1029

Здесь рыбы нет. Камчатка рискует остаться без промысла?

Золотая лихорадка — понятие для многих знакомое. В одной только литературе описано немало ситуаций, когда в погоне за драгметаллом люди попадали в разные ситуации.

Такой же сценарий сегодня развивается на Камчатке, где порой слишком активная добыча драгметалла может привести к проблемам с экосистемой и нарушению традиционного нереста рыбы. 

Камчатку, как можно узнать из разных источников, называли русским Эльдорадо. При этом стоит понимать, что поиск и добыча золота — это не просто раскопки. Это целый промышленный процесс, который предусматривает появление отходов. Как описывали эксперты в своих докладах, некоторые компании такие отходы попросту сливают в реки, ручьи и другие водоемы. Такое загрязнение становится причиной того, что рыба, которой славится регион, на нерест не идет и гибнет.

Экологи, отслеживая развитие ситуации в крае, бьют тревогу. Однако, несмотря на все обращения в различные инстанции и петиции, переломить ситуацию пока никак не удается. Проблемы рыбного хозяйства, скорее всего, мало волнуют золотодобывающую компанию. Правда, новый глава региона сейчас старается добиться баланса и работает над тем, чтобы основные драйверы развития региона были в целости и сохранности. «Таким образом, две ключевые ставки для развития новой экономики Камчатского края — это туризм и Северный морской путь. Ну и, разумеется, развитие рыбной отрасли, поскольку, в отличие от нефти и золота, спрос на дикую северную рыбу будет расти», — сказал  губернатор Камчатки Владимир Солодов.

Одна из таких новых точек добычи золота появилась на месте слияния рек Камешковой и Быстрой: здесь добычей золота планировала заняться компания «Дальстрой». Правда, сейчас работы приостановили. Вторая точка на карте — работы на Асачинском месторождении. Тут за золотодобычу отвечает АО «Тревожное зарево». Его собственники — управляющая компания «Транс-сибириан голд менеджмент» — базируются в Британии. Интересно, что лицензию добытчик получил до 2024 года.

Ситуация с экологией беспокоит камчатцев. Экологи тревожатся, ведь разрешения у золотодобытчиков есть, а урон экологии может быть нанесен ощутимый. Как раз здесь проходит нерест рыбы. Местные власти лишь разводят руками, ссылаясь на то, что компания выиграла тендер. И, хотя, по их мнению, все было сделано по закону, результат может быть очень негативным, уверены эксперты.

Если изучить вопрос тщательнее, становится понятно, что получить разрешение на добычу не так сложно, как кажется. За рубежом сделать это гораздо труднее, так как требуется большое количество согласований. В России же пока процесс более либеральный. Но все же нельзя не отметить первые шаги в сторону ужесточения. Так, например, после визита Юрия Трутнева на Камчатку было озвучено поручение Минприроды о выработке механизма учета интересов регионов в процессе выдачи разрешения на разработку недр. Также с инициативой о необходимости учета интересов регионов в данном вопросе выступил и врио губернатора Камчатского края Владимир Солодов. Юрий Трутнев с ним согласился. «В законодательстве отсутствует согласование с субъектом РФ по участкам недр, относящимся к федеральной компетенции. Это сделано, чтобы не было лишнего административного барьера, чтобы сделать процедуру более прозрачной. Но на примере Камчатки я с вами скорее согласен. Либо внесем изменения в законодательство, либо рассмотрим еще несколько механизмов, которые позволят на выходе добиться того же результата. Мы в ближайшее время постараемся региону такой инструмент дать», — сказал он.

Вице-премьер Дмитрий Чернышенко в процессе визита на Камчатку поддержал все эти предложения и пожелания и отметил, что мораторий на выдачу лицензий надо ввести уже сейчас. При этом работу проектов, на которые уже были выданы разрешительные документы, следует приостановить и внимательно изучить деятельность золотодобывающих компаний: ущерб от их деятельности может сказаться на развитии региона.

Стоит понимать, что золотодобытчики нередко становятся участниками судебных разбирательств. Так, например, одно из нарушений экологических норм было оценено в 10 млн рублей и затронуло территорию Асачинского месторождения. Но с компании-нарушителя — АО «Тревожное зарево» — суд взыскал всего несколько тысяч рублей.

Также ранее Северо-Восточное управление Росрыболовства выставило иск к «Тревожному зареву» на 325 тысяч рублей: тогда в Семейном ручье, который впадает в реку Асачу, и в самой Асаче погибла рыба. Камчатский суд принял довольно неожиданное решение: отказал в иске Росрыболовству, а еще -  обязал ведомство оплатить компании-ответчику 100 тысяч рублей.

Тут стоит вспомнить, что учредители компании — британцы, штаб-квартира компании — в британском городе Сент-Неоте. А значит, прибыли, скорее всего, уходят напрямую за рубеж. И это может являться причиной того, что добытчики относятся к экологии не особенно бережно: не свое же.

В целом к компании было предъявлено 33 иска, но из судебных процессов она выходила с минимумом потерь.

При этом природа здесь как раз особенно нуждается в защите и поддержке. Участок, где работает компания «Тревожное зарево», входит в Южно-Камчатский природный парк. Площадка рудника граничит с Семейным ручьем, в который впадает Левый Асачинский ручей. А его устье находится на территории, граничащей с приштольневой площадкой рудника. Асача впадает в бухту, которая ранее, до середины апреля 2019 года, являлась частью государственного биологического  заказника областного значения «Берег Чубука». Тут обитают редкие животные, которые охраняются законом. Кроме того, именно эта местность считается рыбным золотым дном: сюда на нерест могут заходить ценные породы лосося. По мнению экологов, рыба здесь появляется реже, чем раньше.

«Берег Чубука» бывший губернатор Виктор Илюхин вывел из-под статуса заказника, подписав соответствующее постановление в 2019 году, и это дало возможность золотодобывающей компании здесь работать.

Экологи уже давно говорят о том, что шахтные воды компании-добытчика, которые,  скорее всего, загрязнены взвешенными веществами и даже нефтепродуктами, должны проходить очистку, но вряд ли это выполняется качественно. Местный филиал Росрыболовства не раз выявлял нарушения со стороны компании, фиксируя «систематический несанкционированный сброс промышленных отходов 3-4 класса опасности», который приводил к «техногенному загрязнению, ухудшению и уничтожению среды обитания лососевых рыб и водных биоценозов ручья Иреда и реки Вичаевской».

Ученые КамчатНИРО, исследовали подходы «Тревожного зарева» к очистке сточных вод и защите окружающей среды. Документы оказались переработанными, в результате чего сточные воды нередко сливаются напрямую в воду. Кроме того, по показателям видны существенные превышения. При этом, если компания расширит свои мощности (а такие планы имеются), объем сточных вод может стать существенно больше.

А ведь именно рыба дает краю большой доход. В минувшем году краевой бюджет получил от добычи рыбы 32% доходов и лишь 3,2% — от горнорудной промышленности, то есть рыба дает Камчатке в 10 раз больше! А по данным «Камчатстата», именно предприятия рыбной отрасли и торговли обеспечили в 2018 году значительное улучшение финансовой ситуации в Камчатском крае.

В сравнении с другими регионами Камчатка явно не является драйвером экономики в плане золотодобычи. Здесь добывают 6 тонн в год. По другим регионам цифры заметно выше: Чукотка – 32 тонны в год, Якутия — 36, Магадан — 46. С приоритетами все становится ясно: именно рыба для Камчатки — основной ресурс.

Ситуацию в регионе отслеживает и фонд WWF России при поддержке Фонда президентских грантов РФ. Спутниковый мониторинг вод в июне показал, что реки загрязнены сразу в трех регионах Дальнего Востока. Причем объем немаленький: по протяженности — полторы тысячи километров. Фонд отмечает, что ситуация может нанести непоправимый ущерб природе.

Директор Камчатского филиала Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН, доктор биологических наук Алексей Токранов считает, что нельзя исключить добычу полезных ископаемых, но нужно максимально сохранять природу: «Есть такое понятие, как отложенное воздействие. Если произойдет заиление дна, нерестилища вообще придут в негодность, так как лососевые нерестятся в грунте, для них очень важно, чтобы дно было чистое».

Врио министра природных ресурсов и экологии Камчатского края Алексей Кумарьков подчеркивает, что добыча полезных ископаемых на Камчатке — это часть региональной экономики. «Но все нужно делать рационально и при условии строгого соблюдения законодательства, — считает Алексей Кумарьков. — Весь вопрос в правоприменении и качественном государственном надзоре, в том числе рискоориентированном. Нет плохих или хороших отраслей, есть условно хорошие и не очень компании, кто работает ответственно и кто работает не вполне ответственно. Первых мы будем поддерживать, вторых — очень настойчиво поправлять».

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы