aif.ru counter
15.02.2017 00:06
3577

Глава Роспотребнадзора: важно, чтобы потребители сообщали о нарушении прав

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. Игры со смертью 15/02/2017
Глава Роспотребнадзора Анна Попова.
Глава Роспотребнадзора Анна Попова. © / Владимир Астапкович / РИА Новости

Глава Роспотребнадзора Анна Попова рассказала «АиФ», как проходят проверки предприятий и что происходит с качеством продуктов.

Сколько отсудим?

Елена Плотникова, «АиФ»: Анна Юрьевна, с 1 января изменился порядок обращения граждан в Роспотребнадзор. Чтобы пожаловаться в ведомство, нужно для начала получить отказ от предприятия...

Анна Попова: Многие неправильно понимают эти изменения. Если потребитель столкнулся с нарушениями, угрожающими жизни и здоровью (например, с просроченными продуктами питания), он может сразу обращаться к нам, звонить на «горячую линию» 8-800-100-00-04. И любое обращение будет рассмотрено, как и раньше. Перемены касаются только случаев, когда товары соответствуют потребительским свойствам, но, скажем, не подошли по цвету или размеру. И раньше в таких ситуациях потребители сначала возвращались в магазин с просьбой поменять товар или вернуть деньги. А уже потом, если там не удовлетворили их требования, писали жалобу, обращались к нам или в суд. На жалобу мы должны ответить в течение 30 дней, а предприятие — за 10 дней. То есть изменение закона зафиксировало уже имеющееся положение вещей.

Кстати, компенсация, которую потребитель может отсудить у продавца, растёт. 90 тыс. руб. — такой в 2015 г. была средняя сумма выигранных гражданами исков. Всего потребители в России за год отсудили 34,7 млрд руб. Для сравнения: в 2013 г. — 13 млрд руб., в 2014 г. — уже 26 млрд руб. Обращение потребителя в суд — болезненная мера для производителя или магазина и эффективная для потребителя. Роспотребнадзор помогает потребителю составить претензионное заявление, выступает третьей стороной в суде.

— А как потребителю действовать теперь при нарушении его прав интернет-магазином?

— Там должен соблюдаться этот же порядок действия. Правда, здесь не всегда просто добраться до продавца или производителя. Позиция ведомства такова: интернет-торговля требует более чёткого законодательного регулирования. Например, чтобы можно было привлечь интернет-магазин к ответственности, ведь сегодня мы далеко не всегда имеем такую возможность.

Обращение потребителя в суд — болезненная мера для производителя или магазина и эффективная для потребителя.

Внезапная проверка

— Сколько в 2016 году было проведено внеплановых проверок по обращениям потребителей? И на что чаще потребители жаловались?

— Ежегодно в Роспотребнадзор поступает более полумиллиона обращений, не считая звонков, из них 320 тысяч обращений именно по защите прав потребителей. За 2016 год цифра ещё на 10 тысяч больше: уже 330 тысяч.

Если говорить в целом об общем числе проверок, то в течение года проводится более 100 тысяч таких проверок, и несмотря на общее снижение их числа, количество выявленных нарушений на одну проверку растет: сегодня уже 2,5 нарушения.

Первые среди жалоб потребителей — это жалобы на услуги ЖКХ, потом уже идут жалобы на розничную торговлю, торговлю через интернет, на финансовые услуги и т. д. Но хочу сказать, что в России, к сожалению, пока население не привыкло отстаивать свои права и обращаться за помощью, если его обманывают. Тогда как в Великобритании, по сравнению с россиянами, потребители жалуются в 10 раз чаще. Количество плановых проверок в торговле за 2016 г. снизилось в 10 раз. Ведь до 2018 г. проверять малый бизнес планово мы не можем. Поэтому очень важно, чтобы потребители сообщали о нарушении своих прав.

В России, к сожалению, пока население не привыкло отстаивать свои права и обращаться за помощью, если его обманывают.

— Есть мнение, что плановые проверки ничего не выявляют, а как раз внеплановые могут найти реальные нарушения. Это так?

— Плановые проверки должны остаться, особенно для объектов, которые одномоментно могут навредить большому количеству людей, например, крупные промышленные предприятия, водозаборные станции, медицинские организации. В ходе плановых проверок проверяется всё: от документации до лабораторных исследований продукции. Плановая проверка не определена в плане, который публикуется на сайте Роспотребнадзора и на сайте Генпрокуратуры, с точностью до конкретного дня, там стоит определенный временной интервал. Казалось бы, предприятие может спокойно подготовиться хотя бы к этому интервалу. Но находились те, кто закрывал своё кафе или магазин на планируемый месяц проверки, зная, что по закону мы не можем перенести проверку в рамках календарного года.

Что касается внезапности проверок, то моя позиция такова: контролёры должны приходить с внеплановой проверкой, особенно по жалобе гражданина, на объект без уведомления предприятия. Сегодня же Роспотребнадзор должен предупредить о проверке не меньше, чем за сутки. Из-под этой нормы вышли лишь объекты пищевой промышленности: магазины, рестораны, пищевые производства. Туда с начала 2015 года наши специалисты приходят без уведомления. И тут же стало заметно, как повысилась эффективность по выявлению нарушений: втрое.

— К вам прислушиваются? Сразу всё исправляют?

— Это наша главная задача. Мы же приходим не для того, чтобы наказать, а чтобы добиться изменения ситуации. Высылаем предписание по устранению нарушений и обязаны проверить его выполнение. Если наш сотрудник этого не сделает вовремя и не добьётся результата, его привлекают к ответственности.

Контролеры должны приходить с внеплановой проверкой, особенно по жалобе гражданина, на объект без уведомления предприятия.

«Пальма» и «Боярышник»

— Недавно звучали заявления о том, что в России 1/4 пищевой продукции — фальсификат. Но данные Роспотребнадзора говорят лишь о 6-7%. Почему?

— Я бы сказала, что в последнее время у нас идёт фальсификация данных о продукции и манипуляция потребительским мнением. Роспотребнадзор делает значительное количество исследований проб пищевой продукции: 5 млн в год. Удельный вес не соответствующей требованиям продукции не превышает 6-7%. Последние несколько лет с учётом громких историй с пальмовым маслом мы усилили свой контроль за молочной продукцией. И о каждой неудовлетворительной пробе узнаём в течение 24 часов, эта же информация направляется туда, где эта продукция могла быть произведена (или куда поставлена). И её изымают. Я могу сказать, что сегодня фальсифицированной молочной продукции стало меньше. Стали жёстче штрафные санкции, сейчас работаем над введением уголовной ответственности за фальсификат и конфискацию не только продукции, но и оборудования, на котором её производили.

— То есть предприятия ушли или начали делать продукцию качественно?

— Здесь несколько результатов. Во-первых, продукция тех, кто делал это нелегально, сегодня не появляется. Может быть, производители ждут ослабления контроля. Но могу сразу сказать: этого не будет. Раньше значительный процент фальсификата мы выявляли в социальном питании: школах, больницах. Сегодня эти цифры вдвое меньше.

Во-вторых, на полках увеличилось количество продуктов, которые реально содержат растительные жиры, но они так и названы: «сырный продукт», «творожный продукт».

— Недавно вы поддержали идею запрета скидок на алкоголь. Понизит ли спрос такой запрет?

— Я уверена, что скидочные акции на алкоголь должны быть запрещены в розничной торговле. Скидка — своего рода пропаганда употребления алкоголя, реклама этой продукции. Не устаём напоминать, как опасно приобретение алкоголя через интернет, где его продавать нельзя. Через суд Роспотребнадзор закрыл более 600 сайтов, торговавших неизвестным спиртным, но судебные процедуры занимают больше месяца. Потребителю точно не стоит рисковать своим здоровьем.

— Вы предлагаете запретить кальяны и вейпы. Почему?

— Сейчас в техническом регламенте записано, каково должно быть содержание никотина в сигарете. Для электронных устройств никаких нормативов нет. А потребитель такой сигареты, сам, заправляя её, и определяет количество никотина в ней. И оно может достигать крайне опасных, неконтролируемых уровней. Особенно тревожит, что эти сигареты набирают популярность у подростков. Конечно, не хочется опять говорить о запретах. Но убеждена: в данном случае без них не обойтись. Регулирование использования электронных устройств должно быть введено как можно быстрее. Принцип «что не запрещено, то разрешено» в данном случае неуместен.

— Вы недавно заявили, что в России изъято более 500 тыс. л спиртосодержащей продукции, несмотря на запрет на её продажу. Почему до трагедии в Иркутске не было проведено таких же рейдов?

— Дело в том, что, в силу положений закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», главный санитарный врач может приостановить продажу опасной продукции, только если возникает угроза жизни и здоровью. И пока угрозы жизни и здоровью не наступает, права такого у нас нет. К сожалению, это так. 

Благодаря запрету в январе 2017 года впервые за последние 5 лет в России значительно снизилось число случаев алкогольных отравлений и летальных исходов в течение января: количество отравлений почти в 2 раза, а летальных исходов — втрое. До этого в течение 5 лет это количество было стабильным: около 4100 отравившихся каждый январь. Опять же тут во многом помогли звонки о продаже спиртосодержащей продукции на «горячую линию» от потребителей.

Я уверена, что акции на алкоголь должны быть запрещены в розничной торговле. Скидка — своего рода пропаганда употребления алкоголя, реклама этой продукции.

— Большое количество алкоголя сомнительного качества продаётся через интернет (цена за литр элитного алкоголя — 300-400 р.). Кто-нибудь контролирует интернет-торговлю алкоголем?

— На сегодняшний день торговля алкоголем через интернет запрещена, так что все эти ресурсы абсолютно нелегальны. Планово их проверять невозможно, там и юридическое лицо чаще всего неизвестно. Роспотребнадзор не раз выступал за то, чтобы на законодательном уровне наделить любой госорган правом блокировать такие сайты без обращения в суд. Но пока возможно закрывать такие сайты, которые торгуют алкоголем в обход всех норм, только через суд. А на это уходит минимум 40 дней. Тем не менее службе удалось добиться закрытия примерно 600 таких сайтов.

— Анна Юрьевна, вы можете оценить, за последние два-три года, качество продуктов питания в какую сторону изменилось?

— Я могу говорить пока только о безопасности продукции и количестве фальсификата. Катастрофы в этом плане на рынке нет. Но нет и понятия «качества». А продукция должна быть не только безопасной, но и качественной. С 2010 г., перейдя на технические регламенты Таможенного союза, в России отказались от обязательности ГОСТов. Поэтому по поручению Президента РФ и Правительства РФ Роспотребнадзором вместе с учёными и экспертами разработана стратегия, определяющая, какой продукт можно назвать качественным и как этого добиться. Производитель, как заложено в стратегии, должен будет обеспечить определённый уровень качества, ниже которого он не должен производить продукцию. Сейчас же производители во многом работают по ТУ (техническим условиям), которые сами разработали, ни у кого не утверждали, и это их право, они сами определяют технологию производства, которая им удобна или выгодна. Сегодня, например, для колбасы нет норматива, регламентирующего количество в ней мышечного мяса, определяется количество белка, но это могут быть субпродукты и шкурка. Конечно, при таких подходах мы качественной продукции не добьёмся.

Позиция Роспотребнадзора такова, что стандарты качества необходимы. Это будут базовые требования по качеству ко всем видам продукции, ниже которых опуститься нельзя.

— А как вы сами выбираете продукты питания?

— Я абсолютно доверяю полкам, уверена, что 96% продукции, представленной там, мне вреда не нанесёт. Но, конечно, я также обращаю внимание на срок годности и состав продукта.

Оставить комментарий (4)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество