aif.ru counter
8693

Минск лезет в трубу. У кого Белоруссия будет покупать нефть вместо России

Неделю назад Минск направил заявки на покупку нефти в Азербайджан, Казахстан, Польшу, страны Прибалтики и на Украину. Минск уже закупил 80 тысяч тонн черного золота у Норвегии, сообщила пресс-служба концерна «Белнефтехим». 22 января норвежское сырье через литовскую Клайпеду получит нефтеперерабатывающий завод «Нафтан».

До 1 января этого года Белоруссия импортировала нефть из России, однако Москва и Минск до сих пор не могут договориться о новых условиях поставки и прокачки сырья. Как говорил вице-президент республики Дмитрий Крутой, Белоруссия не видит смысла платить в прежнем объеме России премию к стоимости черного золота.

Ай да Батька

Минск закупал у России более 20 миллионов тонн нефти, из которых 6 миллионов направлял на реэкспорт: перерабатывал и перепродавал на Запад. И неплохо зарабатывал. 

В конце прошлого года президент республики Александр Лукашенко дал интервью «Эху Москвы», в котором признался, что будет искать альтернативные источники поставок сырья: «Буду искать альтернативу, а ее все равно надо искать. И я это не скрываю, я это от руководства России не скрываю. <...> Через Польшу — это самый дешевый маршрут. Я могу взять саудовскую нефть или американскую с рынка в Гданьске и по трубе завезти в Белоруссию реверсом». 

Тогда же белорусский президент напомнил, что через его страну проходят три ветки нефтепровода «Дружба»: «На первом этапе я забираю одну трубу и реверсом поставляю нефть на НПЗ. Я забираю эту нефть и перерабатываю. Пойдет нормально — заберу реверсом вторую трубу. И у вас останется одна труба». 

Судя по всему, Александр Лукашенко настроен решительно. На самом деле покупать нефть можно у любой страны, которая согласна продавать. Но в случае с Белоруссией и потенциальными экспортерами сырья есть несколько «но». В первую очередь — логистика. 

«Чем больше границ пересекает продукт, тем сложнее таможенное декларирование, тем выше издержки. Можно сказать, что не пересечение границ усложняет весь транспортировочный процесс, а протяженность маршрута. Если нефть идет по трубе, то процесс поставки проще», — объясняет директор бизнес-инкубатора Финансового университета при правительстве РФ, к. э. н., доцент Игорь Добровольский.

«Если Белоруссия будет закупать нефть в Казахстане, тогда после прокачки сырья по Каспийскому трубопроводному консорциуму его надо будет переливать в танкеры и везти в Одессу. Там — залив в нефтепровод „Одесса — Броды“. Потом — начать перегонять ее в белорусский участок „Дружбы“. Сложная схема», — отмечает независимый промышленный эксперт Леонид Хазанов.

Кстати, в Казахстане заявили, что поставки сырья в Белоруссию возможны только после оценки экономической целесообразности этого проекта. 

Азербайджанскую нефть можно прокачивать по трубопроводу «Баку — Тбилиси — Джейхан» до Средиземного моря и оттуда доставлять танкерами вокруг Турции, Болгарии и Молдовы опять-таки до Одессы. Или — как вариант — по трубе до Новороссийска, но здесь российский маршрут. Снова неудобно.

«Можно, конечно, транспортировать нефть до Латвии и из нее прокачивать в реверсном режиме по нефтепроводу „Полоцк — Вентспилс“, однако для этого потребуются средства. Нельзя сбрасывать со счетов и возможность доставки нефти в Рижский порт (хотя он ориентирован на экспорт и импортом не занимался) и из него — в цистернах по железной дороге в Белоруссию. В качестве альтернативы Рижскому порту может выступать Клайпедский, но в данном случае нефть тоже придется везти по железной дороге», — объясняет Хазанов.

В свою очередь, Добровольский не уверен, что у альтернативных продавцов Минск получит качественную нефть. «Ввиду абсолютно нового механизма риски умножаются: риски сбоя в новом механизме, качестве, политике, финансах, а также риск неспособности второй стороны выполнять обязательства. Издержки могут мультиплицироваться и аккумулироваться ввиду такой совокупности рисков», — рассуждает Добровольский. 

«Ни один из альтернативных поставщиков не гарантирует стабильности поставок. Плюс не стоит забывать об ограниченной пропускной способности альтернативных нефтепроводов: у „Одесса — Броды“ она составляет 14,5 млн тонн, у „Полоцк — Вентспилс“, по различным данным, — от 8 до 16 млн тонн, тогда как Белоруссия получает из России порядка 24-25 млн тонн в год», — добавляет Леонид Хазанов. 

Кроме того, по словам Добровольского, не стоит забывать о таком факторе, как сложившиеся экономические цепочки. 

«Между Россией и Белоруссией „притерлись“ финансовые, логистические и технологические механизмы поставок нефти. Тут возникает вопрос издержек перестройки уже существующей системы под новую. Возможно, потребуются новые банковские инструменты, системы контроля оплаты, возникнут издержки на построение маршрутных цепей», — указывает эксперт.

Вопрос цены

Опрошенные АиФ.ru эксперты считают, что покупка сырья у Азербайджана, Норвегии или Казахстана влетит Белоруссии в копеечку.

«Сегодня ситуация такова, что, по крайней мере, до 2024 года — времени окончания налогового маневра — дешевле, чем у России, нефть белорусам купить негде. Тут „логистическая“ разница плюс отсутствие экспортной пошлины. Этим для Минска обусловлен экономический профит покупки сырья у нашей страны», — говорит эксперт Института развития технологий ТЭК Сергей Алихашкин.

Нефть любой из вышеперечисленных стран для Минска стоит на 15-17% дороже российского сырья. «И так будет до 2024 года точно. В абсолютных цифрах по декабрю 2019 года разница между мировой ценой на российскую Urals и беспошлинной, получаемой республикой, составила примерно 90 долларов за тонну (средняя цена — 64,5 доллара за баррель или примерно 470 долларов за тонну, без таможенной пошлины для белорусов нефть обходилась в 379 долларов за тонну)», — отмечает эксперт.

По его словам, есть еще сложность с объемами поставок. На 2020 год Белоруссия должна получить от России 24 миллиона тонн нефти. Из них 6 миллионов пойдет транзитом за границу по так называемой процедуре «перетаможки». Экспортные пошлины от этих объемов идут в бюджет республики как способ субсидирования цен для нее на российский газ. Остальные 18 миллионов тонн — на переработку белорусским НПЗ. Реально им для внутренних нужд необходимо в два раза меньше нефти, но даже такие свободные объемы найти быстро на рынке будет достаточно проблематично, предупреждает Алихашкин.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы