106527

Назад в прошлое, или Куда нас приведут профстандарты

Новые требования в первую очередь могут коснуться специалистов госструктур, а в 2020 году – остальных работников. В настоящий момент из 800 первоочередных профстандартов разработано примерно 250. В чём опасность на первый взгляд эффективной инициативы, АиФ.ru рассказали эксперты.

Алёна Владимирская, основатель рекрутингового агентства PRUFFI

— Этот законопроект иллюстрирует уровень компетентности и профессионализма наших депутатов. Я понимаю логику, почему они идут на такие шаги – это попытка ограничить нас от профнекомпетентности, но уровень понимания данной ситуации настолько низкий, что в результате наши законотворцы упускают основные проблемы. Дело в том, что образование в России люди получают в очень молодом возрасте (от 16 до 22 лет), в этот момент человеку сложно определиться с профессией, плюс у нас сейчас нет никакого института профориентации, поэтому большинство выбирает работу импульсивно, следуя моде, например. Именно поэтому число людей, работающих по своему первому образованию, чрезвычайно мало.

Как правило, у нас люди несколько лет ищут своё призвание и, если всё хорошо получается, то находят себя в какой-то сфере. Второе образование чаще всего никто не получает. Я не отрицаю, что должны быть профессии, которые строго сертифицируются, но так у нас в стране это и делается. Сюда мы относим юристов, судей, пилотов и ряд других специалистов. Возможно, надо говорить о некоем расширении этого списка. Если данную инициативу примут, то мы получим в итоге несколько проблем. Первое: расплодятся в диком количестве конторки, которые будут очень быстро лепить какие-то сертификаты и дипломы. Второе: отдельно хочу сказать про журналистов. Лучшие представители этой профессии, как правило, получаются не из тех людей, которые заканчивали журфак, а из специалистов по какой-то теме. Например, я журналист и пишу об автомобилях, у меня нет профильного образования, зато я на понятном языке общаюсь с экспертами, отлично разбираюсь в теме и хорошо пишу. Согласно новым требованиям, я не смогу занимать эту позицию. Третье: не весь бизнес у нас государственный, есть и частный. Никто не захочет терять ценных сотрудников, соответственно, люди начнут придумывать различные «левые» схемы, условно, брать вас не в штат, а на какой-нибудь договор подряда, оформлять консультантом и т. д.

Николай Разыграев, психолог

— Для некоторых профессий было бы неплохо введение профстандартов, например для психотерапевтов, психологов-консультантов. Есть очень много людей, которые не имеют специального образования, но при этом пытаются лечить кого-то, часто это приводит к довольно плачевным последствиям для психики пациента. В то же время в этой инициативе есть довольно большие риски, связанные с тем, что ребёнок в возрасте 16 лет, когда ему нужно выбрать профессию, далеко не всегда готов к этому. Здесь большую роль играют притязания родителей, которые так или иначе довлеют над своим чадом. Обычно осознание того, куда в итоге нужно направиться (в профессиональном плане), приходит к кому-то в середине институтского курса, а к кому-то ещё позже. Сегодня поменять профессию довольно легко, но если будут приняты поправки, то это может повлечь за собой достаточно весомые затраты, связанные с получением дополнительного образования.

Кроме того, на своём примере могу сказать, что если бы данные поправки действовали в то время, когда я учился, то мой профессиональный путь мог бы не состояться. Когда я получал образование психолога, я устроился работать в продажи. Если бы тогда уже были какие-то квалификационные стандарты, связанные с тем, кто может работать в данной сфере, то, наверное, я не смог бы дойти до уровня менеджера среднего звена и впоследствии заниматься рекрутингом, не закончив ещё институт. Таким образом, я бы не попал в тренинговый бизнес, поскольку мой опыт в этой сфере произошёл на стыке полученных знаний в ходе работы при подборе сотрудников и последующего моего высшего образования.

Елена Зелинская, журналист, президент общероссийской общественной организации работников СМИ «МедиаСоюз»

— Эта мера характеризуется двумя главными обстоятельствами. Во-первых, она архаична, это даже не XX, а скорее XIX век. Лично я работаю по специальности, у меня в дипломе так и написано — «журналист», поэтому ко мне вопросов ни у кого быть не может. Но сегодня журналистская, информационная отрасль развивается теми людьми, которые работают на стыке профессий. Во-вторых, сегодня трудовой кодекс и наша практика устроены так, что работник в нашей отрасли (журналист, корреспондент, редактор и т. д.) очень зависим от работодателя, он практически бесправен. Его принять на работу и уволить очень легко. Все это хорошо знают. Предлагаемый законопроект поставит человека в ещё большую зависимость от начальника. Тут проскальзывает самая главная идея, которая в последнее время движет нашими депутатами, — пришпилить человека к какому-то конкретному месту, начать контролировать, сделать его ещё более бесправным, вот на что нацелен этот законопроект. Он сам по себе написан людьми, которые не соответствуют ни тому, что написано у них в дипломах, ни своим должностям.

Сейчас всё зависит от реакции общественности: если мы выскажемся, дадим свою оценку этому неприемлемому законопроекту, то нам хоть ненадолго удастся привести думцев в разум.

Если всё же поправки к Трудовому кодексу примут, то всё это обернется тем, что они не будут выполняться, ведь тогда придётся в первую очередь уволить Константина Львовича Эрнста, он закончил биологический факультет, уйдёт с работы Алексей Венедиктов, учитель по образованию, и другие известные и талантливые люди.

Оставить комментарий (9)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество