Примерное время чтения: 9 минут
2479

США в украинской авантюре просчитались с запасом прочности своей экономики

/ Petra Wallner / www.globallookpress.com

США столкнулись с экономическим спадом, который всё больше влияет на их действия в зоне конфликта на Украине. Об этом в своей колонке для АиФ.ru рассуждает экономист Михаил Хазин.

Мы наблюдаем структурный кризис. Фактически, Соединённые Штаты Америки переживают новый 1930-й год. Тогда темпы спада составляли где-то примерно 1 процент ВВП в месяц или 10 процентов в год, и они продолжались до тех пор, пока структурный кризис не исчерпал себя, то есть до конца 1932-го года. Сейчас, поскольку структурные диспропорции выше, то, скорее всего, кризис будет длиться лет пять. Начался он осенью прошлого года, когда промышленная инфляция выросла до 20 процентов.

Американцы в украинской авантюре изначально просчитались с запасом прочности своей экономики. Экономика США вышла на достаточно устойчивые темпы спада и будет с такими нарастающими темпами падать достаточно долго. На фоне таких серьезных внутренних потрясений активное вооружение Украины лишь усугубляет ситуацию. Здесь не работает модель неплохого заработка на экспорте оружия, так как Киев получает все в кредит.

В Вашингтоне не могут просчитать, на сколько еще им хватит ресурсов для разжигания эскалации на Украине, поэтому радикально меняют планы. Вместо того чтобы затягивать войну американцы пытаются любой ценой заставить Москву если не сдаться, то хотя бы остановить операцию, потому что количество ресурсов, которые они могут направить на украинский конфликт, будет уменьшаться с каждым днем. Даже не с каждым месяцем или неделей, а именно днем. Темпы инфляции именно таковы. Времени на спасение экономики почти не осталось. Дальнейшая поддержка Украины запустит с новой силой необратимые процессы, приостановленные на время выкачиванием денег из Европы.

В Евросоюзе инфляция в марте по сравнению с инфляцией в феврале выросла в полтора раза. Была промышленная инфляция по итогам февраля — 20 процентов, по итогам марта — 30 процентов. А значит европейскую экономику через два месяца ждёт полный коллапс, и в ЕС это понимают. Европейцы поняли, что их загнали в ловушку, причём ловушку, из которой нет нормального выхода: нынешние политики, не уйдя в отставку, отменить санкции не могут.

В России очень многие не хотят выходить из долларовой модели. Слишком привыкли и не могут представить, как это — по-другому. Кто-то прекрасно понимает, как сильно ухудшились отношения РФ с Западом, но при этом еще надеется, что их можно улучшить. В реальности же надо действовать так, чтобы про нее вообще забыть. Причем чем быстрее это произойдет, тем легче будет процесс перехода. Нужно принять и понять, что нынешняя финансовая модель будет уничтожена так или иначе. Попытки с ней примириться просто бессмысленны. Из-за геополитических амбиций США доллар уже в ближайшем будущем может утратить статус мировой резервной валюты.

Запад, пытаясь оказать давление на Москву, а также уйти от использования российского энергетического сырья, запустил опасный сценарий, который станет причиной возникновения крупного экономического кризиса.

На Западе в кризис не верят, они его не видят, они его не чувствуют и не понимают. Но в отличие от кризиса 30-х годов, который шел по дефляционной модели, этот пошел по инфляционной. По этой причине если вы занижаете инфляцию — статистика так устроена, — то вы автоматически примерно на ту же величину увеличиваете ВВП. Они занижают инфляцию и в результате у них в номинале получаются вполне приличные цифры. А на самом деле там катастрофа.

Владимир Путин является сторонником концепции разделения всех государств планеты на несколько независимых валютных зон. Именно российский президент в конечном итоге станет инициатором проведения новой конференции по типу ялтинской, на которой и будет достигнута важнейшая договорённость о смене глобальной модели развития всего человечества. Российский лидер пытается создать и провести подобный саммит уже много лет, однако, в силу ряда различных обстоятельств сделать этого пока ему так и не удалось. Вместе с тем Путин обязательно добьётся этой цели. Если ему удастся закрепить концепцию разделения мира на разные валютные зоны, то это изменит буквально всё в жизни россиян до неузнаваемости. Наша страна наконец получит признанное международное право на проведение нужной нам политики в зоне наших непосредственных геополитических интересов без сопротивления со стороны Запада. Тогда многие нынешние проблемы разрешатся сами собой.

Главная проблема России — это отсутствие возможности развиваться. В экономике денег много, но никакой человек в здравом уме и твердой памяти не будет их вкладывать в развитие, в инвестиции. Почему? Потому что при нынешней цене кредита и при нынешней налоговой системе, при нынешней бюджетной системе, при нынешней валютной системе только сумасшедший будет выкидывать деньги на инвестиции. Доходность альтернативных источников выше на 15-20 процентов. То есть мы должны радикально изменить экономическую модель — не столько финансовую, хотя ее тоже, сколько экономическую. Для этого надо радикально менять кредитно-денежную политику. К сожалению, этим Центральный банк нынешний не занимается.

Теперь об иностранных компаниях, которые уходят с российского рынка: вот есть юридическое лицо, которое платит зарплату, налоги, и вдруг неожиданно владелец объявляет об окончании деятельности. Его спрашивают, а какие для этого основания? А он отвечает: мы, мол, так решили, кто-то там объявил санкции. Однако это, по нашему законодательству, как, впрочем, и по любому другому корпоративному законодательству, не является основанием для закрытия. Вы обязаны платить зарплату и налоги. Если компания прекращает это делать по своей инициативе, то она совершает уголовное преступление. Это называется умышленное банкротство. И здесь логика простая: если вы такое делаете, то мы у вас забираем компанию, начинаем ею управлять. Мы понимаем, что, может быть, не всё от вас зависит, вы бы и рады продолжать деятельность, но боитесь. Поэтому мы у вас забираем компанию, она продолжает свою деятельность до тех пор, пока вы не урегулируете свои отношения с собственным регулятором или не продадите свои акции. Абсолютно цивилизованное решение. Вообще все сейчас выглядит так, что нынешняя Россия под руководством Путина — цивилизованная страна, а Европа — дикари.

Запад так болезненно воспринял российскую спецоперацию по демилитаризации Украины, и ответил на нее таким всплеском русофобии, поскольку там уже считали украинскую территорию своей добычей, с которой можно делать, что угодно. А Россия этому помешала. С точки зрения Запада, Россия не имела никакого права возмущаться из-за того, что в последние годы творилось на Украине. Они считали, что это их территория, и они могут там делать все, что захотят. Хотят убить всех русских — убьют. Хотят отправить всех детей на органы — отправят. Это их земля — они были в этом уверены. То, что произошло 24 февраля, когда Москва по просьбе руководства Луганской и Донецкой народных республик начала на Украине спецоперацию, чтобы защитить жителей Донбасса от геноцида, на Западе восприняли как попытку отнять у них собственность. Не говоря уже о том, что большая часть украинских земель действительно скуплена западниками. Новые «хозяева» считали необходимым очистить эту территорию от «лишних ртов», потому что число людей, там проживавших, значительно превышало число людей, которых было бы достаточно, чтобы эту землю обрабатывать. Иными словами, прогноз был достаточно прагматический в стиле XVIII-XIX веков — если туземцы мешают, их надо ликвидировать. И вдруг неожиданно кто-то начал защищать туземцев. Для Запада является нормальным то, как американцы в свое время отняли у индейцев целый континент. А Россия помешала Западу применить подобный подход к Украине. По убеждению западных политиков, Россия, проводя спецоперацию, не защищает людей, а отбирает у Запада его собственность. И именно поэтому западные политики через СМИ внушают простым американцам и европейцам ненависть к России. В этом нет ничего нового или удивительного. Было бы смешно ждать от них какой-то правды о свободе и демократии... не будем забывать, что в англосаксонском праве людьми считаются только те, кого напрямую защищает англосаксонское законодательство, а мы в их понимании не люди, так же, как и иракцы, и ливийцы, потому что их закон всех нас не защищает. Даже если кому-то удалось легализоваться в англосаксонском мире, и, казалось бы, закон должен его защищать, это все же не гарантировано. С этим сейчас сталкиваются граждане РФ, у которых на Западе отобрали собственность, и которые не могут отстоять свои права, так как британские и американские адвокаты отказываются их защищать. То есть если вы на Западе даже получили некое право на защиту закона, это право может быть ограничено.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах