aif.ru counter
12214

Товарищ Дед Мороз. Особенности Нового года в армии

© / Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

Праздник в особых условиях

Встреча Нового года во время службы в армии – явление совершенно особого рода. Оно крайне непредсказуемо и чревато последствиями, причем гнев командира части – это далеко не самое страшное.

Опустим такую историю, как празднование Нового года в офицерских семьях – при всем своем колорите, оно слишком схоже с обычным, «гражданским» праздником.

Иное дело – Новый год у солдат срочной службы, зажатых в рамках Устава и ежедневного распорядка дня. Официально разрешенное веселье – торжественный концерт в гарнизоне, две конфетки и печенье к ужину, а также лишний час сна – не тревожит и не радует молодые и горячие сердца. Ведь хочется, чтобы душа развернулась…

Про это желание знают и офицеры. Посему накануне нередко практикуются тяжелые хозяйственные работы, физические упражнения и внезапные подъемы по боевой тревоге, призванные измотать личный состав или лишить его инициативы.

Есть и другие методы – например, отправка в наряд в новогоднюю ночь особо веселых солдат. И тогда военнослужащий получает уникальную возможность встретить Новый год, стоя в тулупе и с автоматом на посту часового. Лет через двадцать подобные воспоминания рождают ностальгию, но к моменту событий – исключительно личную неприязнь к отцу-командиру.

Мне в качестве рядового пограничных войск довелось встретить в армии два Новых года. О первом рассказать особо нечего – нас, молодых солдат учебного центра, поздравили с праздником и отправили спать. Ни дать ни взять — младшая группа в детском лагере.

Чудо-повар

Совсем иное дело было год спустя, когда праздник застал меня в компании еще полутора десятков товарищей на заваленной снегом погранзаставе на Кольском полуострове.

Наш маленький, но сплоченный коллектив обладал настоящей драгоценностью по имени Дмитрий Миронов. Рядовой Миронов, он же Мирон, был выдающимся мастером кулинарного искусства.

Участники различных кулинарных шоу бьются друг с другом, создавая блюда высокой кухни из изысканных продуктов. Наш повар умел создавать блюда высокой кухни из ничего. Талант рядового Миронова ценил даже начальник пограничной комендатуры, который привозил самых дорогих гостей на обед на нашу заставу.

Но с этим мы готовы были мириться – пережить визит коменданта легче, чем плохое питание.

Каким бы ни был мастером кухни рядовой Миронов, ему нужны были исходные материалы. Скинувшись денежным довольствием за месяц, мы через старшину заставы купили в ближайшем городе спагетти и кетчуп – вот такие у солдат странные представления об изысканных блюдах на праздник.

Две недели экономили сгущенку, пустили на общий стол все, что пришло в посылках. К празднику, по традиции, забили кабанчика, и 31 декабря повар в сопровождении трех помощников заперся на кухне, приступив к священной процедуре приготовления торжественного ужина.

Елки.нет

В середине дня вспомнили о елке. Удивительно, но отсутствие традиционного украшения праздника было замечено в последний момент. Заместитель начальника заставы (начальник с семьей уехал в отпуск) отправил поисковую группу с напутствием: «Без елки не возвращайтесь», но…

Вы когда-нибудь искали елку в лесотундре, где слово «тундра» главнее, чем слово «лес»? А вы делали это в условиях полярной ночи, притом, что куцые маленькие деревья завалены снегом и превращены в сугробы?

После трехчасовых поисков группа прибыла ни с чем. Смирившись с недостачей елки, стали постепенно готовиться к празднику. С кухни доносились манящие ароматы, обещавшие настоящий праздник живота.

Заместитель начальника заставы объявил, что все свободные от службы смогут смотреть праздничный концерт по телевизору хоть всю ночь, а также дал «добро» на дискотеку.

Царский подарок был оценен по достоинству и встречен троекратным «ура».

Предвкушение праздника заставляет расслабляться. А расслабляться на границе не стоит – команда «Застава, в ружье!» может поступить в любой момент, будь ты в бане, будь ты за новогодним столом.

Однако на сей раз приключения были вызваны вовсе не кознями нарушителей границы.

Предпраздничный пожар

Вечером я сдал дежурство по заставе своему сменщику и присоединился к свободным от службы товарищам, обсуждавшим, что же именно такое вкусное готовит повар.

Не прошло и получаса, как дежурный дурным голосом заорал:

– Застава, пожар!

Мы недоуменно уставились на дежурного. Что за странный юмор?

– Ребята, правда пожар! Питомник горит!

Мы пулей вылетели из казармы. Над помещением питомника службы собак развевались клубы дыма.

К счастью, собаки были в безопасности. Горело помещение кухни.

Посвященным причина пожара стала понятна быстро. В котле, предназначенном для варки каши для собак, в тот день варили банки со сгущенкой. Дело это долгое, испаряющаяся влага попала на не самую новую проводку в здании, после чего один щелчок выключателя – и бах, пожар, замыкание.

Все эти обстоятельства от начальства благополучно скрыли, да и не до того было – надо было тушить постройку. Окончательно подавить огонь удалось только после прибытия пожарной машины, вместе с которой прибыл и комендант.

Оглядев нас недобрым взглядом, он процедил:

– Завтра разберемся!

После этого уехал встречать Новый год с семьей.

Мы же поплелись в казарму, с подпорченным настроением, но со зверским аппетитом.

Ефрейтор и «Снегурочка»

Повар Мирон не подкачал – изысканный ужин и вправду сделал бы честь ресторану. Отбивные, котлеты, тушеное мясо, холодец и даже шоколадный десерт по собственному рецепту пограничного кулинара – ужин удался на славу.

Одновременно с президентом начал выступать и замначальника заставы, уже изрядно принявший на грудь. Перебивая Бориса Николаевича Ельцина, лейтенант Криволапов, тут же прозванный «товарищ Дед Мороз» пожелал нам всего самого-самого и, в первую очередь, скорейшего «дембеля». Мешка с подарками у Криволапова не было, зато была «Снегурочка» – всеми нелюбимый лейтенант Толстых, выпускник военной кафедры строительного вуза с тоненьким и противным голоском, невесть как попавший в погранвойска.

После того как «Снегурочка» пробормотала что-то невнятное, лейтенанты удалились пить водку, а мы стали под телевизионную программу уничтожать творение повара.

Потом была дискотека, после которой мы поодиночке стали отправляться спать. Но стоило только провалиться в сон, как послышалась команда: «Застава, в ружье!».

Нет, на нас не напали враги – просто набравшиеся лейтенанты сочли, что нет ничего веселее, чем бегающие туда-сюда в новогоднюю ночь пограничники.

После первого подъема, когда все разбрелись по койкам, последовал второй, затем третий – офицерскому составу было все веселее и веселее.

На третьем подъеме градус веселья зашкалил – «Снегурочка» прицепился к ефрейтору Коржину, заявив: «Ты пьян, солдат!».

Скрывать не буду, на заставу контрабандой протащили две бутылки водки. Однако литр водки на полтора десятка человек никак не мог сравниться с консистенцией, бродившей в телах лейтенантов.

И ефрейтор Коржин популярно объяснил это «Снегурочке». Более того, он заметил, что приказы в хлам пьяного лейтенанта сомнительны с точки зрения закона. Довершил ефрейтор свое выступление блистательной фразой:

– И вообще товарищ лейтенант, я вам могу сейчас набить морду! И мне за это ничего не будет!

Вот это было уже лишним. «Снегурочка» сам не мог справиться с ефрейтором – он побежал жаловаться собутыльнику.

«Ирония Судьбы». Пограничная версия

Лейтенант Криволапов прибыл отстаивать «офицерскую честь».

– Приказ заставе, – взревел он. – Выдвинуться на рубеж прикрытия левого фланга и занять там оборону!

После этого Криволапов и довольный «Снегурочка» удалились в кабинет начальника заставы.

Начиналась пурга. Выдвигаться на пять километров и закапываться в снега по пьяной прихоти начальства желающих не было. Но и оставаться на плацу тоже не было возможности – это уже было похоже на прямое неповиновение.

– А давайте пойдем в баню! – изрек вдруг кто-то. И все поняли, что это оптимальное решение.

Здание бани стояло отдельно, добраться до него можно было в обход казармы, к тому же там была связь, позволяющая следить за перемещениями командования. Топили баню только в помывочные дни, но пересидеть там гнев пьяного начальства было вполне возможно.

Через четверть часа в бане собралось полтора десятка пограничников, до макушки увешанных оружием и снаряжением. Запасливый Мирон каким-то образом протащил с собой остатки блюд новогоднего стола, которые тут же были разделены поровну.

Я оглядел присутствующих и сказал:

– Могу поручиться, ребята, что подобного Нового года не было ни у кого! Будет о чем вспомнить!

В бане раздался приглушенный хохот.

– Каждый год, 31-го декабря мы с друзьями ходим в баню, – задумчиво изрек повар. – А мне кажется, что наш сюжет покруче, чем у Эльдара Рязанова.

Чудо

Через два часа лейтенанты, уверенные в нашем пребывании в снегах, дали «отбой».

Пока мы разоружались, я услышал, как нетрезвый «Снегурочка» звонит в штаб отряда:

– С Новым годом, товарищ полковник! – радостно сообщал лейтенант, – У нас ЧП – коллективная пьянка. Да, все пьяные!

И вот тут я понял, что нам «крышка». Потому что доклад этот должен был пройти по инстанциям и попасть к командующему Арктической группой погранвойск. И доклад этот будет выглядеть так: пограничники напились так, что сожгли заставу. И доказать, что все было по-другому, нереально.

В этот момент стало ясно – никто из нас на «дембель» вовремя не уедет. И вообще, генеральский гнев может отправить нас на Новую Землю или куда-нибудь еще дальше, где белые медведи вертят земную ось путем трения.

Спасти нас могло только новогоднее чудо. С этой мыслью мы отправились спать – даже перед казнью надо выспаться.

Когда я проснулся, меня смутила тишина. Никто не будил заставу в ожидании генеральского визита. Выглянув на улицу, я увидел огромные сугробы и продолжающуюся пургу. Дороги к заставе были заметены, вертолеты долететь к нам не могли.

Разгневанный генерал остался где-то там, по ту сторону снегов. Я оделся и, словно на «гражданке», отправился под телевизор коротать сонный день 1 января. Заступать дежурным по заставе мне предстояло только вечером.

За спиной раздалось дребезжание посуды. Протрезвевший «Снегурочка» жадно пил воду. Встретившись со мной взглядом, он спешно опустил глаза.

– С наступившим, товарищ солдат, – пискнул он.

– И вас также, товарищ Снегу… Товарищ лейтенант, – ответил я.

Новогоднее чудо все-таки случилось.

P.S. Генерал добрался до заставы только через шесть дней, остыв и разобравшись в ситуации. Все мы демобилизовались в положенные сроки.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы