Примерное время чтения: 13 минут
4559

Загнанный бык, выжидающий тигр. Как РФ пережила 2021 год, чего ждать в 2022

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Куда шагают новостройки? 15/12/2021

«Эй вы там, наверху, услышьте Миркина!» – написал один из подписчиков в соцсети экономиста Якова Миркина, когда тот опубликовал своё предложение выплачивать всем пенсионерам россии к новому году 13-ю пенсию.

«АиФ» подвёл с завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яковом Миркиным экономические итоги уходящего 2021-го, заглянул в 2022-й и выяснил, когда будет реализована его идея о 13-й пенсии.

Бюджет профицитный, резервы ломятся

Татьяна Богданова, «АиФ»: Яков Моисеевич, как мы пережили этот год? Многие семьи понесли человеческие и финансовые потери… А что с экономикой?

Яков Миркин: Нас нельзя отделять от экономики. Самые главные потери – человеческие. За два последних года избыточная смертность, которая, по всей очевидности, связана с ковидом, будет не меньше 1 млн человек. В нашей стране теперь живут не 146+ млн, а 145+ млн… И ожидаемая продолжительность жизни, которая в «нормальном» 2019 г. была больше 73 лет, по итогам 2021-го, скорее всего, станет меньше 70. По тому, сколько живём, мы вернёмся в 2011 г.

Что касается корабля экономики России, то он продолжал плыть. И вполне успешно. Мы повторили сценарий мировой экономики, которой предсказывали в 2021 г. восстановительный рост. По итогам года рост нашей экономики будет в районе 4% (в 2020 г. она упала на 3%). Если смотреть на количество произведённых миллионов тонн нефти и зерна, миллиардов кубов газа, мегаватт энергии, ситуация выглядит прилично. Нас опять спасли высокие цены на ресурсы, поэтому год стал хорош для внешней торговли.

С финансами тоже стабильно – бюджет профицитный, небольшой госдолг (около 20% ВВП), резервы ломятся – в ФНБ накоплено 13,9 трлн руб. Правда, это деньги «под подушкой» и подавляющая их часть вложена в валюты других государств, т. е. выведена за пределы РФ и финансирует экономики других стран.

– Хотелось бы, чтобы при благоприятной макроэкономике население тоже жило богато и счастливо…

– Финансовое состояние семей не столь радужное. Конечно, все сыты, одеты, в тепле… Но если до пандемии у людей было ощущение, что после нескольких кризисов они стали экономически выздоравливать, то сейчас большинство семей вновь сжались в комочек. Это такая модель устойчивой «умеренной бедности», попытка уберечься, выжить в кризис. По Росстату, больше 90% семей могут себе позволить мясо на столе не реже чем раз в 2 дня или оплачивать жизненно необходимые лекарства. Но только 50% могут заменить пришедшую в негодность самую простую мебель. Свою роль тут сыграла и вспышка инфляции, которая случилась в этом году: рост розничных цен до 7,5–8%, промышленных – до 25–30%. Значит, можно ждать падения реальных доходов населения.

Как усмирить цены

– «Ради усмирения инфляции» ЦБ в этом году поднял ключевую ставку с 4,25 до 7,5%, а на заседании 17 декабря её могут увеличить до 8,5%. Одни ругают такую денежную политику, другие призывают ещё выше поднимать процент. Вы на чьей стороне?

– 30 лет ЦБ борется с инфляцией с помощью ключевой ставки и не может её усмирить. Причём неважно, падает рубль или укрепляется к доллару или евро, – цены всё равно растут. В России выросло целое поколение людей, не знающих, что можно взять кредит под 3%. Так, может, лекарство для лечения подобрано неправильно? Когда ключевая ставка растёт и процент по депозитам увеличивается, кому-то это нравится – можно хоть немного заработать на вкладах. Но как же кредиты? Высокий ссудный процент сам по себе является источником инфляции, потому что включается в издержки производства. В большинстве центробанков мира ключевые ставки ниже, чем у нас: США, Великобритания, Евросоюз, Австралия, Канада – 0–0,25%, Япония – минусовая (–0,1%), Швейцария тоже в минусе (–0,75%), Китай – 3,85%. У нас 7,5%, и значит, реальная цена основной массы кредитов снова утвердится в дву­значной зоне.

– Так как же вылечить инфляцию? Люди уже устали от вечного роста цен.

– У нас инфляция идёт от монополий и олигополий, от цен и тарифов, регулируемых государством, и такую инфляцию нужно лечить иначе. Она тормозится не когда ЦБ толкает ключевую ставку вверх, а когда власти принимают решения о замораживании роста цен и тарифов. По оценкам ФАС и Счётной палаты РФ, роль государства в экономике – от 50 до 70%. Значит, и влияние на цены не ниже. Но что мы видим сейчас? Инфляцию на 2022 г. Минфин планирует 4%. Но множество цен и тарифов, регулируемых государством, ставят выше этой планки. И ещё – нам нужен сильный антимонопольный контроль. Важно, чтобы доля среднего и малого бизнеса в экономике была не как сейчас, 21–22% ВВП, а 45–55%, как в Германии, Италии и т. п. Тогда производители будут по-настоящему конкурировать между собой.

– Как сейчас чувствуют себя отрасли, производящие товары народного потребления – мебель, одежду, бытовую технику?

– Если взять «общие цифры» Росстата, то везде восстановительный рост (см. инфографику). Но в процентах мало радости, всегда нужно знать – а сколько штук?

В 2019 г. в России произведено 112 млн пар обуви, в 2020 г. – 93 млн. И даже если мы достигнем в 2021 г. полного восстановления в 100–110 млн пар, всё равно на каждого россиянина будет приходиться меньше пары отечественной обуви в год. Наш обувной рынок на 70–80% занят импортом. У нас вообще много пустых продуктовых ниш. В 2020 г. произведено 187 млн пар «чулочно-носочных изделий трикотажных или вязаных» – по 1,3 пары на одного россиянина от мала до велика. Даже если в 2021 г. мы дойдём до 200 млн пар, наши чулочки-носочки будут в дефиците, а импортные – вот они, на всех прилавках.

В 2020 г. в России произвели 132 тыс. электрочайников и 55 тыс. электросоковыжималок на 55 млн хозяйств.  Иначе говоря, 1 чайник на 416 семей и 1 соковыжималку на 1000 семей. По данным Росстата, в 2020 г. у нас в стране выпущено 3,9 тыс. трёхколёсных детских велосипедов. А детей до 5 лет в РФ больше 5 млн человек. И ещё у нас страшный кризис в производстве зонтиков «от дождя и солнца». В 2019 г. – 20 тыс. штук, в 2020 г. – 5 тыс. на 146 млн человек. Все эти и другие товарные ниши заняты импортом, в основном из Китая. Неужели мы сами не можем сделать трёхколёсные велосипеды, электрочайники, юбки, носки и зонтики «от дождя и солнца»?

Цены
АиФ

Будет ли девальвация?

– Прогнозы – дело неблагодарное, но всё же накануне нового года хочется заглянуть в будущее. Чего нам ждать от 2022-го?

– В нашей экономике всё бродит туда-сюда, поэтому нельзя заранее сказать, как сложится 2022 г. Мы очень зависим от мировых цен на сырьё, от геополитической обстановки, санкций и контрсанкций… Помнится, в бюджет 2021 г. закладывали среднюю цену нефти в 45–46 долл. за баррель, а на деле вышло примерно 66. Сейчас на 2022 г. заложили цену в 62 долл., но она может быть выше или ниже.

Сейчас Минфин сформировал бюджет из того, что рост реального ВВП в 2022 г. будет 3%. Прогноз МВФ для России +2,9% ВВП, для мира +4,9%. Вероятность такого благоприятного сценария – 60–70%. Все мы люди взрослые, поэтому знаем, что всегда есть место неприятностям… Как раз сейчас находимся на очередной развилке из-за нового штамма. Если выяснится, что он более заразный (это уже известно), но вызывает меньшие последствия, мы с радостью выдохнем и пойдём дальше. Но если вдруг окажется, что «омикрон» страшнее «дельты», восстановление экономик может затормозиться во всём мире, и в России тоже.

– А каким будет валютный курс?

– Минфин прогнозирует в 2022 г. 72,1 руб. за 1 долл. США, в 2023-м – 72,7 руб., в 2024-м – 73,6 руб. Реальность может преподнести сюрпризы: при такой высокой инфляции курс рубля может испытывать сильное волнение, скажем, в 4–5 баллов по морской шкале. Главный тренд верен – национальная валюта будет слабеть. Временами рубль стабилизируется и даже укрепляется, но за этим всегда следуют «взрывные девальвации». Так было в 1994, 1998, 2008, 2014, 2018, 2020 гг. Мы уже привыкли к ним. И даже если они не произойдут в ближайшие три года, то с высокой долей вероятности наступят чуть позже.

– США и ЕС обсуждают новые санкции против России, угрожая ограничить обмен валют. Чем это может обернуться?

– Последствия могут быть, мягко говоря, неприятными. Сбережения в наличных долларах и евро в России при худшем сценарии точно окажутся под вопросом. Всегда есть вероятность, что в качестве антисанкций будет запрещён размен рублей в доллары и евро (и наоборот) на территории РФ, а также ограничен вывоз валюты через границу. Скажем, разрешат вывезти не больше 500 долл. Наши банковские карточки в рублях за границей работать не будут. Валютные карточки – под большим вопросом. То есть поехать свободно учиться или путешествовать уже не получится. А как будут вестись расчёты за экспорт и импорт? Перейдём на юани, шекели?.. Остановятся западные инвестиции в РФ, ино­странные компании, которые сейчас производят у нас свои холодильники, автомобили и стиральные машины, начнут выводить свои производства. А иначе при запрете обмена валюты как им вывозить прибыль? Иностранцы, вложившиеся в рублёвые финансовые активы, начнут выводить их из России, менять, пока это можно, на валюту. Немедленно вниз пойдёт рубль. Ну и так далее... Мы прочно переплетены с мировой экономикой и глобальными финансами. Хотя сильный тренд развития нашей экономики в последние годы таков, что она всё больше замыкается на себе (если что, свой интернет, своё программное обеспечение, свои карточки «Мир», своя система расчётов) и становится всё более мобилизационной.

 

Старшим – больше пенсия

– Посоветуйте, как в нынешних условиях финансово грамотно вести себя обычной семье?

– Самые лучшие вложения – в самого себя, в свои умения, в свою способность генерировать доходы. Деньги, ювелирка, золотые монеты, коллекции, даже наши жилища в кризисных условиях могут обесцениться или пропасть. На валюту могут быть наложены запреты. Но отличный стоматолог при любой экономике будет чувствовать себя хорошо. Или человек, который имеет свой кусок земли, дом, частное хозяйство, – он не пропадёт. Служивые граждане, а также люди, близкие к гос­структурам и госкомпаниям, тоже неплохо себя чувствуют.

– Но у нас ещё есть пенсионеры и инвалиды, которые в силу возраста и здоровья не могут блистать своими умениями и полностью зависят от помощи государства.

– Именно поэтому я везде кричу о том, что государство должно увеличить помощь самым слабым членам общества. Основной удар пандемии приняло на себя старшее поколение. Минздрав ещё в августе 2021 г. объявил, что 85% ушедших из-за ковида – те, кому больше 60 лет.

– Мне нравится ваша идея о 13-й пенсии за счёт дивидендов Сбера. Один ваш подписчик в соцсетях даже написал: «Эй вы там, наверху, услышьте Миркина!» Услышали?

– Первый отзвук есть – одна из партий направила в правительство проект закона о 13-й пенсии. Но в нём нет конкретного источника выплаты, поэтому начнётся критика… По моим наблюдениям, цикл от идеи до её реализации составляет от 2 до 6 лет. В прошлом году, когда только началась пандемия, я много писал о необходимости денежных выплат старшему поколению. Спустя год по 10 тыс. пенсионерам выплатили. Можно было бы и больше.

Надеюсь, идея с 13-й пенсией тоже станет реальностью. Причём Сбер не единственная компания, в которой государство имеет контролирующую долю. Есть и другие, например «Аэрофлот», который является основным перевозчиком в нашей стране и находится под контролем государства. В «Газ­проме» больше 50% госкапитала. Дивиденды, которые они платят государству, можно хотя бы частично распределять между пенсионерами. А пока стоит начать со Сбера. У государства, то есть у нас с вами, больше 50% капитала банка. Держателем акций является ФНБ, а их рыночная стоимость осенью 2021 г. составила 4 трлн руб. и продолжает расти. По этим акциям каждый год выплачиваются дивиденды. Ожидается, что чистая прибыль банка за 2021 г. будет не меньше 1 трлн руб. Сбербанк поставил целью тратить на дивиденды больше 50% чистой прибыли. Значит, государство (мы с вами) получит дивидендов за 2021 г. примерно на 300–350 млрд руб. То есть на каждого из 35 млн пенсионеров по старости придётся по 8,5–10 тыс. руб.

Почему это было бы справедливо? Да потому что основную прибыль банку приносит население. Сбер – крупнейший дер­жатель счетов людей, он же выдаёт кредиты. Было бы красиво, если бы из прибыли народного банка, работающего на народные деньги, выплачивалась пенсионерам 13-я пенсия (не сам Сбер, через ПФР). И банк при этом ничего не теряет, деньги уходят в ресурсы государства.

У государства есть резервы не только на 13-ю пенсию, но и для того, чтобы увеличивать пенсию самым старшим. Достиг 75 лет – пенсия выше, 80 – ещё больше, 85 – опять прибавка. Даже ожидание большей пенсии могло бы продлить людям жизнь. Так устроена наша психология. Особенно сейчас, когда в мирное время мы катастрофическими темпами теряем наших старших, тех, кто подарил нам жизнь.

Кстати
Superjob провёл опрос на тему «Сколько вы смогли бы прожить на своих накоплениях в случае потери дохода?». 43% граждан России ответили, что у них нет никаких сбережений. У 13% опрошенных накоплений хватило бы меньше чем на месяц, у 18% – от 1 до 2 месяцев, у 11% – от 3 до 6 месяцев, у 8% – от полугода до года, у 7% – больше года.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах