aif.ru counter
51

«Чтобы остановить рост цен, придётся действовать не cовсем законными, по докризисным меркам, способами»

— Какие из так называемых антикризисных мер вы считаете ошибочными? Андер

— Антикризисных мер было много, и большинство из них вообще прописывались как стратегия развития государства, как плавное экономическое развитие страны ещё в так называемой «Концепции 2020». Теперь многие из них переписаны как антикризисные. То, что собирались делать за 10 лет, сейчас надо будет сделать за 2-3 года. На мой взгляд, все эти антикризисные меры правильные; вопрос в том, что реализация многих мер достаточно сложна, внедрение серьезных антикризисных мер без внедрения мер по контролю — ошибочно. Мы только сейчас говорим о том, что, к примеру, выдали огромные деньги банкам, но мы их не контролировали. Отсутствие мероприятий по контролю за распределением ресурсов, чтобы эти деньги попали в экономический сектор, а не были предметом спекуляций и махинаций — очень важно. Эти меры точно не прописаны. Это надо делать.

— Зачем же дали такие дикие деньги ведущим банкам? Бездарные и бездумные валютные спекуляции, раскачали внутренний рынок. Чудовищно, когда интересы страны принесли в жертву сию минутной выгоде. Как долго ведущие банки будут гнать деньги из воздуха? А. Романов

— Хочу прояснить ситуацию с деньгами для банков. Есть заблуждение, что банки на них покупали за рубежом валюту и ослабляли внутреннюю экономику, помогали развиваться американской экономике. На самом деле, валюта вся покупалась на внутреннем рынке. Конечно, то, что банки это делали, очень плохо. Я уже сказал, что делая такие серьезные шаги по инвестированию огромных средств в экономику через банки, государство не озаботилось созданием серьезной системы контроля. С точки зрения того, что часть денег не пошла в реальный сектор экономики, это огромный минус. Сейчас это исправляется. Выпускаются достаточно жесткие внутренние нормативы для банков, которые идут через ЦБ. Если деньги будут использованы для спекуляций, то у банков будут большие проблемы с лицензированием.

При этом надо понимать, что государство не может давать деньги предприятиям напрямую, а может это делать только через банки. А большинство банков в первую очередь отслеживают свои коммерческие интересы. Если у банка нет возможности выдать кредит, чтобы получить прибыль, естественно, он будет пытаться делать так, чтобы деньги работали в другом месте. На сегодня новые нормативы, которые вышли в ЦБ, в первую очередь направлены на то, чтобы деньги использовались по назначению.

Бизнес отпустят «на волю»?

— Сейчас бизнесменов собираются освободить от проверок и инспекций. Даже Путин об этом заговорил. Как вы относитесь к этой мере? Получается, в кризис бизнесмены ещё больше озвереют? Антошка

— На самом деле для руководителя малого предприятия на сегодняшний день, с отменой проверок, ситуация становится, наоборот, серьезнее. Если раньше на предприятии отсутствие каких-то нормативов, определенных мероприятий, оборудования и т.п. могло списаться на то, что мол «мне выдали лицензию, поэтому все нормально», то теперь бизнес открывается, выражаясь обывательским языком, под честное слово генерального директора, и за любые нарушения качества, системы обслуживания и так далее в первую очередь руководитель будет нести административную или уголовную ответственность в зависимости от последствий. Поэтому сегодня гораздо более опасно будет для малого предприятия делать что-то контрафактное, незаконное, некачественное.

— Мне кажется что так называемое «признание» Кудрина — это такой пиаровский ход, чтобы народ поуспокоить. Мол сейчас мы признаем, что были неправы, — и хватит. А исправлять на самом деле ничего не будут. Они же теперь все миллиарды, которые раздали, не возьмут обратно. Макаров

— Не очень понимаю, почему это названо «признанием». Признание заключалось в том, что кризис, который считался серьезным, но быстротечным, оказался системным. Это не признание вице-премьера, это признание всей мировой экономической системы, никто не ожидал, что кризис будет таким затяжным. Правительство было вынуждено сказать о том, что надо готовиться к продолжительному кризису.

Что касается миллиардов, сложно говорить, кто прав, кто виноват. Возможно, если бы кризис произошел через 5 лет, оппоненты и критики финансового курса правительства были бы правы. Но он случился в прошлом году. Если бы деньги были отправлены в реальный сектор, мы бы не были в состоянии сдерживать инфляцию, которая сейчас идет: просто денег бы не было. Получилось, наверное, в большей степени это случайно, но если бы эти деньги были в реальном секторе — а он развивается минимум 7-8 лет, — мы бы не смогли найти денег, чтобы сделать инфляцию более мягкой, как и другие процессы. Мы бы имели дефолт гораздо серьезнее 98-го года.

Против безработицы и роста цен

— Единственная антикризисная мера, которая меня волнует, — это что будут делать с безработицей. Брата уже уволили, жду, пока до меня дойдёт очередь. Артём

— Безработица — это естественный продукт кризиса, она будет увеличиваться, к сожалению. К сожалению, это общемировая практика — безработица растет во всем мире во время кризиса. Какие действия сейчас предпринимаются: в первую очередь, это увеличение пособий по безработице, хотя это, понятно, не панацея. Большое внимание уделяется развитию малого и среднего бизнеса — в данном контексте это позволит создать дополнительные рабочие места. Сегодня, если мы сможем в течение года-полутора реанимировать малый и средний бизнес, в первую очередь мы получим рабочие места. То, что сейчас государство пытается поворачиваться лицом к малому бизнесу, — это большой плюс. Будем надеяться, что уменьшить и остановить рост безработицы удастся именно этим способом.

— Когда правительство займётся ценами на продукты? А то всё банками да Белоруссией занимаемся, а кто-то себе молоко каждый день позволить не может. Ценник

— В ГД уже проходил ряд совещаний, с тем чтобы в первую очередь остановить рост цен. Во-первых, все крупные торговые сети будут обязаны устанавливать минимальную наценку на всю продукцию, и преференция будет отдана местным производителям. Насколько это удастся, покажет время, потому что, вы понимаете, все-таки каждый магазин и каждая сеть — это отдельный бизнес, развивающийся по своим законам. Но мы стараемся сделать так, чтобы в условиях кризиса все крупные торговые точки не играли именно на тяжелой ситуации и не взвинчивали цены. Законопроект прошел у нас уже апробацию в нашем государственно-патриотическом клубе и получил большинство. Предложение направлено в правительство, уже премьер-министр читал и высказался одобрительно. Надеюсь, в ближайшее время мы сможем в ГД выпустить законопроект, который будет регламентировать стоимость товаров, и тем самым мы минимизируем рост цен.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом законопроекте.

— Мы пытаемся сделать так, чтобы цены где-то были заморожены, где-то росли незначительно, чтобы минимальная потребительская корзина была соблюдена. Это можно сделать, к сожалению, только достаточно жесткими, может быть, не всегда, в докризисном понимании, до конца законными мерами. Мы не можем ограничить ни одну коммерческую организацию ставить те цены, которые они хотят, но при этом, когда речь идет о социально значимых продуктах, постараемся сделать приемлемую вилку этих цен. Это как раз те предложения, которые получили одобрение в правительстве. Просто их надо сейчас юридически очень точно обосновать, чтобы не появилась волна судебных исков по этому поводу — здесь очень тонкая именно законодательная грань. Мы постараемся это сделать. Мы считаем, что основной законопроект по этому вопросу будет до конца весенней сессии, то есть в течение 2-3 месяцев.

Полный текст беседы с Виктором Звагельским читайте в нашем разделе КОНФЕРЕНЦИИ.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы