты? То же и со сравнением РФ и КНР. У нас бизнес душат, а в Китае ставят задачу, чтобы люди могли самостоятельно зарабатывать. Там вся власть не замкнута на одном человеке: по завещанию Дэн Сяопина руководителя КПК меняют каждые 10 лет. У нас такая ротация не предусмотрена. Возможно, полезный урок Китая состоит в том, что он в своё время отказался от перехода к демократии, сосредоточившись на экономических реформах. Если бы там была введена демократия, то миллиард нищих китайских крестьян проголосовали бы за нового председателя Мао, и все реформы были бы свёрнуты. Демократия в нищей люмпенизированной стране неизбежно превращается в диктатуру, как только толпа находит себе вожака. Китай этой ошибки не совершил».

«Повторить экономический рывок КНР мы не сможем, - считает В. Рыжков. - Потому что их модель строилась прежде всего на изобилии дешёвой рабочей силы. Города, как пылесосы, втягивали в себя сотни миллио­нов бывших крестьян, которые приезжали работать на фабриках, построенных иностранцами. Крестьяне привыкли вкалывать на плантациях с утра до вечера, под палящим солнцем, согнув спину, и эти терпение и рвение они перенесли в цеха. В России такой рабочей силы нет. Более того, у нас идёт депопуляция, население стареет, сокращается. А те, кто способен работать, не готовы это делать за гроши, как китайские крестьяне».

Может быть, хотя бы в борьбе с коррупцией мы способны до­гнать и перегнать Поднебесную? «Уровень коррупции в Китае примерно в два раза ниже, чем в России, - констатирует В. Рыжков. - Секрет прост: внутри Компартии там существует Центральная комиссия по проверке дисциплины - по сути, всемогущая спецслужба, которая имеет полномочия следить за всеми высшими функционерами и арестовывать кого угодно, вплоть до членов Политбюро. Эту комиссию возглавляет человек № 5 в партийной иерархии, и он может контролировать всех, начиная от № 6 и ниже. У нас аналогичной службы нет. А число неприкасаемых - не пять человек, а несколько тысяч». Россия могла бы попробовать использовать другой секрет китайского чуда - привлечение прямых иностранных инвестиций, считает эксперт. «Ради этого там был создан очень комфортный деловой климат, инвесторов освобождали от части налогов и т. д. В России пока не только ино­странцы особо не вкладывают, но и наши компании выводят отсюда капиталы. Однако при желании мы можем это исправить, использовать свои преимущества: по-прежнему высокий уровень образования, большой объём рынка».

«Главное в китайском опыте - чёткая расстановка приоритетов, - считает В. Воробьёв. - России тоже нужны более понятные ориентиры. В первую очередь надо знать, куда мы движемся, затем построить ответственное перед гражданами государство и заставить работать управленческий механизм… Это только со стороны кажется, что китайский режим монолитен, - на самом деле состав руководства там постоянно меняется, КПК перестраивается изнутри. И сейчас Си Цзиньпин ставит задачу сделать власть более креативной, творческой, мобилизующей. Да, там тоже есть проблемы с засилием бюрократии, однако система электронных госуслуг развита намного лучше, чем у нас. Мы только обсуждаем идею введения универсальной электронной карты, а в Китае уже 15 лет назад ввели такую карту вместо бумажных паспортов. Так что поучиться у соседа есть чему».

Оставить комментарий (14)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы