369

Скорее жив. Что происходит с бизнесом после самоизоляции?

Из-за ограничительных мер, введённых в связи с необходимостью остановить распространение коронавируса, бизнес оказался в непростой ситуации. Как он чувствует себя сейчас, когда жизнь возобновляется, рассказываем на примере нескольких предпринимателей из разных городов страны.

Работали, но доход снизился на 90%

Галина Алексеева — финансовый директор сети оптик и офтальмологической клиники в Орле. Бизнес семейный. В 2011 году они с мужем открыли первый магазин очков. В 2013-м — глазной центр. Супруг Галины Андрей — известный в городе офтальмолог, хирург. Сейчас бизнес стал сетевым: 6 оптик и 1 клиника. За это время чета предпринимателей привыкла держать удар. 

«Были разные ситуации, но мы всегда находили решение, — говорит Галина. — Пандемия — опыт, который получили впервые. Таких ситуаций не было никогда». 

Оптики открылись в Орле через неделю после начала самоизоляции. Клиника работала весь период ограничений для оказания экстренной помощи, в том числе по системе ОМС. «Нас включили в территориальную программу, а объёмов регион нам не выделил. Боремся с этим, стараемся, чтобы нас услышали. Мы можем поддержать бюджетные учреждения, которые в городе были закрыты, и больницы скорой медицинской помощи, областную клиническую больницу. Ни одна из них не оказывала амбулаторную хирургию», — поясняет предпринимательница. 

Она рассказывает, что с глазными заболеваниями людям нужно помогать сразу. Если не оказать помощь немедленно, это может привести к частичной или полной потере зрения. Пациенты клиники — в основном люди в возрасте, у которых имеются и побочные заболевания, поэтому в случае проблем с глазами счёт идёт на дни, а часто и на часы. Но всё в Орле было закрыто, работали только некоторые государственные клиники поблизости — в Самаре и Саратове. 

Однако несмотря на то, что клиника Алексеевых работала, доходы во время самоизоляции снизились на 90%. Сначала бизнесмены потратили все накопления на оплату кредитов и зарплаты сотрудникам. 

«Главное для нас было не распустить коллектив, — рассказывает Галина. — Каждый из наших сотрудников — жемчужина. У нас медицинская сфера, опытные специалисты на вес золота. Мы готовы были потратить все свои деньги, лишь бы люди продолжали работать у нас».

Когда деньги закончились, стало очевидно, что нужно обращаться за займами. И тут помогли программы господдержки предпринимательства. В ВТБ компании предложили реструктурировать действующий (взятый до 1 апреля 2020 года) кредит со снижением ставки на 2/3. Это значит, что в течение 6 месяцев заёмщик получает отсрочку, и ставка сокращается до 1/3 от действующей по договору, остальное компенсируют государство и банк. 

Оформили всё быстро. А учитывая, что общая сумма займа составляет 40 млн рублей, помощь государства получается существенная. Кстати, несколько лет назад кредит, взятый в ВТБ, помог супругам существенно расширить площадь своей офтальмологической клиники, они купили под неё здание в Орле. Сейчас медицинское учреждение расположилось на площади более 1200 кв. м. Есть просторные операционные, комфортные палаты для пациентов и продуманные с точки зрения удобства и функциональности кабинеты для врачей. 

Теперь бизнесмены собираются взять ещё один льготный кредит — на заработные платы сотрудникам. Такие кредиты в рамках программы господдержки предпринимательства выдаются на срок до 12 месяцев со ставкой 0% на первые полгода и 2,5% — на оставшийся период. 

Железная дисциплина в индустрии красоты

Оставаться красивой — мечта любой женщины, считает учредитель томской компании «Эстетика» Елена Завьялкина. Она бизнесвумен почти 30 лет. В 1992 году предприниматель основала свою первую компанию, которая работает и сегодня. Предприятие занимается поставками медицинского оборудования и расходных материалов к нему в многопрофильные клиники. 

В 2012-м возникла идея создать дополнительный бизнес в сфере красоты. Возникла и сразу стала делом. Уже 8 лет компания Завьялкиной поставляет клиникам, салонам красоты и обычным женщинам профессиональные средства по уходу за кожей. Кремы, сыворотки, пилинги, инъекционная косметика продавались на ура до апреля этого года. 

«В середине весны, как гром среди ясного неба, грянул COVID-19. Мы закрылись на 2 недели. Потом начали продавать с доставкой средства индивидуальной защиты и антисептики, но этого было слишком мало, — говорит предпринимательница. — Распускать коллектив не хотелось: я считаю, что кадры решают всё. А выручки в кассе практически не было». 

В первые же дни самоизоляции Елена связалась с банком. Когда президент анонсировал программу помощи бизнесу, обрадовалась. Это был шанс, вспоминает она. Как только вышли соответствующие постановления правительства и в банке были приняты решения по поводу реструктуризации текущих кредитов, ей из ВТБ сразу об этом сообщили. И Елена поспешила подписать все допсоглашения к кредитному договору, тем самым уменьшив платеж на 2/3.

«Когда вышло постановление о выдаче льготных кредитов на заработную плату сотрудникам, я тут же отправила заявки и в течение нескольких дней получила средства из расчёта МРОТ на каждого сотрудника на полгода», — вспоминает Завьялкина. 

Это немного, но в условиях отсутствия выручки полученная сумма стала спасательным кругом, который позволил сохранить коллектив. До конца октября по этому займу ставка составляет 0%. На оставшийся период — по ставке 2,5% годовых. И так до мая следующего года. Деньги невозможно использовать на какие-то другие цели — только на зарплату сотрудникам.

Сейчас Елена Завьялкина наблюдает восстановление деятельности. Клиники и салоны в Томске начали работать в майские праздники. В последний месяц весны у её компании по сравнению с аналогичным периодом прошлого года было снижение прибыли на 50%. В июне ситуация начала улучшаться: сейчас снижение уже 30-40%. Предпринимательница надеется, что второй волны эпидемии не будет и к осени ситуация вернётся к плановым показателям.

Остались самые стойкие

Сеть быстрого питания «Монтана» в Кемерове знают все. Почти в каждом торговом центре города есть её рестораны. Владеть собственным общепитом Евгений Шалюта мечтал с детства. И когда обстоятельства в 2012 году сложились таким образом, что это стало возможным, он долго не раздумывал — тут же взялся за организацию бизнеса. 

Всё шло хорошо, компания развивалась. Но в конце марта 2020 года гостей стало приходить всё меньше и выручка катастрофически падала, вспоминает предприниматель. Не спасало даже то обстоятельство, что предприятие доставляло корпоративное питание для таких крупных компаний, как «Леруа Мерлен», «Тойота», и городских офисов. А в апреле и вовсе все рестораны закрылись. Сначала была надежда, говорит Евгений, но с каждой неделей становилось понятно: быстро не откроемся. 

Сотрудники банка ВТБ связались с ним сами. Позвонили и предложили воспользоваться льготными кредитами по программам господдержки. В тот момент он понял, что повезло. Бизнесмен оформил два займа: кредит на выплату зарплаты сотрудникам под 0% на полгода и кредит на восстановление деятельности под 2%. 

На оформление займов ушло всего несколько дней с учётом открытия счетов. Помощь оказалась существенной — по словам Евгения, он смог выдохнуть и не задумываться каждый месяц, где брать деньги на зарплаты, а заняться развитием предприятий в условиях новых реалий. 

Сейчас совладелец сети ресторанов «Монтана» ожидает снятия ограничений. Предприятия общественного питания в Кемерове открыли 1 июля. Из 7 своих заведений он пока открыл 5. Сейчас компания занимается обучением сотрудников, стажировками и обновлением меню. «Когда откроемся, хочу порадовать своих гостей чем-то новым», — с улыбкой добавил бизнесмен. 

«Простая еда» в непростой ситуации

В Йошкар-Оле есть своя сеть — «Простая еда». В ней кафе самообслуживания и кулинармаркеты — магазинчики готовой еды. Знают и любят их не только горожане, но и туристы, хотя бы раз посетившие столицу Марий Эл. Сеть кормит действительно вкусно. Туристов в город приезжает немало, и летом через точки продажи в среднем проходило 10 тыс. человек. 

Бизнес развивался активно, но... «В двадцатых числах марта мы почувствовали резкое падение выручки в наших кафе», — говорит управляющая брендом «Простая еда» Суфия Хисматуллина

28 марта все заведения общественного питания закрыли. Сотрудников «Простой еды» отправили на самоизоляцию. После консультаций с Роспотребнадзором с соблюдением всех предписанных им мер предосторожности продолжили работать кулинармаркеты. Еда для таких магазинов готовится на централизованном производстве и доставляется в готовом виде. Продукты упакованы полупромышленным способом и реализуются с холодильных горок, как в магазине. 

Однако выручка в кулинармаркетах упала в 3 раза. Покупателей было мало: большинство граждан дисциплинированно соблюдали режим самоизоляции весь апрель. 

«От кафе, в которых работает более 200 человек, напомню, выручки вообще не было. Первые две недели апреля был полный шок от происходящего. Сидели и думали: как долго мы протянем? Без поступления денежных средств нет никакой возможности оплачивать огромную аренду и платить зарплаты», — вспоминает Суфия. 

При этом четвёртое кафе «Простая еда» открыли всего за пару месяцев до начала пандемии — в декабре 2019 года. «Очень много денег было инвестировано туда. А никаких сверхприбылей в общепите нет. Поэтому была и паника, и другие противоречивые чувства. Приходили мысли всех сократить и отправить на биржу труда, чтобы хоть как-то людей поддержать», — рассказывает управляющая. 

Но когда президент объявил о мерах поддержки бизнеса, напряжение у руководства бренда «Простая еда» немного спало. «Мы поняли, что, скорее всего, сможем сохранить коллектив, — продолжает Суфия. — Не сократили ни одного человека. К середине мая после объявления всех мер по поддержке пострадавших отраслей стало ещё легче и оптимизма у нас прибавилось». 

Когда самоизоляция только началась, у компании не было интернет-магазина и сайта. Но бросили все силы на организацию онлайн-заказов — выкрутились. Сначала воспользовались конструктором сайтов, а через месяц доработали собственный. 

«Если честно, интернет-доставка не особо и выстрелила. Во-первых, люди сидели дома и готовили сами, во-вторых, экономили, в-третьих, у нас в регионе пока массово не сформировалось такое покупательское поведение. Да и работаем мы в низком ценовом сегменте — обед до 200 рублей», — говорит управляющая брендом «Простая еда».

18 мая компания получила первую помощь — субсидии из расчёта 1 МРОТ на 1 сотрудника. Это позволило выплатить зарплату за апрель. 16 июня поступил второй транш, также на выплату заработной платы. 

В конце мая начали поступать предложения от ведущих банков об открытии безвозвратных кредитных линий при условии сохранения численности персонала до 1 апреля 2021 года. Оперативнее всех сработал ВТБ. Без лишних проволочек и справок открыл кредитную линию более чем на 40 млн рублей. 

«Мы воспользовались предложением, потому что всё время до пандемии стабильно развивались. Наши кафе пользуются большой популярностью, и пока нет предпосылок, что может быть иначе», — поясняет Хисматуллина. 

Всю полученную помощь предприятие направит на выплату зарплат сотрудникам и погашение текущей задолженности по обязательствам перед партнёрами.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы