aif.ru counter
22.08.2013 00:05
400

Игорь Юргенс: «ВТО – благо для России, потому что нам самим закон не писан»

Игорь Юргенс. Фото Алексея Богданова

Как изменилась жизнь простых россиян после принятия этого важного решения, АиФ.ru спросил у экономиста Игоря Юргенса.

Нам закон не писан

Елена Трегубова, АиФ.ru: Игорь Юрьевич, когда наша страна вступала в ВТО, многие эксперты говорили о том, что это будет настоящей катастрофой. Спустя год истерия утихла, и почти нет ни хороших, ни плохих заявлений. Какова ваша позиция относительно нашего членства во Всемирной торговой организации?

Игорь Юргенс: ВТО – хорошо это или плохо? Встречный вопрос: молоток – это хорошо или плохо? С одной стороны, когда умный человек берёт молоток и чинит свой дом – это хорошо. С другой стороны, бандит или ребёнок берёт молоток и разбивает себе голову – это плохо. Ровно то же самое и с ВТО. Если вы умеете пользоваться этим инструментом, то он очень помогает в бурной жизни торгового противостояния и сотрудничества.

На мой взгляд, ВТО – большое благо для нас, потому что нам самим закон не писан. Мы свои собственные законы не соблюдаем. А здесь появляются международно признанные правила, которые в соответствии с Конституцией РФ выше, чем национальные правила. Я знаю министров, которые в ответ на наглые требования лоббистов: «Дай мне то. Запрети это», говорят: «Извините. Если раньше мы ещё могли что-то сделать в рамках революции РОЗ («распил», «откат», «занос»), то сейчас не можем. Это ВТО, это международные правила, транспарентные и т.д.».

Нажмите для увеличения

Е.Т. АиФ.ru: Как вы думаете, вступление в ВТО сделало Россию более привлекательной для иностранных инвесторов?

И.Ю.: Недавно под председательством соответствующих министров проводилась российско-шведская встреча деловых кругов и министров экономики двух стран. Я поинтересовался у шведов, поскольку у них иногда довольно настороженное отношение к инвестированию в российскую экономику: Представитель Volvo сказал, что в связи с тем, что мы вступили в ВТО, и появились дополнительные гарантии того, что их не «кинут», я процитирую: «в предприятия только Калужской области мы инвестировали около 275 миллионов евро. Россия – один из наиболее динамично развивающихся рынков. В 2012 году нам удалось увеличить продажи Volvo на 37%». Это уже с локализацией. В данном случае в Калуге есть завод, рабочие места, налоги и всё остальное развитие. И это не единичный пример. Если это – не результат ВТО, то что тогда результат?

Е.Т. АиФ.ru: Это, безусловно, результат, но не перебивают ли минусы ВТО его плюсы? Вспомним недавнюю историю, когда российские таможенники заблокировали украинский импорт. С точки зрения правил ВТО, страна–член этой организации не может просто так заблокировать границы, запретить ввоз по каким-то политическим или эпидемиологическим условиям. Теперь Украина может подать иск в ВТО на Россию, потому что это нарушение прав.

И.Ю.: Каждый инструмент должен использоваться в соответствии с определёнными инструкциями. Мы восемнадцать лет этого добивались, вступили, и должны играть по определённым правилам. Когда вы главного санитарного или эпидемиологического врача РФ используете как инструмент дипломатии, внешней политики, в том смысле, что, когда всё хорошо, белорусское молоко — чудесное. Начинаются какие-то проблемы, в белорусском молоке мы находим страшную инфекцию. С Украиной всё хорошо, мы едим «Киевский торт», плохо – известной компании тут же перекрывают кислород. Несерьёзно это. Это даже вызывает смех. Если мы – великая держава, почему мы не можем сформулировать свои претензии и выполнить или блокирование, или прекращение торговли, или экономическое давление в соответствии с инструментами, которые возможны для каждой страны, защищающей свои национальные интересы. Я не хочу сказать, что, если Украина не хочет вступать в Таможенный союз, то от неё нельзя защищаться. Нужно и можно, для этого есть инструменты. Это всё можно сделать с объяснением международному сообществу, ВТО, в соответствии с её правилами. Если это делать через пень да колоду, не зная как, и никому ничего не объясняя, тогда ты навлекаешь на себя соответствующую критику и санкции.

Фото Алексея Богданова

Потребитель голосует своим кошельком

Е.Т. АиФ.ru: В Европе овощи и фрукты намного дешевле, чем у нас. Со вступлением в ВТО цены на них непременно должны были снизиться, однако этого не произошло, почему?

И.Ю.: Когда мы снизили соответствующие тарифы, цена на свинину упала на 20%, и тут же стали возмущаться наши мясопроизводители. Если применять правила международной торговли так, как написано в Уставе и Положениях Всемирной торговой организации, то в долговременном плане, безусловно, цены будут относительно снижаться. При этом, если у вас инфляционная экономика, это не будет в абсолютных цифрах выражено. Инфляция всегда будет повышать ваши цены, потому что это свойство вашей экономики, которая не до конца демонополизирована, везде картельные сговоры, недостаточное количество конкуренции в секторах, плюс инфляция, плюс другие «прелести» нашего регулирования и бюрократического пресса на предпринимательство. Это к ВТО не имеет никакого отношения. Если торговля более свободна, если тарифы снижаются, если отечественному производителю приходится конкурировать с внешним производителем, который может это произвести по более низким ценам, – для населения это благо, потому что цены будут снижаться. К сожалению, у нас на западном направлении этого не происходит. А китайский ширпотреб – это, собственно говоря, то, против чего восстают наши отечественные производители, но на чём держится наш потребитель. Мы много можем говорить: «Ах, отечественный производитель», но если ты не можешь наладить свой бизнес таким образом, чтобы конкурировать с более дешёвой, но качественной продукцией, что делать? Потребитель голосует своим кошельком.

Е.Т. АиФ.ru: Когда все-таки ожидать снижения цен?

И.Ю.: Что касается сегментов цен, то в различных секторах по-разному. Мы видим, что по целому ряду направлений будет снижение цен и насыщение товарных рынков, в том числе в результате вступления в ВТО. Опять-таки, как этим пользоваться. Кого поддерживать, кого не поддерживать. Мы же забываем о том, что у нас 8 лет переходного периода для тех отраслей промышленности, которые мы считаем важными для нас, которые мы должны защитить. Там действуют переходные тарифы, более высокие, которые защищают нашего производителя. Только через 8 лет мы будем вынуждены их снимать или снижать. Если ты за 8 лет не смог приспособиться к конкуренции, значит, ты неконкурентоспособен. Тогда почему за тебя должны платить потребители? Они, наверное, проголосуют по-другому и будут правы.

Фото Алексея Богданова

Е.Т. АиФ.ru: Игорь Юрьевич, сегодня мы — крупнейшие поставщики нефти. Как вы думаете, что еще наша страна могла бы экспортировать?

И.Ю.: Когда-то Российская империя была первым экспортёром зерна в мире. Для царской России это было то же самое, что сейчас для нас нефть. Мы вполне можем восстановить эту позицию. У нас такие просторы, такие посевные площади, что при правильной организации дела мы будем сверхдержавой по зерну и нефти. Надо добиваться того же по другим категориям. Нам тогда всем хватит, и ВТО нам тогда не препятствие, а наоборот, помощь.

Оставить комментарий (8)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество