aif.ru counter
08.05.2014 09:00
10265

Информационная война: выиграем или проиграем?

Мария Голованивская.
Мария Голованивская. © / Из личного архива

Есть ли у нас шансы её выиграть? Что грозит в случае проигрыша? Появился ли у общества иммунитет к подобным атакам? Или народ по-прежнему становится лёгкой добычей информационных генералов? На эти вопросы нам ответила Мария Голованивская, писатель, публицист, профессор МГУ им. М. В. Ломоносова, консультант в области гуманитарных технологий.

Давайте разберёмся — что такое информационная война? Это тот самый стакан, который может называться наполовину полным (когда нужно кого-то убедить в своём благополучии) или полупустым (когда он у оппонента и его нужно показать ничтожным). Информвойна — это пропаганда своих интересов через разговор о таких вот стаканах. Банальная подтасовка фактов. Пропаганда, если хотите. Когда СМИ получают темники с описанием тем, образов и правил их интерпретации.

Объективная информация всегда сложна и разностороння. Там есть: «с одной стороны», «со второй», «с третьей»… Информация тенденциозная всегда имеет только одну сторону — она должна быть простой, убедительной и стимулировать поступать однозначно. Белые и красные. Хорошие и плохие. Наши и враги.

Сегодня выиграть информационную войну означает выиграть войну. Локальной победы больше нет. Всё так взаимосвязано, что тут аукнется, а там откликнется. Быть убедительным сегодня означает быть правым. А кто прав, тот и молодец — ему и прав больше, и денег, и места под солнцем. Информация стала пресловутым лоскутным одеялом, которое трещит, но поддаётся сильной руке хозяина положения и обязательно прикроет его пузо и волосатые ноги. А почему? Да потому, что он всех убедил и в своей правоте, и в своём праве.

Как выглядит Россия в информационном поле? Мы выигрываем информационную войну внутри России: рейтинг Путина беспрецедентен, его действия поддерживает большинство. Но мы проигрываем информвойну внутри Украины. Там нас ненавидят, и это ощутимый наш проигрыш. Сначала мы не заботились о своём имидже в стране, с которой очень связаны, — в Украине, а потом и информвойну там проиграли. Ну почему, спрашивается, мы не заботились о своей репутации на Украине все эти годы? Вели себя, как пьяный брат-дебошир, который куражится и норовит дать затрещину? О чём думали? Мы не проиграли информвойну в Европе, европейские каналы слышат и транслируют наши аргументы, их санкции в наш адрес чисто декоративны. Потому что мы научились понимать интересы друг друга, у нас большие совместные проекты. Да и американцы им давно уже и крепко надоели со своими замашками всем распоряжаться. Мы на одной всё же земле с Европой, у нас один газ, вода, воздух. Ни им, ни нам чернобыли больше не нужны, ни в прямом, ни в переносном смысле.

Мы проиграли информвойну США, потому что они, прежде всего, сами свято верят в свои ценности и убедительны в их тиражировании. А ещё потому, что они умеют эти войны вести эффективно, а мы только сдаём выпускные экзамены в нашей новой истории, которой всего-то около 20 лет.

Читайте также: Об информационной войне и христианах →

Зато наша коммуникация, и очевидная, и подковёрная, была очень успешна на Востоке: мы нашли убедительные аргументы для Китая, Южной Кореи и других стран, которые поверили в дружелюбность наших рынков. Китайцы будут строить в Крыму переправу, порт, вкладывать большие деньги в российскую инфраструктуру, да и китайские супермаркеты, которыми пестрят кадры европейских фильмов, не за горами. А автомобили с Востока вместо американских и европейских — разве не аргумент в полемике о будущем? А геополитика? Оси и центры влияния? Всё это не только экономические решения и политические стратегии, но и аргументы информвойны, которая целится и в политиков, и в бизнесменов, и в простой народ. Но поговорим о последнем.

Наш народ захотел войны как новой подлинности. Пицца только выглядит красиво, но не так уж и вкусна. А от вина урчит в животе, хоть оно и в большой моде. Народ пресытился глянцевой фальшью жизни, лезущей из всех щелей. Это и стало аргументом, который использовали в информвойне за свой народ. Россия не Запад, а ВВП — не наш критерий. Народ легко обмануть, он скорее живёт чувствами и рефлексами, нежели глубокой аналитикой. У мужского населения России не было мечты, драйва. Скучно было всё, кроме футбола. И никакого снобизма тут нет: вся сила патриотизма реализовывалась только в спортивном болении, а этого всё же маловато.

А новая пропаганда дала основу высоким чувствам. Предложила вместо европейского благополучия, сытости и эфемерной свободы борьбу за родных людей и некогда свою землю. Европа для большинства россиян — всё же место для каникул, а не этический идеал. А «Три мушкетёра» куда важнее, чем «Билль о правах», который с нашей колокольни вообще не пойми о чём. Людям захотелось не пиццы и Уфицци, а простого, ясного, высокого и будоражащего призыва. Чего-то, за что можно умереть. Информационная война, которую ведёт Россия за свой народ и против тех, кто сейчас ей мешает, облачена в форму борьбы за идеалы, в которой безопасность и свобода — ничто, а справедливость и устремлённость к масштабной задаче — всё. Эта риторика смела либеральную ещё и своей искренностью. В искренности сила, без искренности информвойну не выиграешь. Именно поэтому и провалилась в своё время советская пропаганда. Жалко только, что люди не понимают, что ценности жизни всё-таки, в конечном счёте, оказываются важнее душевных порывов, тоска по идеалу и высокой идее выветривается с бедностью и ощущениями изоляции и общей отсталости. Но чтобы об этом вспомнить, нужно заново прожить ХХ век. А вдруг он всё-таки не повторится?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (45)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество