aif.ru counter
3717

Дмитрий Янин: «Сейчас продукты лучше, чем были в советское время»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. Дело - труба. Что осталось от советской промышленности 03/06/2020
Дмитрий Янин.
Дмитрий Янин. © / Нина Зотина / РИА Новости

Сейчас, когда из-за пандемии закрылись все точки общепита, а продукты многие вынуждены заказывать на дом, вопрос качества того, что мы собираемся съесть, встал особенно остро. Как обезопасить себя? Эту тему мы обсудили с председателем правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрием Яниным.

Уловки производителей

Дарья Буравчикова, «АиФ»: Дмитрий, пандемия как-то повлияла на качество продуктов, которые продаются в магазинах? Слышала, в Латвии все продукты начали выпускать с длинным сроком хранения, сократив до минимума еду, хранящуюся мало, но считающуюся более полезной. Нам чего ждать?

Дмитрий Янин: Пока прошло не так много времени после продовольственного бума, когда в марте люди скупали в магазинах практически всё, что там было. И ретейл, и производители тогда получили суперприбыли. Но потихоньку все эти факторы – пандемия, двухмесячный запрет на работу многих граждан, падение курса рубля – начинают оказывать своё влияние. И производители ищут решения. Они могут либо оставить всё как есть и потерять часть потребителей (которым данный продукт станет уже не по карману), либо химичить с составом, удешевляя его, либо уменьшать вес в упаковке, сохраняя при этом её внешний облик. Эта уловка, которую часто применяют производители в кризис, будет наиболее популярна.

– Какие ещё есть уловки? На что обращать внимание?

– Вот своего рода алгоритм, как сейчас ходить в магазины. Во-первых, лучше покупать в тех местах, где ценники содержат информацию, сколько стоит данная единица товара и сколько стоит этот товар в пересчёте на 1 л либо на 1 кг. Несколько торговых сетей в России это делают. Во-вторых, следить за скидками – покупайте выгодно, в этом нет ничего зазорного. А то, что по скидкам продают некачественное, уже развенчанный миф. Но не ленитесь проверить, не связана ли эта скидка с тем, что уменьшился объём!

Всегда составляйте список перед походом в магазин, ведь классическая схема повышения продаж – работа на импульсивные покупки. Вы увидели что-то у кассы или на уровне глаз – и схватили. Из-за вируса люди стали ходить в магазины реже, поэтому сети решили: импульсивные покупки надо увеличивать. Они будут стараться впарить их вам изо всех сил. Но если вы напишете дома список, считайте, что вы неуязвимы! Ещё один важный момент – сейчас нельзя брать кредиты, которые дают в торговых точках: у них кабальные условия. Да и в прин­ципе сейчас не лучшее время брать займы.

В целом же российская торговля уже доросла до такого уровня, что даже в кризисные моменты не подбрасывает покупателю совсем опасные продукты. Но, думаю, через полгода мы увидим, как вырастет количест­во молочки с растительным жиром, наверняка увеличится потребление пальмового масла. Поэтому, покупая не молоко и кефир, а более сложные продукты (масло, творог, йогурт), отдайте предпочтение крупным производителям. Тут выше шанс, что они не положат втихую дешёвых заменителей.

Лобби против народа

– Год работает закон о том, что молочные продукты надо маркировать – те, что с заменителем молочного жира, класть отдельно от настоящих. Помогает?

– Почти нет. Продавцы научились обходить его. Де-юре они отмечают полки с заменителем молочки, но с незаметной и сложной для понимания аббревиатурой. Потому что, если маркировать заметно, с заменителями мало кто берёт.

Надо либо законодательно установить единые требования к оформлению таких полок, чтобы были чётко прописаны размеры надписей, цветовые решения, либо внести эти данные на упаковку. Опыт, как государство может урегулировать внешний вид продукта, есть – например, пачки сигарет, где регламентирована толщина рамки, текст предупреждения.

– Какое-то время назад говорили о маркировке «светофор», которая должна была помочь потребителю сориентироваться, что полезно, а что нет. И – ничего?

– Да, во всём мире метки на еде очень помогают потребителям в выборе. Есть жёсткая форма – «чёрная метка». Её используют в латиноамериканских странах, размещая этот знак на неполезной для здоровья (с переизбытком транс­жиров, соли, сахара) еде. Есть мягкая форма – «светофор», как предлагали у нас. Он удобен тем, что ты можешь анализировать: «поедешь» ли ты на красный с этим бутербродом или ты уже сегодня на красный «проезжал», поэтому лучше выбрать хлопья или йогурт с зелёной маркировкой, а сыр взять с жёлтой. Но, к сожалению, фактически Роспотребнадзор не поддержал эту инициативу – там приняли методические рекомендации о добровольности этой маркировки. Это не даёт эффекта: помечать этикетку производители хотят исключительно на тех продуктах, в которых всё хорошо. Хотя мы в мировых лидерах по ожирению среди женщин, и такая подсказка-маркировка очень нужна.

– А ещё, помнится, была идея обложить акцизом вредную пищу.

– Это была инициатива Минздрава, предлагался налог на «жидкий сахар» – сладкие газировки. Такие акцизы дейст­вуют во Франции, Великобритании. Ведь газировка – довольно вредный продукт. В России растут заболевания, связанные с лишним весом, идёт эпидемия диабета 2-го типа, печальная ситуация с состоянием зубов у людей – на всё это очень влияют газировки. Но в правительстве Минздрав никто не поддержал. К сожалению, одного голоса врачебного сообщества не хватает, если есть противостояние лобби производителей.

Не стоит идеализировать ГОСТы

– Какие ещё «пищевые» законы из мировой практики полезно позаимствовать?

– В России очень нужен закон, регулирующий фронтальную сторону упаковки любого продукта. Сейчас каждый производитель может нанести туда всё что угодно, а хорошо было бы помещать лишь нужную потребителю информацию. И конечно, остро необходимо законодательное ограничение на искусственное добавление трансжиров. Такой подход принят в большинстве цивилизованных стран. Трансжиры добавляют во все чипсы, колбасы, кондитерские изделия. Из других законов на перспективу хорошо бы позаимствовать опыт Финляндии в части снижения количества соли в продуктах. Там его планомерно снижали в течение 10 лет, что помогло оздоровить людей. При таком медленном снижении соли разницы во вкусе никто не чувствовал. Мы исторически привыкли есть крайне солёную пищу, и с этим надо что-то ­делать.

А ту соль, которой мы солим пищу, которую добавляют на производстве в хлеб, нужно делать «умной», с йодом – это дешёвый и эффективный аналог дорогих БАДов. Себестоимость соли йодирование увеличивает всего на рубль, зато защищает от многих болезней щитовидки – вплоть до рака. В Белоруссии такой закон принят 10 лет назад – и можно посмотреть, как у них снизилось количество эндокринных проблем.

– В советское время в продуктах тоже было много соли?

– Не меньше, чем сейчас. Я в отличие от многих не идеализирую систему советских ГОСТов. Если сейчас химичат на производствах, то тогда на манипуляции с составом шли власти, не имея должного количества исходного сырья. Сейчас продукты лучше, чем были в советское время, – есть выбор, мы ушли значительно вперёд по развитию, жизнь потребителя в современной России многократно лучше, чем жизнь потребителя во времена СССР. И если кто-то ностальгирует по мороженому «Эскимо» и «Ленинградское» за «дцать» копеек, думаю, это тоска по тому времени. А мороженое-то лучше у нас!

– С пандемией количество потребительских мошенничеств увеличилось?

– Да. Люди разобщены, напуганы – поэтому и обманывать их проще. В основном речь идёт о мошенничествах в сфере финансовых услуг. Запомните: никогда не ведите телефонные разговоры о финансах с незнакомыми людьми! Вам звонят из службы безопасности банка, из госструктур, из поликлиники с желанием помочь? Повесьте трубку и перезвоните туда, откуда поступил звонок. Сейчас множество мошенников пользуются тем, что люди интуитивно ждут помощи, – представляются благотворителями, например, раздающими бесплатно маски, проникают в жилье и всё выносят. Потому старайтесь мыслить критически.

Оставить комментарий (5)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы