aif.ru counter
5011

Ни себе ни людям. Из-за кого гектары земли зарастают бурьяном

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. К рублёвым берегам 02/04/2014
Геннадий Михеев / Из личного архива

Земля-матушка

Евгений Василенко, фермер из станицы Каневской Краснодарского края, земледельцем оказался случайно: 

- Я работал архитектором в Москве, а родители с тремя младшими братьями в станице жили. У отца было небольшое хозяйство, он с партнёрами возделывал землю, выращивал птицу. И всё было хорошо, пока не случилось горе: отец погиб. Мне пришлось вернуться. И как будто так и должно было произойти: я понял - меня земля зовёт... Стыдно и перед ней, и перед памятью отца.

День у 29-летнего фермера начинается в 7 утра, а заканчивается за полночь. Но это сейчас. Когда начинал, даже не понимал, когда спал. Днём - в поле, а по ночам документами занимался. За последние 5 лет, как пришёл в сельское хозяй­ство, ни разу толком не отдыхал. 

- Говорят - земля-матушка. Да, когда она родит урожай, это так. Но поначалу она похожа на ребёнка, которого надо пестовать. Оберегать от засухи, ливней, вредных насекомых. Это завод можно закрыть на замок, на неделю уехать, а потом продолжить работу. С землёй такое не пройдёт. Чтобы был результат, всё время надо быть рядом, бережно относиться, правильно ухаживать. 

В общем, пожалел фермер Василенко заброшенное садоводческое товарищество на въезде в станицу, земля которого давно заросла бурьяном. И это на такой плодородной земле, где только палку воткни да водой полей!..

- Зря надеялся. Оказалось, что мне самому нужно найти всех собственников этих участков. У каждого из них выкупить, сделать межевание, возможно, пройти через суды, поставить на кадастровый учёт, выкорчевать деревья. Представляете, сколько времени и денег на это уйдёт? Эта земля для меня станет золотой! Получается, пусть лучше она пропадает, чем работает? Мне иногда кажется, что она плачет...

И таких заброшенных земель в одном Краснодарском крае в 2012 г. было 138 тыс. га. Тогдашний кубанский министр сельского хозяйства заявил, что власти региона будут изымать неэффективно используемые земли. 

- Почему бы государству документы на все эти неиспользуемые земли централизованно не привести в порядок, - предлагает Виктор Фыса, фермер, - а потом сдавать в аренду либо продавать частникам? Уверен, эффект будет. Фермеры будут заняты своим делом, а не решением бумажных проблем.  

Кто виноват?

«Только в этом году посевные площади региона сократятся на 1,5 тыс. га, причём в некоторых районах области снижение обрабатываемых земель составит до 43%», - сообщил на оперативном совещании при губернаторе Сергей Иванов, директор департамента АПК Костромской области.

Что делать, чиновник не сказал, а вот работающие на земле люди это знают.

«С 2010 г. наши суды отказываются принимать решения об оформлении земельных участков фермерам в счёт никем не востребованных земельных долей, - рассказывает Александр Лазутин, фермер, руководитель некоммерческого партнёрства «Костромской аграрный союз». - Почему - непонятно, ведь в том же 2010 г. в федеральное законодательство внесены поправки. Согласно им бывшие пайщики могут выдать доверенности главам сельских поселений, а те в свою очередь должны были до 1 июля 2013 г. сформировать новые земельные участки из невостребованных земельных долей. И что? Ничего, тишина! Чиновники прикрываются своим правом - делать или не делать. При этом они прекрасно понимают, что никакой ответственности за невыполненную работу не понесут».

- Я сама сталкивалась с таким же отношением. И, когда совсем достало, написала письмо прямо президенту. Мол, у меня сейчас около 300 баранов, для них нужны выпасы. Земли пустуют, а мой скот голодает, - делится своим секретом успеха Ирина Гайсина, директор фермерского хозяйства в Пермском крае. - 2 года шли утряски, и наконец мне выделили 120 га.  

Главная ценность 

Но не всем же писать письма в Кремль. Вот герой нашего материала (см. «АиФ» № 41 от 2013 г.) Алексей Соколов, фермер из Свердловской области, этой весной остался один на один со своей пашней. И решил написать лидерам партий и даже выдающимся деятелям культуры, как бы выступающим в защиту крестьян. Нет ответа! А проблема у него совсем другая: земель много, только каждый год проволочки оборачивается их полной потерей - они просто зарастают лесом. 

- Меня часто спрашивают, зачем я занимаюсь делом, которое не приносит большого дохода, но в которое приходится вкладываться и вкладываться. Во-первых, я с детства приучен родителями к крестьян­скому труду. Во-вторых, я родился в этой деревне, и душа болит за неё, умирающую, за земли, которые кормили несколько поколений, а сегодня оказались никому не нужными. Я пытаюсь отвоевать их у леса. У меня 321 га земли, 80 из них засеивается пшеницей. Никому не понять, чего это стоило! С высоких трибун призывают: разрабатывайте брошенные земли, поможем! А на деле мы, фермеры, оказываемся один на один со своими проблемами. Мне кажется, государство должно быть заинтересовано в помощи начинающим фермерам. А они, в свою очередь, крепко встав на ноги, отдадут ему плоды своего труда. Разве нет в этом взаимной заинтересованности? Из кабинетов не разглядеть, чем живут фермеры. Пусть представители власти приезжают пожить с нами в наших хозяйствах, поесть из одной тарелки, выйти с нами на поля. Сегодня же всё идёт к тому, что плодородные земли сплошь лесом зарастут. Небольшие хозяйства закрываются, скоро и большие п­остигнет та же участь. Но ведь это наша земля! Земля - это хлеб, а значит, жизнь. Земля - главная ценность, которая есть у России.  

Эту истину хорошо понимают иностранцы. Зарубежных владельцев и фермеров в России всё больше. Они знают:  нефть и газ - это хорошо, но не замена хлебу и маслу...

Продаем страну

​Пока в одних регионах никому не нужные поля зарастают бурьяном, в других за каждый квадратный метр плодородной почвы идут настоящие войны, считает Сергей Шугаев, председатель общественной организации «Сельская Россия»:

- Нашу землю потихоньку через подставные компании скупают китайцы и европейцы. Разбазариваем наш стратегический ресурс, тогда как сами могли бы его использовать при грамотном госпланировании. Что делать?

Во-первых, нужна программа мониторинга земель. Минсельхоз только-только запустил спутниковую систему слежения. Будет она работать как положено - мы сможем увидеть, где и какие площади чем засажены, какие удобрения вносятся. Тогда можно будет буквально рассмотреть необработанные участ­ки и, если они перспективные, оперативно вложить туда госсубсидии. 

Во-вторых, необходимо, чтобы государство убрало бумажные препоны между крестьянами и землёй и ввело грамотное сельхозпланирование. Сельское хозяйство нельзя кинуть в рынок - оно работает на продовольственную безопасность страны. 

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы