Примерное время чтения: 8 минут
578

России сын и Украине друг. Помощник Черномырдина о своем шефе и его жизни

Виктор Черномырдин.
Виктор Черномырдин. www.globallookpress.com

Корреспондент АиФ.ru Ирина Саттарова встретилась с помощником Виктора Черномырдина, проработавшего с ним почти полтора десятка лет.

Евгений Белоглазов — зампредседателя правительства Оренбургской области, глава представительства региона в Москве. С 1998 по 2010 год работал помощником Виктора Черномырдина: сначала в Госдуме, затем — в посольстве РФ на Украине, а затем в администрации президента.

Евгений Белоглазов и Виктор Черномырдин. Фото: Из личного архива/ Евгений Белоглазов

Виктор Степанович и работа с ним — часть моей жизни. Это было напряженное, интересное, насыщенное время — и здесь, в Москве, и в Киеве, и снова в Москве. Мне никогда не хотелось уйти от Черномырдина. Он мог вспылить, но никогда не унижал человеческое достоинство других. Конечно, работа была очень ответственной, порой — нервной, часто — трудной, но при этом — всегда очень интересной.

Иногда я волновался. Я помню, он мне как-то раз сказал: «Ты думаешь, я не волнуюсь? Конечно, я тоже волнуюсь. Но это надо пройти, преодолеть». Я тогда впервые поймал себя на мысли: действительно, он же тоже волнуется,  переживает, но своих эмоций не показывает. Даже когда приходится решать и за себя, и за страну.

Евгений Белоглазов.
Евгений Белоглазов. Фото: АиФ

Телефонные переговоры с Шамилем Басаевым во время захвата заложников очень неоднозначны. Им давали разные оценки. Но он говорил, что если бы подобная ситуация повторилась, он поступил бы так же.

Он понимал: если бы не было бы лихих 90-х, не было бы и «нулевых». Виктор Степанович был председателем правительства в  тот период, когда прошло много реформ. К этим изменениям порой относятся неоднозначно, но в тот момент эти решения были необходимы.

«У него был один шанс из тысячи уйти красиво. И он угадал». Так Виктор Степанович оценивал уход Бориса Николаевича из политики. «Это был красивый, мужественный и мудрый шаг. Если бы мне кто-то сказал, что такое произойдет, что он добровольно сдаст власть — я бы не поверил. Надо было знать Ельцина, его отношение к власти. Он не мыслил себя без нее, но все же пошел на этот поступок», — вспоминал Виктор Степанович.

Виктор Степанович и к Борису Николаевичу, и к Владимиру Владимировичу относился с большим личным уважением. Черномырдин до последних дней сохранил дружеские отношения с Ельциным.

Виктор Степанович дружил и с Леонидом Кучмой. Поэтому, когда Владимир Владимирович предложил Виктору Степановичу стать его спецпредставителем на Украине, тот ответил: «Я согласен, если Леонид Данилыч не против». Леонид Данилыч был не против.

Виктор Черномырдин и Леонид Кучма, 1993 г.
Виктор Черномырдин и Леонид Кучма, 1993 г. Фото: РИА Новости/ Александр Макаров

Он был очень популярен в Украине среди простых людей. В первый год после приезда Черномырдина в Киев, я стал невольным свидетелем разговора двух молодых людей. Они о чем-то оживленно спорили, до меня донеслась фамилия «Черномырдин», и я стал прислушиваться. Оказалось, они спорили о том, кто является президентом Украины! Один говорил — Кучма, другой утверждал — Черномырдин! Или еще пример — помню, в Севастополе мы пошли на рынок купить сала. Торговая публика, мгновенно узнав гостя, стала зазывать: «Виктор Степанович! Виктор Степанович, у нас купите! У нас купите!». Он в ответ пошутил: «Какое сало без горилки?» И тут же продавцы начали открывать горилку. Весь базар сбежался. Людям была по душе его открытость, доступность, доброжелательность.

Кстати, на Украине он стал говорить «в Украине». Некоторые тамошние политики очень болезненно относятся к словосочетанию «на Украину». Виктор Степанович мог оговориться, но то, что он принципиально говорил «на Украине» — байки.

Виктор Степанович спокойно относился к популярности своих изречений — так называемых «черномырдинок». Разумеется, это были не «домашние заготовки». Он не сидел и не думал: «Вот тут возьму и выдам определенную «черномырдинку»». Напротив, он часто говорил: «Мне некогда рассусоливать, мне нужно объяснить быстро и доходчиво». 

Фото: АиФ

Последний год жизни Черномырдин болел, но продолжал работать. Он был советником президента Медведева. Определенные поручения были, и Виктор Степанович их выполнял.

Глядя на современный парламент, он часто говорил: «Да-а-а, мне бы такую Думу бы. Сколько бы мы провели законов. Я по-человечески, по-хорошему завидую нынешнему правительству. Мне приходилось столько ездить, уговаривать, выступать. Как мы мучались. Дума была другая, а нам было так нужно быстро проводить те или иные законы».

Фото: Из личного архива/ Евгений Белоглазов

Был конец 90-х. Тревожное время, дефолт, с одной стороны — слабая президентская власть, с другой стороны — неспокойная коммунистическая Дума. Как-то на пресс — конференции один из журналистов воскликнул: «Кто же спасет Россию?» Виктор Степанович ответил: «Пушкин». Все затихли. А он продолжил: «Если наша земля дала таких великих людей, как Александр Сергеевич Пушкин,  наша страна обязательно будет жить!»  С этой встречи все уходили воодушевленными. Пока земля наша рождает таких людей, как Александр Сергеевич Пушкин, … как Виктор Степанович Черномырдин, мы будем жить, развиваться, и обязательно, обязательно преодолеем любой кризис. Виктор Степанович и сам очень верил в Россию. Несмотря на все сложности, которые ему пришлось вместе с ней пройти.

Оцените материал
Оставить комментарий (13)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах