Примерное время чтения: 15 минут
636

Накормим Европу рыбой. Губернатор Камчатки о красоте и проблемах края

Губернатор Камчатского края Владимир Солодов.
Губернатор Камчатского края Владимир Солодов. / Евгений Одиноков / РИА Новости

В «АиФ» побывал губернатор Камчатского края Владимир Солодов. Москвич, уехавший работать в Восточную Сибирь, потом на Дальний Восток. Молодой руководитель края рассказал о туризме, хорошей рыбе, возрождении Петропавловска-Камчатского и перспективах молодежи на Камчатке.

Льготы не работают

Екатерина Барова, «АиФ»: Владимир Викторович, вы сами ведете свою страницу в Инстаграме. Чувствуете эффект от прямого диалога с людьми?

Владимир Солодов: Соцсети одновременно очень ценный инструмент, потому что дает обратную связь, но и немного лукавый. Осенью, когда была вторая волна коронавируса, после прочтения комментариев в Инстаграме у меня появилось ощущение, что мы близки к апокалипсису. И тогда я каждую неделю стал запрашивать списки всех амбулаторных больных в Камчатском крае, из них сам выбирал 5-7 человек и звонил им: «Вас беспокоит губернатор, как у вас самочувствие? Как вас лечат, доставляют ли лекарства, когда последний раз врач был?» И могу сказать, что ощущения были на порядок более оптимистичные и стабильные у людей, которые не выплескивают эмоции, пожелания или требования к власти в соцсетях.

— И всё же, судя по посланию президента, в котором он дал поручение создать локальную газопринимающую инфраструктуру с целью обеспечить газом граждан и предприятия Камчатки, проблемы людей слышны даже в Москве.

 Да, президент фокусируется не на том, что волнует отраслевых руководителей или даже губернаторов, а на том, что волнует жителей. Тут нужно понимать контекст. Жители Камчатки очень хорошо помнят 90-е годы, когда главной новостью было время прихода танкера с мазутом на полуостров. Потому что даже в Петропавловске были перебои с теплом. Все готовили запас дров, в многоквартирных домах у людей буржуйки стояли с трубами в окно… Поэтому поручение президента  адресация к этой застарелой проблеме, которая волнует всех жителей: огромные тарифы, неустойчивость энергоснабжения и т. д. И если мы сейчас зададим людям на улице Петропавловска вопрос, как вы оцениваете послание президента, я могу поспорить, что 8 из 10 оценят положительно. Но они не напишут об этом в комментариях. А напишут те 2 из 10, которые всегда активны в соцсетях и всегда относятся с недоверием к заявлениям власти. Они скажут, что «опять обманут», «всё украдут»... Но я стараюсь работать максимально открыто, объясняя, что мы делаем, почему делаем, фиксируя результаты, который удается достичь, в том числе небольшие. И люди это видят.

 Люди видят, наверное, ещё и льготы, которые у них есть? Удается ли за счет этих льгот привлекать народ на Дальний Восток?

 Это вопрос в точку. В советские времена были северные льготы, которые действительно привлекали людей на Дальний Восток. Они есть до сих пор: это коэффициент к зарплате 1,8, а в некоторых районах — 2, это бесплатный проезд в отпуск раз в два года для всей семьи, это сокращенный рабочий день для женщин в пятницу и увеличенные отпуска. У меня, например, отпуск 60 дней. Но эти льготы в текущих условиях не работают. Какой смысл в коэффициенте, если в частном секторе работодатель просто понизит тебе зарплату, чтобы потом этим коэффициентом до той же рыночной её довести?! Понятно, что для людей, интенсивно работающих, на 60 дней уйти в отпуск равноценно увольнению. Кто же позволит им такую роскошь? К сожалению, особенно для малого и среднего бизнеса вынужденная оплата проезда в отпуск замедляет развитие, бизнес становится неконкурентоспособен и бежит в другие регионы. На мой взгляд, нужно запустить новую систему северных преференций для Дальнего Востока. Не цепляться за это советское наследие, а сделать систему действительно работающих льгот, чтобы люди на Дальний Восток поехали.

Куда махнуть туристу

 А что вы предпринимаете, чтобы привлечь туристов?

 Есть стереотип, что билеты на Камчатку очень дорогие. На самом деле любой может купить за 25 тыс. руб. перелет туда-обратно Аэрофлотом. Это вполне доступно, хотя, конечно, нужно заблаговременно планировать поездку, потому что билеты быстро заканчиваются. Субсидированные билеты для отдельных категорий — пенсионеры, молодежь, многодетные  стоят меньше 20 тыс. туда-обратно. Ещё мы планируем расширять сообщение между городами Дальнего Востока. В первую очередь это Дальневосточная авиакомпания, которая начала работать. Потому что сейчас часто полететь из Петропавловска-Камчатского в Хабаровск дороже, чем в Москву.  

— Недавно в Инстаграме вы напомнили о том, что 80 лет назад была открыта Долина гейзеров. Что там сейчас происходит?

 У Камчатки есть две символических точки, которую каждый турист хочет посетить. Это Долина гейзеров и Курильское озеро. Я напомню, в советское время, когда функционировала тропа здоровья, люди добирались до Долины гейзеров от океана либо пешком, либо на лошадях. За 10 лет ее посещали примерно 10 тысяч человек. Сейчас посещают 8 тысяч в год. У нас есть задача расширить сезон, и особенно низкий, сделать доступным этот туризм для местных жителей. Потому что, к сожалению, до сих пор очень мало людей с Камчатки имеет возможность посетить Долину гейзеров. Только вертолетные экскурсии, а это дорого: час полета вертолёта стоит 350 тыс. руб. Билет для местного жителя туда-обратно стоит около 30 тыс., для приезжих  около 38 тыс.

Сейчас мы много работаем со второй точкой, Курильским озером. Хотим, во-первых, перейти от вертолётов к самолётам, чтобы удешевить доставку. И во-вторых, перейти от однодневных экскурсий к многодневным. Сейчас это невозможно, потому что нет инфраструктуры. А мы хотим сделать так, чтобы человек по прилете мог остановиться в гостинице, ходить по маршрутам вокруг озера  там красота совершенно потрясающая. Зимой  снегоходные экскурсии. И самое главное  вовлечь в это местных жителей, чтобы они имели возможность зарабатывать деньги, принимать людей, а не ощущать себя, как сейчас, гостями на чужом празднике жизни.

 И это не единственные привлекательные места для туристов на Камчатке?

 Конечно. Например, есть зона вулканов Вилючинский-Мутновский-Горелый, куда летом из Петропавловска можно доехать за 1,5 часа. А зимой это уникальные снегоходные маршруты. Там тоже есть источники, так называемая Малая долина гейзеров: прямо из-под снега вырывается пар. Вулканы, озера очень красивые. Автомобильный туризм в этом направлении очень перспективный, и по цене он вполне может быть в среднем сегменте.

Огромные перспективы имеются у экологического туризма. Сейчас, по сути, это только наблюдение за медведями. Но кроме них, объектами наблюдения могут быть морские млекопитающие  сивучи, каланы, антуры. Наблюдение за птицами, бёрдвотчинг  новое для России направление, для которого на Камчатке есть просто уникальные условия. Экскурсии на китов и общение с касатками  прямо рядом с Петропавловском.

И отдельная составляющая  это активный туризм и отдых. Фрирайд, серфинг. Камчатка  единственное место в мире, где можно спуститься на лыжах или сноуборде в кратер действующего вулкана, выехать с другой стороны и доехать до берега океана, переодеться там в гидрокостюм и на волнах посерфить  нигде больше такого нет.

Почему быстро красоту не навести?

 Мы говорим о туризме, но не секрет, что туристу хочется приехать в красивую обстановку: дома, набережные, природа. Моя знакомая из Петропавловска-Камчатска говорит: я уехала, потому что там страшно, город старый, ужасные улицы. Что с этим будете делать?

 Я с анекдота про медведя начну, потом серьезно на ваш вопрос отвечу. Спрашивают жителя Камчатки: правда ли, что у вас медведи по дорогам ходят?  Нет,  говорит,  обманывают: нет у нас дорог.

На самом деле это действительно проблема, потому что, конечно, Петропавловск — «убитый» город. И самое плохое, что его нельзя быстро преобразить. С советского времени никто системно не вкладывался в базовую городскую инфраструктуру. Это, например, канализация  у нас 40 неочищенных стоков в бухту Авачинскую. Это парковки — просто нет места для такого количества автомобилей. Это система дорог, где ливневой канализации нет в принципе  дороги строятся, а на следующий год их надо строить заново. Это система теплоснабжения, тоже устаревшая, которую нужно перекладывать. Это система водопроводов  не четырехтрубная, а двухтрубная. Для жителей это означает, что на время регламентных отключений в некоторых районах города отключается не просто горячая вода, а вода совсем. Процесс преобразования города займет несколько лет, к сожалению. Но хорошая новость, что правительство Российской Федерации понимает это: те же самые инфраструктурные кредиты, о которых в послании президент говорил, это один из механизмов, чтобы большой объем средств в эту базовую инфраструктуру направить и начать менять жизнь горда к лучшему. Есть еще одна важная задача  вовлечь самих жителей в наведение порядка.

 Как? С канализацией они точно не помогут.

 Например, у нас большая проблема  наличие использованных автомобильных покрышек по всему городу. Весь город завален, я больше нигде в России такого не видел. Осенью мы запустили проект: каждому человеку, который приносил покрышку, платим по 100 рублей за штуку. За 3 дня собрали 23 тысячи покрышек — 250 тонн. Это больше, чем раньше за год собирали. И реально отовсюду их убрали: люди подгоняли маленькие грузовички, набирали кучу покрышек, зарабатывали по несколько тысяч рублей. Примерно столько же денег за сбор покрышек мы платили каждый год ГУПу, который это делал. А сейчас даем жителям заработать. Кстати, эту идею предложили люди в комментариях в Инстаграме. Это к вопросу о пользе соцсетей в работе власти.

Дети должны есть рыбу

— У нас Камчатка еще и с рыбой ассоциируется. Будем ли мы, жители Центральной России, есть свежую камчатскую рыбу? Что вы делаете для того, чтобы рыбная отрасль стала локомотивом развития региона?

 Безусловно, Камчатка — самый рыбный регион, добывает 30% всей рыбы России. И у нас сохранились условия для лова именно дикой рыбы. Идут споры, хорошо это или плохо. Некоторые считают, что нужно переходить на рыборазведение. Я считаю, что не нужно этого делать, потому что рыборазводные заводы вредят дикой рыбе. Да и качество принципиально отличается. Мне бы хотелось, чтобы на прилавках по всей России можно было выбирать, что вот эта рыба аквакультурная, выращенная, а вот эта — дикая.

Что мы уже делаем? Занимаемся логистикой, Северный морской путь активно задействуем. Пока в тестовом режиме, но этот новый транспортный коридор должен стать регулярным. Есть поручение президента в поддержку этой инициативы.

Более сложная проблема связана с тем, что люди не хотят есть рыбу. Дело не в дороговизне. Минтай, например, один из самых дешевых и полезных видов белка. Но при этом до сих пор у нас считается, что минтай  кошачья еда. На Дальнем Востоке добывается примерно 1,5 млн тонн минтая в год. 85% экспортируется в необработанном виде в Китай. Из них примерно десятую часть потребляет сам Китай, а основное реэкспортируется в Европу. Там знают, что это хорошая рыба. Но уже начали понимать, что когда она обрабатывается в Китае, то становится менее хорошей. Норма выхода филе из необработанной рыбы — 1:4, т. е. на килограмм филе тратится 4 кг сырца. А в Китае — 1:2.

— Китайское филе не совсем филе?

 Да, потому что туда идут добавки в большом количестве — формальдегид и прочее. Поэтому в Европе готовы брать нашу рыбу, и сейчас мы хотим нарастить её переработку на берегу и наладить экспорт в Европу прямой, минуя посредников. Но кроме того, надо создавать культуру потребления рыбы у нас в стране. Дети сейчас рыбу не едят, известна же песня про то, что «лучшая рыба  это колбаса». Вкусовыми предпочтениями нужно заниматься. Это не даст быстрого эффекта, но в течение лет десяти всё возможно.  

 Правда, что школьникам на Камчатке обещали бутерброды с икрой?

— Пока задача в том, что просто было больше возможностей свою рыбу есть в школах. Потому что сейчас правила питания такие, что директора школ в рыболовецком поселке не могут закупать местную рыбу. Рыба должна быть сертифицирована, централизовано закуплена. К тому же по нормативам без горячей обработки рыбную продукцию школьникам вообще нельзя давать. То есть бутерброд что с икрой, что с красной рыбой в школе сейчас вне закона. Мы полстраны кормим этой рыбой, а дети едят бутерброд с сыром, с колбасой.

Вообще я считаю, что питание в школе  один из ключевых моментов формирования здорового образа жизни и здоровых предпочтений в питании. Сколько воды надо пить школьнику? Почему ему дают этот компот сладкий, а не воду? Насколько я знаю, норма потребления сахара до сих пор установлена правилами не то 1927, не то 1930 года. А в результате неумеренного употребления сахара мы имеем раннюю смертность. Например, средняя продолжительность жизни мужчин на Камчатке  66 лет.

Не болото, а движ!

 Население Петропавловска-Камчатского за 30 лет сильно сократилось. Причина в плохой демографии или люди просто уезжают?  

— Нет, главная причина  это, конечно, чемоданное настроение. У него есть объективные предпосылки, потому что жизнь на Камчатке действительно дорогая и непростая, хотя зарплаты тоже больше, чем среднероссийские. Маленький город, мало досуга для молодежи, мало возможностей для самореализации. И много стереотипов. Я недавно видел результаты фокус-групп в Вилючинске, и ответ одного человека меня поразил. Он говорит: хочу уехать в Белгород, потому что там люди активные, там движ. В Белгороде движ, а у нас болото  вот стереотип. Другой человек сказал, что его ребенок будет поступать на учебу в Барнауле  лишь бы с Камчатки уехать. И это то, с чем нам предстоит работать. Мне важно, чтобы с выпускниками школ, со студентами мы вели работу буквально в ручном режиме, объясняя возможности Камчатки. Конечно, ничего плохого в том, что человек поедет учиться в другой город, особенно в ведущий вуз, нет.  Главное, чтобы он потом возвращался.

Надо объяснить, какие возможности есть в родном крае, и запускать новые инструменты. Например, с сентября каждый студент с Камчатки, который поступит в ведущий вуз России на целевую подготовку, то есть с обязанностью вернуться, будет получать в течение всего обучения до 12 тыс. руб. стипендии от края. И оплату дороги раз в год — не только до Петропавловска, но и по территории края. Вот мы говорим, что туризм будет развиваться, а для туризма главное условие — это человеческий капитал. Если большой проект «Три вулкана» будет запущен в 2025 году, то нам сейчас нужно детям, которые учатся в 8-9 классе, объяснять: у нас будет создано 10 тысяч рабочих мест в туризме. Это престижно, это модно, это интересно  пожалуйста, учитесь, возвращайтесь, у вас будет гарантированное рабочее место. Будут нужны люди, которые могут работать на современном рыбоперерабатывающем заводе. Так что у нас есть все возможности для развития.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах