Примерное время чтения: 5 минут
855

Сами с «колёсами». Сможем ли мы полностью отказаться от импорта таблеток?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. Как в «Ту» пору 06/07/2022 Сюжет Санкции в отношении России и ответные меры РФ

Американская MSD прекращает поставки в РФ вакцин от ветряной оспы, краснухи, кори и паротита, выпускаемых другими производителями, но сохранит продажи своих препаратов, не имеющих аналогов. Ранее о сокращении поставок ряда средств заявляли Eli Lilly, GSK, AbbVie. Есть ли в стране «подушка лекарственной безопасности»?

Западные санкции не распространяются на лекарства и медоборудование. 

По данным исполнительного директора Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM) Владимира Шипкова, все 60 транснациональных фармкомпаний, которые присутствовали на нашем рынке, продолжают работу. Сегодня в аптеках можно приобрести всё, что и раньше. Перебои с медикаментами в марте-апреле объяснялись ажиотажным спросом (в марте он вырос почти на треть) и удлинением «логистического плеча». В стране достаточно и отечественных препаратов.

От простого к сложному

«Благодаря программе “Фарма-2020” на территории России локализовали свои производства многие крупные транснациональные компании, был запущен ряд новых российских предприятий, а также модернизировано значительное количество существующих заводов. Сегодня внутри страны уже производится практически полный набор лекарственных форм в основных терапевтических классах. Тем не менее это производство на 80-85% зависит от поставок иностранного фармсырья», — рассказывает аналитик фармрынка Николай Беспалов. Что касается «сложных» препаратов — для лечения диабета, ряда онкологических и кардиологических заболеваний и т. д., то их наличие на рынке также на 70% зависит от западных поставок.

«Если наше сотрудничество с китайскими и индийскими партнёрами (основными поставщиками субстанций) продолжится, а отечественные разработчики получат стимул производить препараты по полному циклу на территории РФ, в течение 2-3 лет российские производители смогут наладить выпуск большинства лекарств, которые сегодня получают пациенты в рамках госгарантий», — считает зав. кафедрой регуляторных отношений в области обращения лекарственных средств и медицинских изделий Сеченовского университета Василий Ряженов.

Исключения составляют лекарства для терапии редких (орфанных) заболеваний, которые требуются крайне ограниченному числу пациентов (100-200 чел. на страну). Разрабатывать и производить их для нужд отдельно взятой страны невыгодно. Чтобы сделать такие лекарства более доступными, в России предлагают ввести механизм принудительного лицензирования (выпуск лекарств без согласия патентообладателя). «В случаях, когда пациенты лишены доступной терапии, такой механизм необходим, — считает президент фармкомпании Пётр Родионов. — Особенно если речь идёт о “вечнозелёных патентах” (когда право на интеллектуальную собственность поддерживается искусственно из-за несовершенства правовой системы. — Ред.)».

Впереди планеты всей?

А может ли Россия создавать и разрабатывать собственные инновационные препараты? Производить такие лекарства только для собственного рынка невыгодно. «Ни один инновационный препарат не создаётся для локальных нужд. Чтобы вернуть вложенные инвестиции, прорывные препараты создаются с прицелом на международную торговлю», — считает Николай Беспалов.

При этом в мире есть государства, которые столкнулись с похожими вызовами и успешно с ними справились, — Китай, Индия, Иран, Южная Корея.

«Например, Китай стал финансировать науку и стартапы в области биотехнологий, — поясняет директор по продажам биотехнологических продуктов и экспорту фармкомпании Михаил Грубман. — России в этом смысле повезло. У нас уже есть сильная научная школа и нужные специалисты. Надо лишь ликвидировать пробел между фундаментальной наукой и производителями, а также организовать большой внутренний спрос. При этом мы разрабатываем свои продукты по всем международным требованиям и уверены в их большом экспортном потенциале».

Для создания прорывных препаратов нужны не только разработчики, но и сырьё. «Под импортонезависимостью понимается прежде всего возможность самостоятельно производить сырьё, без которого не может существовать производство готовых лекарственных препаратов, — поясняет Николай Беспалов. — Если в отношении биотехнологической продукции у нас есть серьёзные наработки, то для продукции химического синтеза предстоит построить отрасль практически с нуля». Минпромторг подготовил пакет документов, который вводит правило «второй лишний». Если при госзакупках из списка стратегически значимых лекарственных средств (СЗЛС) будет подана заявка от поставщика, полный цикл производства которого организован в РФ, из торгов могут быть исключены остальные производители, если их субстанция не локализована в стране.

Цифры

  • Из 808 наименований препаратов перечня ЖНВЛП до 80% выпускаются российскими фармпроизводителями.
  • Доля отечественных лекарств в упаковках в 2021 г. составила 61,2%.
  • 12% покупателей «полностью доверяют» российским лекарствам, 54% — «скорее доверяют».

Мнение эксперта

Председатель подкомитета по вопросам обращения лекарственных средств, развитию фармацевтической и медицинской промышленности Комитета ГД по охране здоровья Александр Петров:

— Российская «фарма» в 2020-2021 гг. росла на 20-25% в год. У нас более 500 заводов, производящих готовые формы, и все они сертифицированы по GMP (международный стандарт, гарантирующий высокое качество лекарств). Мы владеем практически всеми технологиями производства, которые позволяют выпускать любые препараты.

Благодаря этому нам удалось за 2 года перенастроить фармпромышленность и воспроизводить все препараты, которые были нужны для борьбы с коронавирусом. На это у других уходит не менее 10 лет. Но сегодня происходит смена парадигмы. Мы говорим уже не о лекарственном обеспечении, а о создании Национальной системы лекарственной безопасности.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах