2727

На перекрёстке всех дорог. В чем соблазны и риски «особого пути» России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. Почему в год Быка растут надои молока 03/02/2021
Вячеслав Костиков.
Вячеслав Костиков. АиФ

Страна встретила новый, 2021 г. со смешанными чувствами. Что принесёт он всем нам? Естественно, большинство жителей волнуют прежде всего материальные обстоятельства: Будут ли расти цены, налоги, подорожает ли медицина?

Но всё чаще звучат и другие темы и тревоги. Тревоги за страну, за будущее, за место России в мире. Социологи выявляют растущие сомнения по поводу того, по правильному ли пути идёт страна. В этом вопросе общество фактически разделилось на две части — по 50%. Всё яснее обозначается поколенческий разрыв в суждениях. Старшее поколение в массе своей считает, что «всё идёт путём». Молодые сомневаются.

Об опасности такого разлада и о возможных последствиях можно судить по тому, что мы наблюдаем в США. Критические оценки пройденного в ХХ в. пути характерны и для многих европейских стран. Достаточно упомянуть о так болезненно переживаемом Европой брексите, который поставил под сомнение (и, может быть, повернул вспять) одну из доминирующих тенденций: политическую и экономическую интеграцию стран в единое европейское пространство.

Советская память

В России сомнения по поводу пути развития имеют свою специфику: не утихают споры вокруг СССР. Был ли исторически обусловлен распад Советского Союза? Или «надежда всего прогрессивного человечества» развалилась в результате ошибок (некоторые говорят о предательстве) политического руководства страны? В кулуарах политических клубов вполголоса идут разговоры о возможности если не полного, то частичного возрождения СССР, и даже звучат (на весьма компетентном уровне) сожаления по поводу «подарков», которые Москва при разделе советского территориального имущества сделала ряду отделившихся от России государств.

А ведь ещё лет 15–20 назад такого рода суждения казались немыслимыми. Несмотря на Всесоюзный референдум 17 марта 1991 г., на котором 77,85% (113,5 млн) проголосовавших высказались за сохранение СССР, считалось, что последовавшее вскоре размежевание по «национальным квартирам» было именно историческим выбором народов. Сегодня такой однозначности оценок нет. Опросы социологов выявили драматический реверс суждений: 65% жителей России жалеют о распаде Советского Союза и считают, что этого можно было избежать. Напомню, что именно В. Путин назвал распад СССР «величайшей трагедией ХХ века». Для значительного числа населения, выросшего в СССР и получившего советское образование, это, конечно, эмоциональные оценки. Прежде всего это ностальгия по молодости, когда и трава была зеленее, и поцелуи слаще. Когда же социологи спрашивают людей, хотели бы они не в мечтах, а реально вернуться в «страну Советов», «да» говорят лишь 28%. Просыпается другая, реальная память: о пустых прилавках, дефиците и вывернутых лампочках в подъездах.

Особый путь

Теряясь перед выбором пути, те, кто черпает свои мнения из телевизора, нередко говорят об «особом пути». И таких, выступающих за «собственный, особый путь развития», социологи насчитывают почти 60%. Европейскому выбору готовы отдать предпочтение лишь 10%.

Что же это за особый путь, по которому якобы идёт Россия? Чёткого представления об этом нет, тем более что успехов в повышении уровня жизни народа, в экономическом развитии и в успехах науки на этом пути пока не наблюдается. Последняя Нобелевская премия в области науки России досталась в 2003 г. А в мировом рейтинге вузов наш лучший университет — МГУ — находится на 74-м месте. Потому неудивительно, что большинство политологов избегают разговоров об «особом пути». Но в народном сознании, в обыденных разговорах тема «избранности» присутствует. Иногда даже с добавкой «богоизбранности».

Но если отвлечься от высокопарной риторики, в бытовом преломлении «особый путь» у людей ассоциируется прежде всего с нашей историей, культурой и в немалой степени — с географическими особенностями России: обширностью пространств, многообразием природы и народов. И в этом нет противоречия, поскольку и история, и культура любой страны действительно носят особые черты и особый характер. Как сказал один мой знакомый, «нет такого одеяла, которым можно было бы накрыть Россию».

Особые варианты

Споры по поводу «особого пути», как правило, возникают, когда речь заходит о политике. На фоне реально больших экономических успехов Китая сегодня много говорят о его «особом пути». Даже на фоне разрушительного COVID-19 Пекин демонстрирует позитивные темпы роста. На самом деле Китай, мне кажется, успешно демонстрирует не «особый путь», а хорошо зарекомендовавшую себя в ряде стран Западной Европы разумную конвергенцию капитализма и социализма.

Что касается вариантов «особого пути», то КНР продемонстрировала свой в виде культурной революции 1966–1976 гг. За 10 лет её жертвами стали 100 млн человек. На самом деле культурная революция была обусловлена не потребностями развития, а ожесточённой борьбой за власть в верхушке китайского руководства, и в частности стремлением 72-летнего Мао Цзэдуна удержаться у власти, несмотря на болезнь. Нелишне напомнить, что термин «культурная революция» впервые ввёл в обиход Ленин в своей работе 1923 г. «О кооперации». «Культурная революция — это целый переворот, целая полоса культурного развития всей народной массы», — писал он.

Известны и другие варианты избранности. Все они отличаются циничным и преступным пренебрежением их инициаторов такими понятиями, как цена человеческой жизни, права человека. В ХХ в. особый путь для России большевики расчистили Октябрьским переворотом 1917 г. Позднее расширяли его посредством коллективизации, классовой борьбы, Большого террора и изоляцией страны от мирового сообщества. Но самым одиозным примером реализации идеи «особого пути», безусловно, является история Третьего рейха. Итоги этого политического эксперимента были подведены на Нюрнбергском процессе 1946 г.

* * *

Советская историография (отчасти и нынешняя) не любила историю «в потёртых гимнастёрках» и в кирзовых солдатских сапогах. Предпочтение отдавалось истории в парадном мундире, с бравурными песнями, орденами, генеральскими погонами. В советской литературе даже возникло такое понятие, как генеральская проза. К счастью, благодаря честности многих писателей рядом с генеральской существовала и другая — лейтенантская и солдатская проза. Вопреки жёсткой цензуре появлялись романы, стихи и песни, отражавшие трагизм народной жизни и народного подвига. Уместно вспомнить знаменитую (в исполнении Марка Бернеса) «Враги сожгли родную хату». Песня о том, как выживший в войне и израненный солдат возвращается домой — к сгоревшей избе и к могиле умершей жены. Слова и теперь вызывают слёзы.

«Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришёл к тебе такой.
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой...»
Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд.
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.

Особый путь, по которому многие годы шла Россия, действительно выводил наших героических солдат и на Прагу, и на Будапешт, и на Вену, и на Варшаву. Дошли, в конце концов, и до Берлина, где покончили с «особым путём», по которому шёл Третий рейх.

Историю опасно забывать. Не менее опасно редактировать её в духе национальной исключительности. Историю нужно помнить такой, какой она была на самом деле. Ради того хотя бы, чтобы Иваны возвращались к своим Прасковьям и к родным домам, а не к пепелищам.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (6)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество