572

Один день с больничным клоуном

Фото автора

Центр детской гематологии сначала кажется пустынным, хотя свободных коек в нем практически не бывает. Пациенты здесь особые: много тех, кто вообще не в состоянии покинуть собственную палату. «Госпитальный» синдром –– так врачи называют перемены, которые происходят с человеком после полугода постоянного пребывания в больнице: депрессия, угнетенные эмоции, замкнутость. С этой проблемой, как может, борется клоун Вадим Ларченко.

В Центре детской гематологии у больничных клоунов своя гримерка: актер и режиссер Вадим проводит предварительный инструктаж: сегодня с ним работают молодые клоунессы. Соня и Белла приехали из Ростова: в родном городе успели отучиться, набраться опыта и даже получить звание людей года.  В этой больнице они –– впервые. Мы открываем журнал, чтобы посмотреть, какие отделения в последнее время посещали –– каждый волонтер работает, в среднем, два дня в неделю. Пойдем в те, где давно не было гостей.

Хотите поговорить – снимайте носы

Сам Вадим занимается больничной клоунадой с 2008го, попробовал по приглашению знакомой, сейчас –– помогает новичкам. Сразу делает замечание: Соня и Белла переоделись и загримировались, но продолжают повседневное общение.

–– Хотите поговорить, снимайте носы, не нужно путать образы,  –– поясняет Вадим. –– У нас не стандартная театральная работа, нам придется много часов импровизировать. Очень тяжело не выбиваться из образа, и еще тяжелее –– потом –– собрать себя назад. Поэтому нужно четко осознавать эти границы.

По этой же причине Вадим просит девушек снять все повседневные украшения. Белла не хочет снимать браслет с иконами, говорит, носит его всегда.

–– Православных клоунов не бывает, –– замечает Вадим. Но украшение на руке все равно остается. Девушки начинают разминаться, на разные голоса распевая песню про крылатые качели, Вадим настраивается молча. Идем в отделение.

Клоуны пытаются оставаться клоунами даже наедине сами с собой. Они еще  в лифте, но готовность уже –– номер один, ребенок может возникнуть, например, в открывшихся дверях, и нужно сразу включиться в работу. Так и происходит. Идут до отделениям, попутно развлекая всех прохожих.

Первым делом к заведующей –– она передает листок со списком: это дети, к которым сегодня заходит не следует, тяжелое состояние, пользы не будет. Врачи говорят, иногда пишут целые рекомендации по каждому пациенту: как к нему приблизиться, нужно ли надевать стерильную маску, в каком контексте вести разговор.

Вызвать эмоции

Краткая информация о пациентах указана и на входе в палату. Для клоунов это отличный повод начать беседу. Соня и Белла обещают продемонстрировать экстрасенсорные способности и начинают угадывать имя и возраст пациента.

«Вижу что-то такое красивое, коралловое, нет, кирилловое, ну подскажи»… спрашивает Соня. Пациент сдержанно улыбается. Этой реакции удается добиться далеко не всегда. В одной из палат, нас встречает тонкая девушка-подросток с повязкой на лице. Общается вежливо, но сдержанно, 15 минут клоунских стараний так и не смогли ее хоть немного развеселить. Резюме на выходе: «Не получилось». К этому тоже нужно привыкнуть –– прием может быть любым, и не всегда это зависит от таланта артистов.

Вадим в палате с мальчиком лет четырех. Ребенок меланхолично смотрит в экран ноутбука и совсем не замечает стараний клоуна, хотя его мама искренне веселится. Вадим тихо пристраивается рядом. Сначала молча смотрит с ним мультфильм, потом аккуратно начинает расставлять перед ним игрушки. Все –– с совершенно невозмутимым выражением лица. Не меняется оно и у мальчика. Сначала. Но минут через десять пациент уже пускает мыльные пузыри и смеется. Привык. «Проснулся», –– шепчет его мама.

Смотрите также: Мыльные пузыри в домашних условиях →

Больничный этикет

Полки в большинстве палат на удивление схожи: игрушки, лекарства и ровный ряд из икон. Много специальной аппаратуры. Входя в палату, клоун сразу осматривается –– чтобы про себя отметить все проводки, по случайности не задеть и не сломать жизненно важный прибор.

Но опаснее всего –– игры в просторном холле. Здесь разбросаны игрушки, гуляют дети, многие из которых подключены к капельницам. Они любят побегать и повеселиться, но делают это со взрослой осторожностью. Однако все равно иногда сталкиваются, по какой-то случайности не роняя аппараты.

Постепенно коридор и холл превращаются в поле боя –– дети догоняют клоуна, стреляют из игрушечных пистолетов, хватают за носы –– и заливисто смеются. Впереди еще несколько отделений, поэтому нужно продвигаться к выходу.

Пациенты провожают до дверей и долго смотрят вслед через стеклянные двери. Одна из врачей делает  замечание по поводу шума и беготни. Говорит, что мы потревожили других пациентов, а суета в коридоре для них –– знак, что кто-то умер. Вадим извиняется. Но с такой трактовкой не согласен, все-таки смех от паники не так уж сложно отличить. Мы переодеваемся и идем искать следующее отделение. Больница очень большая, от того, чтобы заблудиться, спасает обилие указателей. И помощь врачей – клоунов узнают и приветствуют.

Когда клоун – доктор

Врач-гематолог дает небольшие советы по гигиене: у Вадима родился сын, поэтому доктор не советует ему стирать рабочие вещи дома. Для близкого общения лучше надевать маску – работа в больнице не может быть стопроцентно безопасной.  Пациенты и клоуны представляют определенную угрозу друг для друга: дети с тяжелыми заболеваниями крови обычно имеют очень слабый иммунитет, поэтому даже при легкой простуде клоун не выходит на работу –– чтобы не заразить пациента.

–– Конечно, общение с клоунами для больного ребенка это определенный риск, но он, во многом, оправдан, –– отмечает доктор Юлия Скворцова. –– Пациенты лежат долго, переживают массу неприятных процедур, им неоткуда черпать положительные эмоции. Меняется отношение к врачам: они боятся продолжения лечения, не могут в полной мере доверять доктору, который пытается помочь. Когда приходят клоуны –– пациенты начинают двигаться, смеяться, легче переносят пребывание в больнице. Естественно, лечение становится эффективнее.

Иногда клоун отвлекает ребенка от неприятных манипуляций –– установки капельницы, катетера.

–– Часто мы попадаем на такие процедуры случайно, но очень хотелось бы иметь какое-то расписание по отделениям, чтобы мы могли специально приходить и поддерживать пациентов в самые неприятные минуты, –– рассказывает Вадим. –– Это не так просто делать, но мы ищем способы быстро собирать такую информацию.

Время поговорить

В последнем на сегодня отделении коридор почти полностью заполнен мамами с детьми, но, чтобы не мешать проходу, клоуны сразу проходят в общий холл. Здесь даже не приходится заигрывать или привлекать внимание –  дети сами начинают общение, показывают игрушки.

Один из пациентов пускает в лицо Вадиму мыльные пузыри, клоун начинает причитать, и его «уводят оказывать первую помощь». На сегодня работа окончена. Клоун немного не уложился в сроки, опаздывает по своим делам, но успевает обсудить сделанную работу со своими напарницами. Поговорить в этой профессии вообще очень важно. Друг с другом, с более опытными клоунами, с психологом.

–– Сложно привыкнуть, что иногда дети уходят, и мы об этом знаем, –– рассказывает Вадим. –– В некоторых случаях помощь нужна нам самим.

Вадим общался с психологом совсем недавно, его ученицы за такой помощью пока не обращались. Они обсуждают игрушки, которые хотели бы купить для импровизаций, и упаковывают сумки с реквизитом. Это на случай, если следующее выступление будет уже не в этой больнице: клоуны выступают практически во всех детских стационарах. У Вадима впереди еще репетиция с театральной труппой. Ставят спектакль по Блоку –– «Незнакомке» и «Балаганчику».

Смотрите также: 3 смешных видео с клоуном Карандашом «Русским Чарли Чаплиным» >>>

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество