1981

Степан Чаушьян. Биатлон, туда и обратно

Сюжет Олимпийский дневник Степана Чаушьяна
Степан Чаушьян / АиФ

А начиналось все банально — с не самой дальней по олимпийским меркам дороги от прибрежного кластера, занявшей примерно полтора-два часа до комплекса-красавца «Лаура». Две пересадки на автобусе и еще одна на фуникулере и ты на месте. Самой живописной частью путешествия был фуникулер, проходивший по живописному маршруту средь сочинских гор.

 Фото: АиФ / Степан Чаушьян

Богатый на красивые виды подъемник доставил всех желающих поболеть за Антона Шипулина и компанию на не менее красочный горнолыжный курорт.

До биатлонной трассы было рукой подать. Можно было проехаться на шаттле, безостановочно курсировавшем между фуникулером и самой биатлонной трассой, или просто пройтись пешком расстояние примерно в километр. Что я был бы за журналист, если бы прекрасную прогулку на своих двоих променял на скучную 10-минутную поездку в тесной «Газели»? Решено было идти пешком, тем более, что, поднявшись на фуникулере на самый верх, я впервые за три дня, поведенные на зимней Олимпиаде, увидел снег — просто хотелось его потрогать, почувствовать его под ногами, чтобы наконец поймать то ощущение присутствия именно на зимних Играх.

Фото: АиФ / Степан Чаушьян

Скептики оказались посрамлены, снега в Сочи более чем достаточно. При плюсовой, в принципе, температуре, снег и не думает таять, обещая остаться ровной пеленой до окончания не только Олимпиады, но еще и Паралимпиады. Излишки, а есть и они, лежат по обе стороны от проложенных снегоочистительными машинами дорог огромными сугробами в два-три человеческих роста. В общем, природа не подвела, показав себя всему миру только с лучшей стороны.

Организаторы Олимпиады, как казалось поначалу, тоже выступили под стать природе, выстроив всю инфраструктуру и логистику так, что добираться до биатлонного комплекса было более чем удобно. Но это было только первое впечатление, начавшее рассеиваться с первых минут старта мужского спринта.

Фото: АиФ / Степан Чаушьян

Хочется сказать сразу, если вы — ценитель комфортного просмотра соревнований и хотите, чтобы все было понятно, биатлон — это не тот вид спорта, который стоит смотреть вживую. И если на этапах Кубка мира в Германии, Швеции, Чехии и других странах, болельщикам с пониманием разрешают проносить на трибуны что-то горячительное, то в Сочи собственный термос был бы настоящей роскошью, которую все равно отобрали бы еще на дальних подходах к «Лауре», еще перед входом в электропоезд до Красной Поляны, которым болельщики, в отличие от журналистов в автобусах, вполне комфортно добирались до фуникулера.

Поход на биатлон — это небольшое самоотречение, готовность постоять, именно постоять, потому что там никто не сидит, на трибунах ради того, чтобы увидеть старт своего спортсмена и потом пару раз покричать в его поддержку, когда он будет закрывать мишени на огневом рубеже. Сделать это в «Лауре», как оказалось, было весьма сложно. Я не говорю даже о немцах, чехах, которые стояли прямо перед моим рядом, или норвежцах. Даже старт пары российских биатлонистов ускользнул от взора организаторов, лишив самих спортсменов порции бурных оваций со стороны трибун.

Фото: АиФ / Степан Чаушьян

Первая же стрельба Шипулина вообще не была никак анонсирована. В итоге Антон стрелял в полнейшей тишине, пока на огромных экранах российским в основном зрителям показывали, как один из аутсайдеров преодолевал свой штрафной круг. Сначала даже показалось, что так и было задумано, что Шипулин сам попросил не акцентировать на нем внимание. Бывают спортсмены, которым уханье трибун под каждый их выстрел только отвлекает и сбивает с темпа.

Нет. После того, как нам начали показывать вторую стрельбу Антона, стало ясно, что дело не в этом. Хотя, может доля истины в таком предположении и есть, ведь при поддержке трибун Антон допустил один обидный промах — самым последним патроном. Обычно для российских спортсменов это означает откатку во второй десяток, но на своей земле, где и стены помогают, Шипулин продемонстрировал сумасшедшую скорость и едва не занял третье место — не хватило всего 0,6 секунды.

Фото: АиФ / Степан Чаушьян

«Сегодня я упустил не просто победу, я упустил мечту», — скажет Антон получасом позже в микст-зоне.

Зато свою мечту не упустил Уле Эйнар Бьорндален. Он приехал в Сочи с намерением стать самым титулованным спортсменом в истории белых Олимпиад, и подошел к этому вплотную, завоевав в мужском спринте свое седьмое олимпийское золото. И это — в свои 40 лет, когда большинство его соперников-ровесников либо трудятся на тренерском поприще, либо смотрят биатлон по телевизору в своих уютных креслах. Семь медалей — это ровно столько же, сколько золотых медалей есть в копилке гениального соотечественника Уле Эйнара, лыжника Бьорна Дэли. Всего одно золото и Бьорндален запишет свое имя в историю рекордов зимних Олимпийских игр, выйдя за пределы биатлона. И шанс будет — уже десятого числа он стартует в гонке преследования с первого места, добытого в спринте, и будет иметь преимущество над соперниками.

 Фото: АиФ / Степан Чаушьян

Но, вернемся к самой гонке. Наблюдать за всем действом с трибун — это одно удовольствие, но воспользоваться аккредитацией для прохода на тренерскую биржу — совершенно другое. Именно здесь чувствуется весь нерв гонки, все переживания. Кажется, что эти люди, когда сами были биатлонистами, переживали гораздо меньше, чем сейчас. Наконец, после своей долгой карьеры, они дорвались до возможности выражать эмоции, чего были лишены на лыжне. Каждый промах по мишени здесь сравнивается с попаданием в сердце, каждая десятая секунды отставания — пропасть, длинною в жизнь. И, конечно же, главный аттракцион — рация в руках у тренера, связанная с такими же передатчиками его коллег, размещенных вдоль трассы. Да даже начало переклички чего стоит. «Майгуров», — вызывают тренера на дистанции по рации. «Я на месте», — отвечает он. «Коновалов». «На месте». «Ланцов». «Я тоже на позиции». «Пихлер...» Нет ответа. «Пихлер!» Нет ответа. «Пихлер!!!» «Яволь!» — отзывается голос немецкого специалиста в рации, напоминая, скорее снизошедшего до всех немецкого барона, чем тренера по биатлону.

 Фото: АиФ / Степан Чаушьян

Жаль, что не удалось увидеть медаль для сборной России на первой же гонке, но результат вселяет оптимизм: все четыре российских биатлониста попали в тридцатку сильнейших, а Шипулин будет отставать от Бьерндалена на считанные секунды.

Настоящий кошмар начался, когда пришло время выбираться с «Лауры» и двигаться в сторону цивилизации. Хоть с комплекса и ведут вниз три подъемника и одна дорога, единственным приемлемым видом транспорта остались два фуникулера, на которых все и поднимались с Красной Поляны. По дороге автобусный маршрут не пустили, а третий фуникулер располагался крайне неудобно.

Фото: АиФ / Степан Чаушьян

Пытавшиеся справиться с потоком зрителей волонтеры гоняли болельщиков по разным дорогам, то перекрывая одну из них, то вновь открывая, стараясь распределить людские потоки. Не помогало — везде, где можно было дойти до фуникулеров по короткому пути, образовывались огромные очереди. Нас отправили в обход, куда, наверное, и не хотели бы пускать — мимо какой-то военной базы с действующим ПВО, стоящим в считанных метрах от дороги.

«Проходим, не останавливаемся. Здесь нет ничего интересного», — отогнали меня служаки, когда я хотел поближе сфотографировать это чудо военной техники, смотревшееся так инфернально на спортивном празднике.

На подходе же к фуникулерам, стало понятно, что в очереди из нескольких сотен человек мы простоим очень и очень долго. Но, что делать, другого пути к цивилизации не было. Не успели мы встать в очередь, как фуникулер остановился и не подавал признаков жизни на протяжении десяти минут. Нам было, конечно, неприятно стоять по холоду перед вставшим подъемником, но еще неприятнее было тем, кто завис в кабинке где-то в горах. Да что там неприятно, банально страшно.

«Там есть второй фуникулер, и он работает», — послышался крик откуда-то сбоку и многие, не веря в исцеление нашего подъемника, рванули вслед за кричавшим. Смалодушничал и я. Оказалось, что перед вторым фуникулером выстроилась даже большая очередь. Не считал всех, но на первый взгляд всего в двух очередях собралось около тысячи болельщиков.

Начали медленно продвигаться к кабинкам. И тут и второй фуникулер встал... Кто-то нашел в себе силы даже пошучивать, что всем придется остаться ночевать в горах. Как раз кстати, рядом стоял ресторанчик под названием «Приют».

Не прошло и десяти минут, как, к облегчению всей очереди, фуникулер вновь заработал, кабинки понеслись вниз, в Красную Поляну, где болельщиков ждали два пути: неблизкая дорога до «Ласточки» — современного электропоезда, довозившего всех до Адлера и Сочи, и еще одна очередь на автобусы, которые отвозили зрителей на станцию «Эсто-Садок» — вторую по ходу движения поезда.

Не поленившись, мы с группой журналистов отправились пешком на станцию, и не прогадали. Немного попроклинав дорогу, холод и отсутствие шаттлов, мы все же сели в «Ласточку» и лишь на второй станции, когда в вагон вломилась толпа народу, теснившиеся на протяжении всего пути, как селедка в бочке, мы поняли, что в Красной Поляне сделали правильный выбор. Так что, если вдруг отправитесь в горный кластер на соревнования, имейте в виду — идите сразу на электропоезд.

В итоге, закончив работу примерно в 20:00, мы прибыли в Олимпийскую деревню примерно в 23:30, в свой отель — ближе к полуночи.

Но, на самом деле, даже после всей этой беготни, не жалеешь, что сходил на «Лауру» поболеть за российских биатлонистов. Это того стоило, а без труда, как известно, ни рыбки не выловить, ни пять мишеней из винтовки не закрыть, ни с «Лауры» в Олимпийский парк не спуститься...

 Фото: АиФ / Степан Чаушьян

Расписание Олимпийских игр 2014 в Сочи

Точные дата и время начала всех официальных церемоний и соревнований зимней Олимпиады. Подробнее >>

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых