Примерное время чтения: 7 минут
1054

Нет «Икея», есть идея. Удовлетворят ли производители из РФ спрос на мебель?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Ощущение неминуемой еды 03/08/2022 Сюжет Санкции в отношении России и ответные меры РФ
Отечественная мебельная отрасль сегодня – словно этот стул с одной сломанной ножкой: санкции навалились, спрос упал, но она держится...
Отечественная мебельная отрасль сегодня – словно этот стул с одной сломанной ножкой: санкции навалились, спрос упал, но она держится... / Алексей Витвицкий / РИА Новости

Производство мебели в I квартале показало небывалый рост. По данным Минпромторга, сделано на 4% больше в штуках и на 20% больше в рублях, чем за тот же период прошлого года.

Это были рекордные показатели за последние четыре года. А что происходило на мебельном рынке в следующие месяцы?

«После взрывного роста в начале этого года потребительский спрос упал в последних числах марта и до сих пор не поднялся, – рассказывает гендиректор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) Тимур Иртуганов. – С января по май в рублях рынок вырос на 16% за счёт первых трёх месяцев, потому что цены выросли. А вот в штуках или условных единицах у нас по итогам пяти месяцев минус 1%. Если брать отдельно май, то минус 10%. И мы не знаем, сколько продлится это падение. За последние три месяца мебели стали приобретать значительно меньше. Данные по июню мы увидим только в первой половине августа, но вряд ли они будут лучше. Мы не привыкли к годовым просадкам – у нас в последнее время каждый следующий год оказывался лучше предыдущего».

Рынки в деталях

При общем падении, произошедшем после ажиотажа, лучше других выглядят продажи кухонной мебели (прирост в полтора раза) и диванов (рост на треть). При этом увеличение производства продолжается, потому что мебельщики надежды не теряют. Тем более что падение продаж и уход западных компаний не совпали с ростом импорта, хотя отечественные мебельщики ещё опасаются китайцев и белорусов. Импорт даже упал до 30% (в 2018-м у нас было 50% завозной мебели, а в 2021-м – 42%). В то же время из-за крепкого рубля российские производители теряют рынки в Казахстане и Узбекистане.

Но внутри страны наша гегемония пока незыблема: по данным Росстата, всё последнее время российские мебельщики ежегодно увеличивали долю в продажах. С 2014-го по 2021‑й она выросла с 43% до 59%. В этом активно помогало государство. Например, в 2021 г. вырос объём продаж офисной мебели, поскольку накануне, в 2020 г., были подписаны постановления, запрещавшие покупки импортной мебели госучреждениями и госкомпаниями. Также государство заморозило ставки аренды лесных участков – это серьёзно снизило стоимость дерева как основного сырья для мебели. Остаётся пока зависимость от импортных химии и фурнитуры, но их поставки теперь идут из Китая.

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения 

Как делят «Икею»

Уход западных брендов не беда, считает гендиректор ­АМДПР: «Шведская IKEA – это как «Макдоналдс» в мире мебели. Но ни один фанат «Макдоналдса», когда он ушёл, от голода не умер. Да, чтобы стать такими, нужны десятилетия труда и большие инвестиции. Однако вес этой компании в нашей стране слегка преувеличен, она занимала на российском рынке около 5–6%. Из того, что IKEA производила на трёх своих фабриках, 80% отправлялось на экспорт».

Ассоциацию, однако, сильно тревожит, что компания пока не назвала варианты продажи бизнеса – и несколько тысяч человек в регионах могут остаться без работы. Между тем уже выстроилась очередь желающих купить бизнес – среди них и Hoff Михаила Кучмента, и «Твой дом» Араза Агаларова. Кто-то хочет одну фабрику, кто-то только оборудование, кто-то всё производство. «Компания Hoff официально открестилась от покупки всех фабрик IKEA в России, но продолжают ходить слухи о приобретении ею комбината в Тихвине, – рассказывает органайзер профсоюза лесных отраслей Александр Илларионов. – Там работников продолжают уговаривать увольняться, ведь условием сделки называли сокращение штата предприятия вдвое». При этом вряд ли производство будет эффективным без торговой сети. А розничный бизнес IKEA, как известно, пока не продан и официально «на паузе».

Разделение труда

Уход IKEA опасен не только потерей работы сотрудников. Хотя ФАС уже объявила, что не считает приобретение икеевских фабрик и магазинов нарушением законодательства, многие эксперты считают, что, усилившись за счёт «трофейных» мощностей, крупные предприятия похоронят средний, малый и микробизнес. В этом уверен, в частности, гендиректор компании «Юта» Анатолий Лебедев. Его средний бизнес (на фабрике работают 550 человек) в нижегородском Заволжье и так чувствует себя сейчас не слишком хорошо: «Падение спроса составило 40–50%. Неполная рабочая неделя…» Дорогую мебель из массива дерева, которую здесь делают с 2000-го, сейчас мало покупают.

На крупных предприятиях, производящих более доступную мебель, ситуация выглядит лучше. «Производство во II квартале на уровне прошлого года, – рассказывает гендиректор санкт-петербургской Первой мебельной фабрики Александр Шестаков. – Нашли новых поставщиков фурнитуры и химикатов, поэтому фабрика работает стабильно. Спрос упал, но это сезонное явление – главные летние конкуренты мебельщиков традиционно турфирмы, то есть люди сейчас тратят деньги на отдых, а не на мебель. У нас цены вернулись к тем, что были зимой. Задержек зарплат нет, и сотрудники не уходят».

В гаражах без выходных

Прогнозы на рынке мебели затруднены тем, что часть его занимают кустарные подпольные производства. Сколько их? Этого точно не знает никто. Называется лишь ориентировочная цифра в 26% – примерно столько составляет нелегальная продукция от общего объёма. При этом больше всего контрафакта приходится на корпусную (спальни, кухни, прихожие) и мягкую (диваны, кресла) мебель. И, кстати, теневики, не платящие налоги, не выполняющие сложные требования к качеству (например, по содержанию формальдегида) и выпускающие эконом-мебель, чувствуют сейчас себя значительно лучше легальных производителей.

«Некоторые жалуются на падение спроса, что меня удивляет, – признался «АиФ» мебельщик и блогер из Хабаровска Вадим Н. – Может быть, падение есть, но у меня не было времени в эти месяцы мониторить рынок, ­потому что я работал без остановок – заказы сыпались один за другим и продолжают сыпаться. Мы делаем мебель давно, и если брать период с конца февраля, то я раньше никогда столько не зарабатывал, хотя цены не поднимал; у меня кухни по 160–170 тыс. руб. Выходных с того времени не было, каждую субботу и воскресенье – установка и сборка. Что касается оборудования, то с его закупкой в Китае проблем нет, хоть мне и писали, что я буду скоро мебель стамеской делать. Цены на фурнитуру и облицовочные плиты у нас в городе и крае вернулись к прежним значениям, как и на многие другие позиции. А кое-какая фурнитура даже подешевела».

А что с ценой?

По подсчётам АМДПР, рост цен за пять месяцев с учётом небольшого снижения в мае составил 11%. В сентябре, когда стартует сезон продаж мебели, ожидают подорожание в пределах месячной инфляции. Но на отдельные виды мебели производители могут снижать цену для стимулирования продаж, считает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. Сильно сдерживать рост цен будут потребители: «Мебель не является предметом первой необходимости, поэтому расходы на неё люди могут сократить».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах