6908

Политолог Александр Рар: «За последние месяцы имидж России улучшился»

АиФ №6. А теперь живём по олимпийскому времени 05/02/2014
Александр Рар.
Александр Рар. / Антон Денисов / РИА Новости

От недавнего общения лидеров России и Евросоюза в Брюсселе многого не ожидали: даже перезревший вопрос об отмене виз отложили до лета. Встречу провели в сокращённом формате, без традиционного ужина…

Досье
Александр Рар родился в 1959 г. в семье известного деятеля русской эмиграции Г. А. Рара. Окончил Мюнхенский университет, эксперт по России и Евразии. Член Валдайского клуба, автор книг о М. Горбачёве и В. Путине. С 2012 г. - директор по исследовательской работе Германо-российского форума.
Что за чёрная кошка пробежала между Россией и Западом? Об этом «АиФ» спросил извест­ного берлинского политолога Александра Рара, директора по исследовательской работе Германо-российского форума.

«Россия получила респект за многое»

Виталий Цепляев, «АиФ»: Александр, как в западном мире воспринимают предстоящую Сочинскую Олимпиаду? В Кремле говорят о «попытках некоторых стран» её дискредитировать. Но это политические игры, а что думают простые люди?

Александр Рар: Думаю, у простых людей отношение к Олимпиаде очень доброжелательное - как к празд­нику спорта. Все с большим интересом будут эти Игры смотреть, те, кто сможет поехать болеть, - поедут.

- Россия в последние годы активно пытается улучшить свой имидж. И как, получается?

- За последние месяцы имидж России действительно улучшился. Перемены связаны прежде всего с политикой Путина, которая особенно выигрышно смотрится на фоне слабых позиций Америки и Европейского союза. У них нет стратегии, а у России она появляется. Дипломатические успехи Москвы многих впечатлили. Россия получила респект за многое: и за Сноу­дена, и за Сирию. Надеюсь, что получится сотрудничество Запад - Россия по Украине. Вначале, конечно, были обиды на Россию за то, что она не пустила Украину в Евросоюз. А теперь Запад понял, что нельзя было ставить Украину перед выбором: или мы, или Россия. Будущую большую Европу без России или против России не построить.

Наконец, на Запад произвело впечатление освобождение Ходорковского и Лебедева, Pussy Riot, активистов Гринписа и других «политзаключённых»… Так что восприятие России в мире могут улучшить не какие-то технологии, а разумная политика. Когда в Германию приезжают некоторые ваши деятели и спрашивают меня, с какой пиаровской фирмой им лучше договориться, чтобы «сделать России лучший имидж», я просто развожу руками. Можно взять самую лучшую фирму, можно взять самую худшую - результат будет тот же самый! Надо вовлекать критиков России в те или иные совместные дела, тогда они будут ощущать личную выгоду и их отношение к России поменяется к лучшему.

Насильно - в «рай»?

- Некоторые действия России между тем вызвали на Западе бурю негодования. Например, закон о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних. Президент Путин сказал, что в 70 странах мира гомосексуализм считается преступлением, даже в ряде штатов Америки есть такая статья. Но именно Россию обвинили в оголтелой гомофобии… Почему поднялась такая истерика? Разве страна не вправе защищать свои традиционные ценности?

- Здесь проявилось глубокое мировоззренческое расхождение между Россией и Западом. На Западе принято считать, что сексуальные меньшин­ства должны обладать такими же правами, как все остальные граждане. Там к геям и лесбиянкам привыкли: они открыто выступают и в политике, и в бизнесе, и в спорте и не скрывают своей ориентации. Хотя ещё 30-40 лет назад в европей­ских странах тоже существовало уголовное наказание за мужеложство.

Россия же, пережив после окончания холодной войны романтическое увлечение западными ценностями, сегодня пытается укрепиться в своей самобытности. Ищет опору в своём прошлом, в своих традициях, в здоровом консерватизме. И это скорее созидательная позиция. Но Запад требует от России немедленного построения либерального граждан­ского общества с такими же законами, которые в западном мире отрабатывались десятки лет! Никто не пытался запастись терпением, и это была большая ошибка.

У европейской элиты к тому же сильно убеждение, что только Запад несёт миру прогресс и процветание, а с Востока идут сплошные вызовы. После распада СССР Запад считал, что вся Европа будет либеральной. 80% европейцев гордятся достижениями в области прав и свобод человека. Здесь убеждены, что за послевоенный период Европа в этом отношении практически достигла «рая». И поэтому западные европейцы так истово защищают свои либеральные ценности и приходят в недоумение, когда эти ценности кто-то отвергает, тем более европейская Россия. Ценностный разрыв, к сожалению, является, на мой взгляд, главным признаком отчуждения между Россией и Западом и будет только усугубляться. Запад не может не поучать, а другие страны будут на это обижаться. Выход только в углублённом диалоге разных культур, но для этого надо честно признать и уважать это различие.

Медведи, морозы и ракеты - типичный образ России в глазах западного обывателя. Коллаж Андрея Дорофеева / АиФ

Новые фобии

- Дело, видимо, не только в поучительстве. Запад физически расширяет зону своего влияния, многие страны, находившиеся когда-то в орбите России, вступили в НАТО и Евросоюз.

- Да, и в отношениях ЕС с Россией это породило дополнительные сложности. Ведь многие государства Восточной Европы вступали в НАТО и Евросоюз «старого образца», рассчитывая получить от них военную защиту от «русского медведя». А оказалось, что обе эти организации уже начали историческое перемирие с Россией... В итоге тот же Евросоюз потерял стратегию в отношениях с Россией.

Но ради объективности надо сказать, что и Россия во многом неправа. Она, например, должна была больше стараться наладить отношения с новобранцами в НАТО и ЕС. За 20 лет ни один российский президент не побывал ни в одном из прибалтийских государств. Очень жаль, что приостанавливается примирение с Польшей, которое так плодотворно началось, после того как президент Польши разбился над Смоленском... К тому же Россия традиционно рассматривает себя как великая европейская держава наряду с Германией, Францией и Англией. С ними она хочет выстроить новый порядок в Европе, а с маленькими нациями, которые являются такими же равноправными членами ЕС, ей трудно говорить на равных. Европейский союз на это, естественно, обижается.

Конечно, хорошо, что уже много лет мы друг другу не угрожаем. Живя в Берлине, я давно уже не боюсь, что сюда прилетит русская ракета. А до 1990 года это была реальная угроза. Старые угрозы ушли, но… появились новые фобии. Новое отчуждение. Скажем, в этом году у нас будут с большой эйфорией празд­новать 25-летие падения Берлинской стены. Это событие воспринимается как торжество свободы. А в России многие оценивают его скорее негативно - как унижение и свидетельство поражения СССР в холодной войне. Думаю, такой разный взгляд на исторические события - одна из главных причин наших расхождений.

- Вопрос к вам как к автору книг о Владимире Путине. Не так давно, по данным всемирного опроса, он занял 3-е место в списке людей, вызывающих наибольшее восхищение, - после Билла Гейтса и Барака Обамы. Чем, по-вашему, это объясняется?

- Путин пришёл к власти в очень сложное время. И сделал из слабой России, которая в 90-е годы выклянчивала деньги у Запада и во многом шла на поводу у его политики, страну, которая теперь может даже давить на Запад и вести политику в своих интересах. Как сейчас модно говорить, Путин на своём посту «проявил креатив», не то что многие другие лидеры нашего времени, о которых и вспомнить-то особенно нечего. Главное, что Россию стало не узнать. Одних это восхищает, других пугает. Но никого это не может оставить равнодушным.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество