aif.ru counter
146

«Задачка» от Медведева. Что же такое модернизация и хватит ли у нас на неё сил?

О сущности, перспективах и задачах модернизации «по-русски» рассуждает футуролог Алексей Аникин:

Россия, чтобы остаться супердержавой, должна приложить все усилия, чтобы в этот скачок вписаться. Если она этого не сделает, России просто не будет, уверены наиболее радикальные ученые. А если учесть, что описываемый скачок планируется в 2014-2018 году, нам остается не так много времени.

В начале ХХ века выдающийся русский учёный Николай Кондратьев выдвинул теорию, согласно которой все кризисы и войны, поражения и успехи государства определяются сменой так называемых технологических укладов. Так совпало, что курс на модернизацию — провозглашенный недавно президентом Медведевым — подразумевает развитие именно тех отраслей, от которых зависит успех России в текущем технологическом укладе.

Вообще, почти все модернизации в нашей стране были вызваны исторической необходимостью. Две модернизации, проведенные с 980-х годов и до времён Ивана Грозного, касались исключительно политического строя и духовной сферы. Они превратили языческий конгломерат восточнославянских племен в единое христианское государство с единым богом, князем и культурой. Россия стала великой, обогнав в своем развитии многие европейские страны. Модернизация, завершенная Петром I, закрепила за Россией статус супердержавы, с которой вынуждены были считаться государства, претендовавшие на мировое превосходство.

Но Первая мировая война, последовавшая за ней Февральская буржуазная и Октябрьская социалистическая революции привели к коллапсу российской государственности. С 1914-й по 1917-й годы страна фактически прекратила свое существование. Разрушилась финансовая система, армия, все органы государственной власти, а возникшее новое государство — РСФСР — оказалось в международной изоляции.

Четвертый технологический уклад, который пришелся на начало ХХ века, был очень непростым для страны. Однако, сталинский курс на модернизацию экономики, достижения в самолётостроении, тяжёлом машиностроении, танкостроении и большой химии, вернули страну в число мировых лидеров. Истинный смысл сталинских пятилеток — это освоение возможностей четвертого уклада. Если бы нам не удалось его освоить, то нашей страны уже бы не было. Нам просто было бы нечем воевать!

А вот следующий технологический уклад Россия полностью проиграла, ввязавшись в разрушительные реформы. Поэтому мы не можем похвастаться большими достижениями ни в телекоммуникациях, ни в электронике, ни в малотоннажной химии.

И сейчас наша обороноспособность, наше будущее и возможности определяются тем, сумеем ли мы освоить следующий, шестой уклад. Потому что, если мы его не освоим, то окажемся ровно в таком же положении, в котором оказались индейцы, вооружённые копьями и стрелами, когда на их территорию пришли конкистадоры.

Что же происходит в России сегодня? Первые лица государства, Дмитрий Медведев и Владимир Путин, определили курс экономической, научно-технической и политической модернизации. Техническо-экономическая модернизация сводится к развитию эффективной системы производства, транспортировки и использования энергии; производству новых видов топлива и совершенствованию ядерной энергетики; достижению лидерства в области информационных технологий; строительству информационной инфраструктуры и конкурентоспособного производства отдельных видов медицинского оборудования.

Однако, результаты последней попытки модернизации России в 1985-91 гг. (мы знаем ее под названием «Перестройка»), которая потерпела сокрушительный крах такой степени, что все 90-е годы Российская Федерация переживала его последствия, делает решение этих задач архисложным. Последние 20 лет для страны стали годами упущенных возможностей. И без кризиса было очевидно, что отечественная сырьевая экономика не сокращала, а увеличивала разрыв в технологическом отставании России от ведущих стран мира. Страну покинули сотни тысяч ученых и высококвалифицированных специалистов, не получили развития отрасли обрабатывающей промышленности и, прежде всего, высокие технологии, произошла деградация наукоемких производств.

В настоящее время Россия исчерпала возможности дальнейшего экспортно-сырьевого роста ВВП. Если недавно её с гордостью позиционировали как энергетическую сверхдержаву, играющую ключевую роль в формировании мировой политики, экономический кризис последних лет обнажил уязвимость односторонне развивающейся экономики. Среди стран двадцатки у нас произошел самый глубокий спад ВВП и объема промышленного производства.

Чтобы не допустить необратимый переход России в статус сырьевого придатка, страна снова вынуждена взять курс на технологическую модернизацию. Для преодоления кризиса необходимо освоить новый технологический уклад, для которого укрепилось сокращение НБИК: нанотехнологии, биотехнологии, информационные и когнитивные (умственные и психические возможности человека) технологии. И, как показывает анализ структуры российской экономики, ряд перспективных направлений этого уклада у нас есть — там мы имеем конкурентные преимущества.

Что это за направления? Это не столько разработка больших запасов природного газа, который становится ведущим энергоносителем и химическим сырьем, сколько, прежде всего, наукоемкие отрасли, определяющие современный научно-технический прогресс: биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, информационные услуги, программное обеспечение и производство ряда конструкционных материалов, это биомедицина, то есть связь искусственных и органических «живых» систем.

Мы можем добиться успехов и в следующем — седьмом технологическом укладе, который иначе еще называют социогуманитарным. Технологии седьмого уклада будут организовывать мир, мироустройство и миропорядок. Это особенно важно, потому что созданное в шестом укладе какое-нибудь нано, био или генно-ориентированное оружие может нести в себе новые, невиданные угрозы человечеству. В седьмом технологическом укладе будут доминировать технологии, соотносящиеся с моралью и нравственностью. Большую роль здесь сыграет российская духовность, нравственная направленность российской истории и культуры...

Но вернёмся к дню сегодняшнему. Сегодня вопрос инновационности, революционности, высокотехнологичности напрямую даже не связан с конкретной отраслью. В той же «нефтянке» прорыва можно достичь, проводя исследования, например, в тонкой химии, — не говоря уже про белковые и квазипитательные продукты. Да и энергетика стать прорывной отраслью в нашей сырьевой стране. Ведь опытные энергоэффективные распределенные полигоны мы можем создавать бесконечно — просто потому, что это позволит не гонять электричество из одного конца России в другой!

И во всем мире эти направления будут развиваться опережающими темпами. В некоторых аспектах это будет невозможно сделать без России, без ее фундаментальной науки мирового уровня, сохранившейся несмотря на годы развала.

Откуда такая уверенность в нашем успехе? По оценкам Всемирного банка, Россия обладает большим научно-техническим потенциалом и заделами в 10 современных макротехнологиях. Внутренний рынок России достаточно велик, природные ресурсы — огромны, рабочая сила имеет достаточно высокую квалификацию. Именно эти факторы способствуют быстрому росту иностранных инвестиций в российскую экономику. А вместе с этими инвестициями все более активно в Россию приходят западные производственные технологии, применяемые в массовом производстве. В совокупности с российскими технологиями это дает огромный синергетический эффект.

Если мы прорвемся в новый уклад, то сможем опередить мир. Потому, что мир сегодня о седьмом укладе серьёзно еще не думает — ему хорошо и в шестом. А нам просто необходимо совершить прорыв, развивая ключевые направления нового уклада. В противном случае нас ожидает потеря технологического суверенитета и окончательная деиндустриализация и разтехнологизация страны.

Смотрите также:

Оставить комментарий (29)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы