653

Поёт под гитару, рисует и пишет стихи. Супердедушка Москвы живёт в Раменках

Сюжет Газета «Мой район»: Раменки. Выпуск №2
С тех пор как Александр Чуркин встретил свою вторую жену 33 года назад, на сцену выходит только с ней – супруги поют дуэтом.
С тех пор как Александр Чуркин встретил свою вторую жену 33 года назад, на сцену выходит только с ней – супруги поют дуэтом. Из личного архива

Районные артисты

Станцевать зумбу, обыграть соперников в боулинг и пинг-понг, прочитать собственные стихи, проявить себя в артистическом амплуа, спеть песню, аккомпанируя себе под гитару, и продемонстрировать уверенное владение компьютером в 80 лет может не каждый. А в четырёх из семи номинациях конкурса у Александра Павловича в принципе не было конкурентов, ведь он, хотя и энергетик по профессии, поёт и аккомпанирует под гитару и пианино уже много лет. На концертах в ДК «Раменки», в клубе на ул. Удальцова, в подмосковных санаториях, где он выступает вместе со своей супругой Верой Алексеевной, всегда собираются полные залы. Семейная пара Чуркиных активно участвует во всех проектах «Московского долголетия». В их доме уже целая коллекция медалей за победы в различных фестивалях и конкурсах. А как вам идея пройтись по подиуму на восьмом десятке лет? Вера и Александр Чуркины сразили жюри, выйдя на сцену в национальных костюмах. К слову, костюмы бесплатно шьёт талантливый молодой дизайнер Дима. Увидел артистичную пару как-то в клубе «Раменки» и теперь одевает местных артистов. 

На все руки мастер

Ещё одно увлечение Александра Чуркина – мотоциклы. 13 лет откатался на своём байке, пока не украли. А вот рисует до сих пор. На стенах квартиры Чуркиных красуются городские и сельские пейзажи. «У него золотые руки, – признаются родственники. – Что-то починить, молнию вставить, брюки укоротить – всё он. Приготовить всё что угодно может – и пироги, и рассольник, и солянку, и рыбу посолить…» «Где ваши таланты заканчиваются? Что вы не умеете?» – спрашиваю хозяина. «Я себе дал зарок. Мужчина должен уметь всё: шить, готовить, стирать… Вот и осваивал навыки», – говорит Чуркин. А недавно он писал тотальный диктант – написал на твёрдую четвёрку. 

Классика – на санках

Петь Александр Павлович начал в детстве. «В 9 лет я сломал ногу, когда катался на коньках, и мама меня возила на санках, – вспоминает он. – Она меня везёт, а я пою Индийского гостя из оперы Римского-Корсакова «Садко», арию Ленского… Классику любил и тогда. Время было тяжёлое, послевоенное. Отец погиб на фронте, мама одна двоих детей поднимала. Поэтому музыке я профессионально не учился, не было возможности. Сам выучился играть на пианино и на гитаре. После школы поступил в энергетический техникум. Мама настояла на том, чтобы я получил профессию. Уже начал работать, а всё тянуло петь. Ходил на занятия к солисту-тенору Большого театра Соломону Хромченко. Он мне и поставил голос. Меня тогда и на радио записывали». 

Смерти вопреки

Чуркины венчались в Троицком соборе Ипать­евского монастыря в Костроме 33 года назад. Познакомились случайно, у неё тогда умер муж, у него – жена. «Я коренной москвич, родился на Таганке. Удивительно было, как мы тогда с Верой вообще сошлись: у неё коммуналка, у меня коммуналка, жить негде. И мне вдруг дали комнату 17 метров, с потолками под 4 метра, в генеральском доме, в 100 шагах от того места, где я родился. Вот судьба!»
Дуэтом с Верой впервые они вышли в подмосковном санатории «Велегож» на берегу Оки. «Как она тряслась поначалу! Бывало, и астма её прихватывала на нервной поч­ве – задыхалась, не могла выступать. Но нельзя же подводить зрителей. Люди любят песни, которые мы поём. Потихоньку втянулась», – говорит Александр Павлович. А к домашним «концертам» Чуркиных соседи привыкли. «Бывало, С­аша аккомпанирует, а с балкона кричат: «Ой, пойте-пойте. У меня в розетке дырка. Я ухо подставлю и слушаю», – смеются супруги.

Поэзия любви

Эта поздняя любовь открыла в Александ­ре Павловиче поэтический талант. Произведения автора можно прочитать на интернет-портале «Стихи.ру». Многие из его стихотворений посвящены войне. 

То время он до сих пор вспоминает с дрожью в голосе: «Когда началась война, мне было 4 года. И я всё помню – как мать меня носила в бомбо­убежище, как зенитки грохотали на крышах домов… А мама с 1942 года, когда немцев погнали от Москвы, открыла 5 детских садов. Отец погиб в 1943 году: закрыл собой от пули к­омандира».

Хоть лет тогда мне было мало,
Я помню этот день – 
войны начало.
Тревоги, окна чёрные домов 
И в небе яркие лучи 
прожекторов. 
Я помню проводы любимого отца
У нашего заветного крыльца. 
Как мама ночью плакала т­ихонько,
Тайком от нас читая похоронку. 
Я помню и счастливые минуты,
В московском небе первые салюты.
Как брёл по улицам Москвы пленённый враг,
Их мрачно-серые колонны, дробный шаг. 
Мне не забыть тот славный День Победы,
Я в жизни большей радости 
не ведал. 
И как мальчишками 
на площади в Таганке
Мы к победителям 
карабкались на танки. 
Словами это невозможно п­ередать.
Но мама наша продолжала ждать. 
Давным-давно окончилась война. 
Она отцу всю жизнь была верна.  

Обратная связь

Мне очень нравится проект «Московское долголетие». С мужем активно участвуем во многих программах, конкурсах, поём в хоре. Когда трудилась, воспитывала детей и внуков, даже не думала, что на пенсии будет такая интересная жизнь. Только сейчас все свои таланты раскрываем. 

Старшая дочь тоже пенсионерка. Стала рисовать, ходит на зумбу – танцы такие. Пример с неё надо прямо брать. Мы и стараемся. 

Вера Алексеевна Чуркина

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество