125

Работают ли в России антикоррупционные законы?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. Как нас губит молоко 08/02/2012
Для честного коммерсанта в России два пути - сума или тюрьма? Фото Валерия Христофорова

Прошло больше двух лет с момента смерти в камере СИЗО юриста Сергея Магнитского, вскрывшего одну из самых громких коррупционных схем последнего времени. Этой весной ему могло бы исполниться 40 лет...

Какие выводы сделала власть из той трагедии, стала ли борьба с оборотнями в погонах эффективнее? Об этом «АиФ» поговорил с Кириллом Кабановым, председателем общественной организации «Национальный антикоррупционный комитет».

«АиФ»: - За время, прошедшее после смерти Магнитского, президент Дмитрий Медведев предпринял немало конкретных шагов. Помимо того что Дума приняла целый пакет антикоррупционных законов, было либерализовано уголовное законодательство, принято постановление правительства с перечнем заболеваний, носители которых не могут находиться под стражей.

К.К.: - К сожалению, эти изменения пока трактуются следователями и судьями весьма вольно и поэтому почти не работают. Люди продолжают умирать в камерах. Как это случилось в СИЗО с обвинявшейся в мошенничестве предпринимательницей Верой Трифоновой. Уже после Магнитского в российских след­ственных изоляторах скончалось не менее пяти заключённых. В московских СИЗО сегодня находится около 60 человек, которым требуется срочное лечение. В целом по стране их сотни! Недавно на встрече с генпрокурором Юрием Чайкой и председателем Следственного комитета России Александром Бастрыкиным мы передали материалы находящихся за решёткой и страдающих тяжелейшими заболеваниями Владимира Фёдорова, Тельмана Мхитаряна и др. Если по ним в ближайшее время не будет принято решение, беды не избежать.

Практически полностью саботируется указание привлекать к ответственности сотрудников, фабрикующих заказные дела. Даже за смерть Магнитского до сих пор никто не наказан. Более того - почти все участники расследования получают новые посты и звания! Один из фигурантов этого дела полковник Наталья Виноградова успешно делает карьеру, несмотря на информацию о её причастности к другим серьёзным нарушениям. Ещё один пример - прекращение уголовного дела в отношении следователей, отпустивших (вероятно, не безвозмездно) задержанных участников убийства Егора Свиридова. Именно эти события привели к побоищу на Манежной площади.

Все повязаны

«АиФ»: - Как выглядит процесс давления на коммерсантов и бизнесменов? В чём его основная цель?

К.К.: - Схема такова: заказчик - это может быть делец-конкурент, чиновник или представитель силового блока - кладёт глаз на принадлежащий честному коммерсанту бизнес или на его собственность. Когда не удаётся «отжать» желаемое по-хорошему, в дело вступает полиция и другие правоохранители. Там начинают расследования, в ходе которых обвиняемого сажают в камеру, где начинают «ломать», принуждая переписать собственность на другое имя.

Примером может служить история Алексея Сорокина, предпринимателя из Владивостока. Сначала ему предъявили обвинение в клевете на прокурора. Потом добавили статьи «мошенничество», «убийство» и даже покушение на губернатора. По моему мнению, всё это делалось лишь для того, чтобы оставить тяжелобольного под стражей и отнять у него крупный торговый центр. В такой ситуации ухудшение здоровья «терпилы» (так на уголовном жаргоне называют жертву произвола) всем только на руку.

«АиФ»: - Всем - это кому?

К.К.: - В схеме участвуют и следователи, и прокурорские работники, и судьи. Иногда ими руководят теневые «операторы» из Федеральной службы без­опасности, курирующие силовиков и имеющие влияние на участников криминальных проектов.

«АиФ»: - А если жертва проявляет упрямство и отказывается «сотрудничать»?

- Ей выносят реальный приговор и отправляют по этапу. Наши суды, оправдывающие мизерное число подсудимых, зачастую выступают в роли последнего звена этой карательной цепочки. При этом у всех заинтересованных органов включается круговая порука. Ведь смерть или даже серьёзное ухудшение здоровья заключённого в СИЗО - преступление, остающееся на совести администрации изолятора и правоохранительных органов. Найти виновного нельзя, иначе пострадает вся система. Имитируя защиту государственных интересов, эта система получает огромные доходы. Работа по охране порядка и защите закона стала для таких оборотней колоссальным бизнесом.

Пугало для денег

«АиФ»: - Чем это может обернуться и для самих преступников, и для всей страны?

К.К.: - Взяточники относятся к России как к месту заработка и зачастую оказываются неуязвимы. Они давно купили за границей недвижимость и перевезли туда родственников. Вспомните хотя бы первого замначальника департамента экономической безопасности МВД Андрея Хорева, сбежавшего от следствия... Между тем, оставаясь безнаказанными, коррупционеры настраивают народ против государст­ва. Если не принять срочных мер, вести честный бизнес в стране станет почти невозможно. Уже страдает инвестиционная привлекательность России. Предприниматели могут работать лишь под надёжным покровительством, растущие запросы взяточников всё активнее толкают капиталы за границу.

«АиФ»: - Что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию?

К.К.: - Начать очищение необходимо - и тут я согласен с предложением президента - с инстанции, которая отвечает за справедливость в государст­ве, то есть с судов. А всех лиц, принимавших участие в травле и лишении здоровья и жизни людей, нужно выявить и сурово наказать.

Оставить комментарий (13)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы